обновления
Книги • 26 июля 2016
Книги • 26 июля 2016
Книги • 26 июля 2016
Книги • 26 июля 2016
Книги • 26 июля 2016
Книги • 26 июля 2016
Книги • 26 июля 2016
Книги • 26 июля 2016
Нашел? Поделись!

Сергей Ташевский

Давай!

опубликовано 24.05.16 в 17 : 43

О, сень, о, гонь, о, лень искать другое слово,
Охота пуще не, когда за далью да,
Звезда и невода, ты сам себе уловом,
Секи серпом по я, и горе не вода!
Когда бы горизонт налево был инаков,
Смертельный мир скользил на медленном листе,
Ты был бы где-то здесь, меж молотом и нако,
Но это все слова, пароли к пустоте.
Откроется она, сокровищница смерти,
Узнаешь наконец бела ли не была,
А на таком огне, в который дуют черти,
Баланда слов должна вариться как балла -
Да, газу, и мелькнут в тумане междометий
Стоглазый крап дождя и дворника весло,
А хруст при переходе со второй на третью
Окажется ясней и четче этих слов.
Дай огненную плеть заката по глазам,
И смелость до конца не бить по тормозам.

• • •читать полностью

Шаг в сто­ро­ну, в ку­сты – и нет ме­ня. И от­лить все­гда есть где и по­об­жи­мать­ся. Кста­ти. Бы­ло. Ме­сто та­кое в ста­ром го­ро­де – «окей клуб» (сго­рел). Со­би­ра­лись в нём нефор­ма­лы: пан­ки, го­ты (гОтов то­гда мо­жет еще и не бы­ло...), рей­ве­ры, ме­тал­ли­сты. Я то­же там со­би­рал­ся по­сто­ян­но… Со­би­рал­ся, со­би­рал­ся и один раз как со­брал­ся - в са­мую ту­сов­ку за­шел. По се­ре­дин­ке. Стою. Ку­рю. А у ме­ня бы­ли джин­сы един­ствен­ные – од­на ко­лен­ка про­сто рва­ная, а на вто­рой за­плат­ка с гла­зом из би­се­ра (сам шил). Я этот глаз впя­лил ку­да-то меж­ду са­мых кра­си­вых длин­ных строй­ных ног. …А еще оч­ки как у Бо­но с жел­ты­ми стек­ла­ми и бе­лая май­ка-стрейч (я то­гда был плос­кий, вы­су­шен­ный, как гад мор­ской к пи­ву). По­вел я ее в парк (не ту са­мую но­га­стую - по­про­ще, но то­же ни­че­го), на ска­мей­ку ино­пла­не­тя­на­ми в плен взя­тую. И мне ка­за­лось то­гда – ка­кой пре­крас­ный парк!

• • •читать полностью


«По­э­зия – это ору­жие. Она про­яв­ля­ет­ся там, где меж­ду Сло­вом и От­сут­стви­ем долж­но воз­ник­нуть нечто тре­тье. По­это­му звук, му­зы­ка, се­ман­ти­че­ские по­ля, ели­сей­ские по­ля – все это име­ет для нее лишь до­пол­ни­тель­ное зна­че­ние. Текст ни­че­го не стре­мит­ся опре­де­лить или вы­явить, он не ищет но­во­го смыс­ла и не за­тем­ня­ет ста­рый, он слу­жит ин­стру­мен­том и ма­те­ри­а­лом од­новре­мен­но, шпа­гой и ма­те­ри­ей, ко­то­рая го­то­вит­ся быть прон­зен­ной. Ана­ста­сия Ро­ма­но­ва не про­сто от­мен­но жон­гли­ру­ет от­то­чи­я­ми смыс­лов и сто­на­ми язы­ка, она зна­ет, где, ко­гда и при ка­ких об­сто­я­тель­ствах нуж­но это ору­жие при­ме­нить, дабы усми­рить страж­ни­ков и раз­ме­тить тай­ные тро­пы, ве­ду­щие в края, где еще ни­кто не бы­вал...» (Дмит­рий Бла­же­нов, "О по­э­зии Ана­ста­сии Ро­ма­но­вой")

Видеоархив

12-й Фестиваль Новых Поэтов

Москва, Санкт-Петербург, 26 Апрель 2016 г.
читали:   

Мно­го­лет­няя борь­ба за мир не про­шла бес­след­но для на­ше­го об­ще­ства. Рус­ские вой­ны не хо­тят. Об этом на­пи­сал по­эт и спел на­род­ный ар­тист. А "сы­но­вья ухо­дят в бой". По­чти два де­ся­ти­ле­тия без пе­ре­ры­ва где-то на пе­ри­фе­рии идет вой­на. Чу­жая, - по умол­ча­нию. И сол­да­ты, участ­во­вав­шие в бо­е­вых дей­стви­ях, воз­вра­ща­ют­ся до­мой со стран­ным чув­ством. Вро­де бы их са­мо­от­вер­жен­ность и от­ва­га ни­ко­му не нуж­ны, рис­ко­ва­ли на­прас­но, под­чи­ня­лись иди­от­ским при­ка­зам ко­ман­до­ва­ния и слу­жи­ли глу­пым и без­нрав­ствен­ным за­те­ям вла­стей.

