Нашел? Поделись!

Саша Андер

Да, Содом!

опубликовано 30.07.22 в 15 : 33

Когда разрушен ледовый покров,
выход на лед – запрещен и опасен!
Программа уже запускается и не
нужно дергать ее еще раз, чтобы
перезапустить и умножить сущности
окон на экране мозгового девайса.
Сообщения плодятся, все на взводе,
прорастают русские цветы зла, —
как прекрасно, не правда ли?
Ты приходишь без предупреждения
в заблеванном параде и дрожишь
в дверях. – Проходи, мой милый!
Падаешь молчаливо и только озноб
шевелит твои губы. В твоих глазах
кости становятся керамической посудой
для тех, кто окопается в земле.
Ты прошел сквозь двор, в котором
под снегом плита с одной лишь надписью –
didaleus. Ты весь в долгу и краткосрочен,
так останься сегодня здесь со мной, ахиля.
Я никому не скажу, что ты приходил.

• • •читать полностью

Ритуальная еженедельная стирка, белое, темное, ритуальная система развешивания белья, у каждого своя. Сушилка большая, раскладная, семь прутьев в длину, два по шесть прутьев в ширину, куплена в Дембно, Нойдамм, Ноймарк, Восточная Пруссия; если ехать с запада, то влево от Кюстрина-на-Одере. Будь у Пана Бога такая сушилка, у него было бы больше времени для медитации и он дал бы Жукову свободный проход через плацдарм, отведя войска неприятеля, которому уже нечего было ловить, но, как сказал один поэт, будь у дяди сиськи, он был бы тетей. И по сей день в районе Зеелова чувствуешь запах большой крови, пролитой то ли задорого — это как посмотреть —, то ли задешево, но как ни смотри, по цене крови.

Ежедневная половинка от давления. Когда предстоит стресс, то две.

Давления крови, I mean.

Ритуалы продлевают жизнь, таблетка продлевает жизнь, таблетки тоже ритуал, все вместе привело к невиданному прогрессу: продлению средней продолжительности жизни на двадцать лет. Или — на больше?

• • •читать полностью

Книги   •   Яна Юзвак

Неба полигон


Это третья книга московского поэта Яны Юзвак - автора "не имеющего аналогов" венка парасонетов "Рукомесиво".

Переводы   •   Сергей Морейно

Роман Хонет
«Псы и память»


Закрыв книгу Хонета (род. 1974, Краков) — «алису» (1996), «прямиком в ад, сыне» (1998) или «играй» (2008), — понимаешь, какие мы все друг другу чужие. Даже если свои. Самый близкий, родной человек может внезапно взять и уйти — насовсем. Ото всех — с Земли под землю. На этом факте изначальной несродности строит Хонет свою поэзию. Чтобы не строить на рассыпающемся песке веры в вечную или хотя бы продолжительную любовь и дружбу, в счастье или завтрашний день, он ставит дом на льдине; наподобие иглу.

Анастасия Векшина, первый переводчик Хонета на русский язык, писала в 2012 году: «Поэзия Романа Хонета состоит из песка, теней, животных, птиц, больных и мертвых тел. Это поэзия анатомическая, ‘копающаяся в прахе’, — попытка примирить полет и разложение». Тогда это было так; сегодня это почти так. Сказанное относилось прежде всего к томикам конца прошлого — начала нового века, то есть, к периоду поисков и конструирования «загробных, подземных, пограничных миров, ненароком пересекающихся с нашим миром где-нибудь в зеркале лифта или пруда». В двух последующих сборниках Хонет нашел способ: попросту не замечать разницы между полетом и разложением. «Апофеоз частиц» как апофеоз жизни. Точно так же предлагающая регулярные трипы в Зазеркалье поэзия — в целом — избавляет нас от вопроса «реальна ли жизнь», тем самым примиряя с нашей, кажущейся нам реальной жизнью. А еще порой кажется, что Хонет случился, чтобы поэзия польская могла, наконец, смелее выходить из тени Милоша и Шимборской. «Я — младенец, не способный отличить краюхи от зернышка тмина», — Чеслав Милош в «Песнях Адриана Зелинского» (1943–44) намекал на то, что взрослый-то как раз способен; более того, вынужден различать, выделять, избирать. Вовремя тормозить. На маршруте в запределье поезд Милоша обычно не пересекал границ тени, но следовал вдоль них, предпочитая обзорные экскурсии: «Посмотрите налево, не смотрите направо!» Таким образом впоследствии формировалась удобная и красивая поэтика взвешивания и раскладывания по полочкам в рамках разумного сопоставления. В ней хорошо чувствовали себя не только старшие Адам Загаевский или Анджей Сосновский, но и младшие Яцек Денель или Иоанна Лех, активно утверждающие себя «вне Милоша»: «тень/ есть в каждом из нас...»

