публикации в рубрике:

2006

Рамки ремесла

Цикл стихов Анатолия Головатенко «Рамки ремесла»


Знамёнщик и Каменщик тихо пройдут,
И Плотник разгладит им след.
Уж если быть Зрителем — в первом ряду,
И лишь на бесплатный билет.

Могильщик и Угольщик выклюют глаз,
А Ворон прокаркнет: почём?
…И под кумачом потускнеет атлас,
И будет Завет изречён.

Придёт всем на смену сам-свят Гробовщик,
И Дворник махнёт помелом.
Здесь самый надсадный и выспренний шик —
Пустить ремесло на слом.

Неприметные росстани

Цикл стихов Анатолия Головатенко «Неприметные росстани«


Замерла стоп-кадром эстафета —
Весть ещё не поздно передать.
Перекрёсток нескольких Заветов,
Комментариев и ссылок череда...

Покоробился-потрескался пергамент,
Реставратор хмур, невесел богослов.
Возлюбите — станете врагами,
Проповедуйте — освойте ремесло.

Экзегетика — унылая растрата
Снов, прозрений, рукописей, сил.
Там, за поворотом, обретёте брата,
Но сойдёте с праведной стези

В путаницу стайерских дистанций,
В спринтерский поспех, в корявый кросс.
Треснул занавес, раскрылся панцирь —
Вестью мир испуганно прирос.

Паломничество за кулисы

Цикл стихов Анатолия Головатенко «Паломничество за кулисы»


Путешествовать на коленях
занимательно только по снам —
безо всякого соизволенья.
Ночь не столько нежна, сколь грустна.
Для паломника покаянье —
лучший способ в пути согрешить,
и молитвою обезьяньей
побираться, копить гроши
на пристойную случаю свечку
и, конечно же, на кочергу.
Вдруг проглянет привычная вечность
сквозь губительную пургу?
Кочерга пригодится — в кострище
ворошить сновидений хлам.
По ночам только леший рыщет,
чтоб деревья ломать пополам.
Путник вмиг соберёт поленья,
разожжёт и свечу, и костёр.
Ночью — душный кошмар: на коленях
постигать надоевший простор,
но простёр уже Кто-то ладони:
«Пробудись и, как можешь, восславь!»
Чем падение в сон бездонней,
тем безмернее станет явь.

2002

Зёрна зурны

Цикл стихов Анатолия Головатенко «Зёрна Зурны»


Пока горло Хармса бредит то бороздой, то бритвою
и в предчувствии Бродского бродит навзрыд Пастернак —
мы обойдёмся без битв — не молитвами — просто ритмами,
просто рифмами. И Чуковский простит Уитмена,
и Кантемира простит чужая ему страна.
Это странно — но в ритме странствий
пританцовывает невпопад
то ли дервиш, то ли дербанутый выкрест,
то ли пиздюк, заторчавший в трансе
и утративший Божию искру, —
но из всякого текста торчат уши Упанишад.

Кляксы на воде

Цикл стихов Анатолия Головатенко «Кляксы на воде»


Иная стилистика —
лоснится столица
лацканами лапсердаков.
Лица близятся. Играем в три листика.
Мистика. Сдача. Атака.
Кавардак в бардаке —
но в притоне полночь
недоверчиво нам блазнится.
Неулыбчив бродяга на чердаке.
Сон в подвале, в затоне волны —
полно, ведь это победа в блице
с неработающими часами.
Карты на воду, вёсла побоку,
по бокалу вина — мы сами
будем пениться, станем длиться,
петь присаженными голосами.
Кубки за борт. По пробке — обухом
притупившегося топора.
Хлябь расступится — будем сниться.
Твердь остынет — в руке синица.
Все мы — кляксы Его пера.

    Автор:

    Анатолий Головатенко

    в других рубриках:

    Кастоправда
    >