Лю­ди лег­ко под­стра­и­ва­ют­ся под на­стро­е­ния сво­е­го окру­же­ния. Нын­че не в мо­де бо­е­вые рас­ска­зы о по­дви­гах и сла­ве. Они со­хра­ни­лись толь­ко на стра­ни­цах ар­мей­ских из­да­ний. Чи­стой во­ды про­па­ган­да, - ска­жет обы­ва­тель, - и, по-сво­е­му, бу­дет прав. Он про­тив на­чаль­ной во­ен­ной под­го­тов­ки в шко­лах, он за неболь­шую про­фес­сио­наль­ную ар­мию и все­об­щее ядер­ное разору­же­ние. Пусть цве­тут са­ды там, где рань­ше ба­зи­ро­ва­лись ра­ке­ты. От­лич­ная аги­та­ция! Да­же не сби­ва­ясь на за­го­вор­щиц­кий ку­хон­ный ше­пот, - жи­вем в де­мо­кра­ти­че­ской стране, - так бла­го­род­но убеж­дать се­бя и окру­жа­ю­щих, что брать­ся за ору­жие не име­ет ни ма­лей­ше­го смыс­ла.

• • •читать полностью

Внутренние новеллы      Андрей Филимонов

Новогодние открытки (2)

опубликовано 08.05.16 в 14 : 59

В ста­ри­ну лю­ди име­ли раз­мах. Пра­дед мой, Па­вел Ва­си­лье­вич Фили­мо­нов, точ­но знал, ка­кие сло­ва он про­из­не­сет пе­ред смер­тью: «рань­ше на­до бы­ло ду­мать!» Най­ден­ные в ми­ну­ту вдох­но­ве­ния, сло­ва хра­ни­лись в за­пис­ной книж­ке, ожи­дая сво­е­го ча­са. По­ка час не про­бил, Па­вел Ва­си­лье­вич слу­жил в Одес­ском пор­ту ин­же­не­ром. Ка­жет­ся, ему при­хо­ди­лось ру­ко­во­дить са­мым воз­вы­шен­ным же­лез­но­до­рож­ным объ­ек­том Одес­сы, ко­то­рый на­зы­вал­ся Эс­та­ка­да. С боль­шой бук­вы. В Одес­се лю­бят боль­шие бук­вы. По Эс­та­ка­де па­ро­во­зы го­ня­ли от Пе­ре­сы­пи до Ка­ран­ти­на.

Ин­те­рес­но вы­шло, что пра­дед мой, слов­но ан­тич­ный бог, вос­се­дал на пе­ре­крест­ке че­ты­рех сти­хий: у гра­ни­цы зем­ли и во­ды, где по воз­ду­ху, ды­ша ог­нем, бе­га­ют ло­ко­мо­ти­вы.

На­ста­и­ваю – вос­се­дал. Гла­гол упо­треб­лен не для кра­со­ты. Вре­мя бы­ло та­кое: за­се­да­ния да от­сид­ки. При­лич­ные лю­ди от­но­си­лись к си­ту­а­ции с по­ни­ма­ни­ем. За те­ми, ко­му не си­де­лось, бе­га­ла злая ми­ли­ция.

• • •читать полностью

Благие вести Жана Люка Годара

с 30 Сентябрь 2002 года в Касталоге Жан Люк Годар!

Язык ки­не­ма­то­гра­фа слиш­ком да­лек от со­вер­шен­ства, чтобы ска­зать на нем прав­ду. Это язык чу­жих об­ра­зов: ил­лю­зий све­та, зву­ка, те­ла… Но очень ча­сто то, что мы ви­дим, не ра­ду­ет глаз. А то, что мы слы­шим, не ра­ду­ет уши. И мы смут­но до­га­ды­ва­ем­ся, что вер­ный об­раз рож­да­ет­ся толь­ко с по­яв­ле­ни­ем Сво­бо­ды. Мы бо­га­ты, по­то­му что окру­же­ны неви­ди­мы­ми меч­та­ми, каж­дая из ко­то­рых про­сит­ся в об­раз. Ведь не слу­чай­но, од­на­жды по осе­ни, за­драв го­ло­ву, мы вдруг уви­дим, как небо про­свер­ли­ва­ет в зо­ло­тых ли­стьях ды­ры… И по­яв­ля­ет­ся ощу­ще­ние, что лю­бое ви­де­ние мож­но узреть. Все в од­ном, все в те­бе. Ты со­чи­ня­ешь свой фильм. Как буд­то ли­ста­ешь глав­ную в сво­ей жиз­ни кни­гу - и са­мые важ­ные стра­ни­цы в ней еще не на­все­гда уте­ря­ны. И вслед за кем-то по­вто­ря­ешь: ис­ти­на - это тьма. По край­ней ме­ре, та­ким бу­дет твой по­след­ний кадр. Тьмой, ко­то­рую прон­зит луч ки­но­про­ек­то­ра.

• • •читать полностью




Зацепило? Поделись!