Один из самых значительных поэтов сегодняшней Польши. Премия им. Виславы Шимборской (2015). Книги: «пятое королевство» (2010), «моим был мир был мир» (2015), «тихие псы» (2017). В издательстве Ивана Лимбаха планируется выход книги «псы памяти» (150 стихотворений): «шепот напоминает ужа/ только вертикален...»

Видеоархив

PlaceНигде 2014. Франкфурт.

Франкфурт, 21 Январь 2014 г.
читали:   
21 января кастоправы под флагом передвижного поэтического фестиваля PlaceНигде выступили во Франкфурте, в замечательной галерее Platform Sarai. Читали за общим столом, в веселой и праздной домашней атмосфере.

Цареубийство 1 марта 1881 года, когда от рук бомбометателей погиб освободитель крестьян император Александр Второй, стало символом открытого противоборства, которое вела не ограничивающая себя средствами, не озабоченная соблюдением моральных норм и уголовного законодательства сила человеческой гордыни, сила революции против отечественной государственности. С этого дня революционное движение, в каком бы состоянии оно ни находилось, вышло на поверхность русской жизни и стало ежедневно проявляющейся угрозой спокойствию и благополучию России. Усиление революционеров в конце 19 века, заметное не только на нашей Родине - результат исторического движения, эмансипационных процессов, заложенных в культуре и самосознании эпохи. Радужное и нетворческое представление о человеческой природе, неприятие традиционных ценностей, опыта предшествующих поколений, укоренившийся и ставший чуть ли не моральным требованием антиисторизм (презрение ко всему «старому», известному в истории, предпочтение всего «нового», неизведанного, но отвечающего неким абстрактным представлениям о человеке и его назначении, о «прогрессе») оборачивались такими событиями, как взрыв на Екатерининском канале. Это также был вызов нового времени; на него предстояло дать ответ.

• • •читать полностью

Внутренние новеллы      Андрей Полонский

Россия, бля

опубликовано 14.02.15 в 01 : 44

Он ей сказал: Вот, существование…

А она ему: Зачем ты так, правда, давай лучше выпьем.

Выпили. Уже светало. Он вышел на крыльцо. Машину засыпало снегом, почти сугроб. Так просто не выехать. До Устюжны – сорок пять километров, до Бежецка – почти сотня. Как его занесло вчера сюда, одному Богу ведомо. Глупость. Поехал зачем-то в Питер северным путем. Говорили по радио, что на М-10 трубу прорвало. Пробка на десять километров. Ну и рискнул. Она голосовала на окраине Кашина. По этой дороге вообще никто никогда никуда не перемещается. Он сначала подумал, какая-то старуха до ближней деревеньки. В тулупчике, сапоги типа луноходы. Издалека не разберешь. Остановился, как не подвезти, холодно. Оказалось — Оля…

Теперь он знал, что никуда отсюда долго не уедет. Россия, бля…

• • •читать полностью

Рудаки

с 19 Март 2002 года в Касталоге Абу Абдаллах Рудаки!

"...Он вырос слепым, но был столь талантлив и восприимчив, что к восьми годам знал наизусть весь Коран и стал чтецом Корана; он принялся складывать стихи, причем такого тонкого содержания, что народ восторженно встречал их. Любовь к нему все возрастала, к тому же Господь одарил его прекрасным голосом и способностью пением очаровывать сердца. Благодаря своему голосу он стал певцом и научился игре на лютне у Абульабака Бахтияра, который был выдающимся музыкантом. Рудаки стал мастером игры, и слух о нем пошел по всему миру. Эмир Наср, сын Ахмада, Саманид, будучи эмиром Хорасана, особенно приблизил его к себе, и он пошел в гору, а богатства его увеличились до крайней степени. Как говорят, у него было двести рабов, и четыреста верблюдов шли, нагруженные его поклажей. После него никто из поэтов не имел такого богатства, и такого счастья не выпадало ни на чью долю. И еще говорят - за точность не ручаюсь, что его стихи составляют тысячу сборников и ожерелья его касыд наполнены бесподобными наставлениями"...

• • •читать полностью




Зацепило? Поделись!

друзья и единочаятели: