публикации в рубрике:

2003

Третье лицо

Алексей Яковлев. «Третье лицо».


Ступая по каменистому дну, чувствуешь, как пальцы ног касаются обмытых временем страниц. Они шелестят, сдавленные тысячами атмосфер. Прозрачность. Каждый шаг поднимает пыль или песок, что вечно перетекает по стеклянным венам мудрецов и оседает или исчезает за спиной через десятки и сотни лет. Эти облака пыли единственный признак жизни. Остальное в худшем случае становится прототипом для декораций, в лучшем - удачной находкой ловца жемчуга. "Глубина погружения зависит от глубины вдоха". Имелось ввиду от чистоты воздуха. "Хочешь, я дам тебе лучший воздух?". - Все равно, что назвать формулу удачи. Пошел вон. Я скажу им твое имя.


Сказ про то, как дед с бабкой на небеса попали

Сказка Алексея Яковлева


Лежат как-то дед с бабкой на печи. А за окном зима, вьюга, ветер пробирает до костей, снежные смерчи вьет, в дома стучится, двери распахивает.

Ну дед и говорит бабке:

- Слышь, старая, разомни-ка ты свои кости, поди, закрой дверь, а то так превратишься, на печи-то лежа, в кучу непонятную, словно воск растаявший!".

А старуха не лыком шита, отвечает:

- Эх ты, трухля древесная, топора не удержишь, итак всю жизнь мою загубил! Уж прошли те времена, когда я у тебя на побегушках была, да и не было такого вовсе! У всех мужики как мужики, а ты и старуху свою уважить не можешь, да и вспомни, когда свой стручок последний раз из штанов доставал.

- Ну ты, старая, помолчала бы, да пошла и дверь закрыла, а то уж кот наш околевший вон валяется.

Так они препирались час, другой, уж день прошел, потом неделя. Ругались они, ругались, да и померли оба на печи своей.

Но то был не конец сказки, а начало...


Timedance

Рассказ Алексея Яковлева


Один человек остановился на ночь в безлюдном городе. Он зашел в первый дом и уснул. С утра на столе была еда и записка: "Отсюда нет выхода". По дороге, ведущей через все селение, человек дошел до следующего дома. Открыв дверь и увидев внутри свои вещи и остатки еды, он понял, что оказался там же, где и ночевал. На следующий день история повторилась.

Какую бы дверь он ни открывал, какой бы порог не переступал, всегда приходил в один и тот же дом. Однажды утром на столе лежал способ разрушить город. Человек вышел на дорогу и с упоением слушал, как за спиной падают стены. Вокруг все сотрясалось и дома равнялись с землей один за другим. Он оглянулся на пыльные развалины, бросил монетку и скрылся за горизонтом.


65-я клетка

В этой игре, так похожей на шахматы, - назовем ее мир, обозначенный буквой "я", - есть аномалия, ошибка. Это 65-я клетка.


Там, где образ превращается в слово, а слово рождает звук - есть щель, трещина. Порой - это бездонная пропасть, на разных берегах которой могут существовать лишь враги, оппоненты, какими становятся шахматисты, склонившись над деревянной доской, став белыми и черными, "добрыми" и "злыми" персонажами этой древней восточной игры. Но никакая игра не происходит без свидетеля, зрителя. Чтобы лучше видеть общую картину действий, он смотрит сверху. Хотя это не правило, но известны исключения, когда наблюдатель, являющийся по сути, хоть и пассивным, но игроком, появлялся в самой игре, становясь участником разворачивающихся событий, резной фигуркой со своими определенными возможностями двигаться так или иначе. Оставаясь при этом свидетелем происходящего, он знает варианты развития игры, а значит знает и возложенную на него задачу, знает куда выступить. В результате, они оставляют за собой четкий след своего движения, учение - одни, чтобы восстановить равновесие играющих сил, другие - дабы его разрушить. Это они создают Книгу Перемен и Библию, Веды и Коран. На Востоке их называют просветленными, на Западе - святыми. Они становятся провожатыми пастухов, направляющих стадо на цветущие луга. Они становятся наставниками полководцев, ведущих своих солдат к победе.


2002

Все возможно

Рождественская сказка Алексея Яковлева


Ну и холод на улице! Господи, через пару дней исполнится целых пять лет, как я зимними вечерами смотрю в это разукрашенное морозными узорами окно и думаю "ну и холод на улице!". И каждый раз не перестаю удивляться, как все-таки самоотверженны эти люди. Они, встающие рано по утру и бредущие на автобусные остановки в двадцатиградусные морозы, чтобы целый день заниматься осознанной суетой на своих рабочих местах, и потом как ни в чем не бывало возвращающиеся в дома, чтобы позвать друзей-соседей и шутить-подшучивать с ними обо всем на свете за бутылкой ли или горячим чаем. Я тоже самоотверженный - с одним выходным в неделю работаю в магазине медицинской книги. Уже почти пять лет. Я знаю строение человека на уровне провинциального хирурга, осведомлен обо всех болезнях наших бренных тел и не хуже какой-нибудь деревенской вещуньи разбираюсь в лесной флоре. И все же я ни черта не знаю о человеке. Зачем он совершает свои поступки, в какой части тела у него хранится маленькая кинопленка, которая каждый год отматывает кадры с его судьбой - об этом не написал не один медик. За что им вручают Нобелевские премии, они ведь тоже ни черта не знают. Бред какой-то.


2001

Осенний дар

Рассказ Алексея Яковлева


…С середины сентября уже четвертый год из всех уличных динамиков, по всем радиостанциям и телеканалам страны постоянно транслируется одно и то же сообщение:

"Внимание! В связи с приходом осени и увеличивающимся листопадом, все жители города обязаны не покидать своих домов без защитной спец.одежды. Неповиновение этому закону преследуется и карается согласно постановлению №527 за сентябрь 2001 года лишением свободы. Для приезжих напоминаем: в связи с непрекращающейся угрозой, исходящей от падающих листьев, каждый прохожий должен быть облачен в специальную каску, противогаз и защитный жилет, которые вы можете купить в пунктах Необходимой Помощи. Берегите себя и свою свободу".

Улицы, испещренные маленькими воронками от взрывов, заполняют фигурки людей, осторожно обходящих заграждения вокруг деревьев и прячущих под маской испуг и ужас предчувствия.


    Кастоправда
    >