обновления
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Переводы • 19 января 2017
Зацепило?
Поделись!

Прокатимся?

Карел сошел с трапа самолета разбитым, притяжение земли как будто утроилось, шею заломило. Вся затея с поездкой снова показалась ему сущим бредом. Лучше бы Брэд, его энергичный, пышущий жизнью помошник, разбирался сам, без него. В конце концов, злился Карел, Лас-Вегас - совсем не его стихия, для него азартные игры - это удачная концепция выставки и, может быть, восторги пресыщенной публики... Он бы лучше слетал домой в Прагу - за чем-нибудь эдаким для его достаточно знаменитой в узких кругах галереи. Но Брэд его убедил, а это он умеет, дескать, он чует удачу, и только в Вегасе они добудут заключительный экспонат для коллекции, которую Карел собирал вот уже несколько лет.

Неугомонный Брэд уламовал его целую неделю. И вот, к ужасу Карела, они здесь, и в голову бьет полуденное солнце.

Одиночка Карел, много лет живший на два города, и мотавшийся между Прагой и Нью-Йорком, встретил Брэда случайно на улице в Чайна-Тауне. Парень снимал на плохенькую камеру оприходованную собаками урну , в то время как мастеровитый искусствовед неспешно пил свой дневной земляничный чай в ресторанчике через дорогу. В течение часа наблюдал он из окна усердия молодого большерукого парня в потертых кроссовках, ростом с баскетболиста, возящегося со штатифом. Наконец, любопытство взяло верх, и Карел не поленился выйти и поинтересоваться. Выяснилось, что Брэд фиксирует на пленочку «думы мусорных бачков», вдохновившись чтением лекций Витгенштейна, в которых он ничего не понял. Оригинальный ответ и отличные фотографии впридачу по-видимому удовлетворили взыскательного галерейщика. И постепенно они стали идеальными компаньонами - сутулый медлительный лысеющий Карел, который сам про себя говорил, что он зануда и над его разумом довлеют тяжелые мостовые Старого Света, и пружинистый Брэд, фотограф, сорвиголова, почти пустозвон, если бы не его маниакальная поэтическая страсть к собирательству бог-весть-какой-чепухи, которую он превращал в осмысленные картинки. Дела галереи пошли резко в гору...Бред даже стал чем-то вроде талисмана удачи для Карела, хотя последний вряд ли мог отдать себе в этом отчет.

И вот теперь они стояли посреди пустыни, Брэд болтал беспрерывно, и в отличие от взмокшего, мрачнеющего Карела, подпрыгивал на ходу, прямо-таки расцветал среди оживленного гомона пассажиров, спешащих с трапа самолета . Сияющие студентки, разоблаченные до майки и шорт бизнесмены с холеными женами, патлатые фрики всех мастей, несколько неулыбчивых мексиканцев, тройка полубандисткого вида пареньков, организованная группа японцев с цифровиками на шее, - все это прибыло нью-йоркским рейсом и было объединено общей целью - играть, выигрывать, ловить кайф, радоваться, тратить деньги, тратить еще больше денег в случае удачи, - в общем сделать все возможное чтобы эти дни запомнились, как это и предписано в туристических справочниках, нескончаемой сказкой адреналина. С минута на минуту они по -детски простодушно станут пожирать все удовольствия, какие только подвернутся за их уик-энд, - с раздражением думал Карел, не желавший иметь ничего общего с пестрой толпой.

«Пусть искусственный, но все-таки праздник», - приговаривал Бред, под укоризненным взглядом компаньона, скупая в сувенирной лавке бессмысленные артефакты: металическую зажигалку в форме кактуса, массивные женские часы а ля Гуччи, а также кричаще оранжевую майку с надписью «Сказочный Лас Вегас - Большое бабло», которую намеревался надеть по приезде в гостиницу. Карела в витрине заинтересовали индейские маски, точнее одна, с выдающимся крупным носом. Такой нос, припомнилось ему, он видел пару лет назад на выставке советского конструктивизма. Кажется, это был нос Сталина, советского вождя и диктатора. Подобное совпадение несколько исправило его настроение, и хотя цена была завышенной для иммитации, он купил ее, с неприязнью подмечая, как невольно поддался общему ажиотажу...

В толпе, ожидающей свой багаж, бурлили возбужденные голоса, две рядом стоящие девушки самозабвенно обсуждали, что приятней - секс или наркотики. Брэд незаметлительно включил диктофон. Карел же отвернулся и рассеянно разглядывал лица проходящих мимо людей, автоматически подмечая особенности их дыхательно-обонятельного органа, то есть носа. Собственно, выставка, которой они с Брэдом занимались в последнее время - это уникальная коллекция носов . Фотографии, скульптура, кинокадры, фрагменты картин, рисунков, слепки и метрика самых длинных, самых толстых, самых горбатых, сломанных носов, немецкие носы, турецкие, кеннийские ноздри, носы секс-символов, спортсменов, бизнесменов, наркоманов, журналистов, ученых и политиков, преступников, сумасшедших, сифилитиков, прокаженных, носы сказочных персонажей, кукол, носы плачущих, смеющихся, разгневанных, испуганных людей и прочее и прочее. К выставке друзья-историки и коллеги наприсылали уйму аксессуаров, которые люди использовали когда -либо для носа: пипетки эпохи Реформации, платки с геральдикой, хлопковые палочки, наподобие древнекитайских, трубочки для кокса, голландские табакерки с нюхательным табаком, его знакомая доставила из Египта обширную картотеку запахов в маленьких склянках.... Когда все было готово, Брэд вдруг сделался недовольным и убежденно сказал, что им не хватает носа Большого счастливчика. Стоило Карелу слегка кивнуть, как Брэд сообщил: он уже обо всем договорился, осталось слетать в Лас-Вегас на крупнейший покерный турнир и «добыть» нос победителя.

До встречи с неким Джесси Ламбертом, обещавшим помочь им с аккредитацией на турнире, оставалось 1.5 часа, так что они едва успевали добраться до гостиницы, где был забронирован номер, и перекусить. Заказанной машины видно не было. К роскошным такси набилась очередь. Брэд предложил немного прогуляться пешком, от чего Карел категорически отказался, надеясь, что толпа вот-вот рассеется и найдется свободный водитель. «Да ладно, пошли, осмотрим окресности», -со смехом возразил Брэд.

«Ну конечно, схватить солнечный удар в пустыне», - проворчал Карел, придерживая за рукав компаньона и все еще надеясь на лимузин.

Неожиданно двудверная развалюшка подкатила прямо к Карелу. Из машины вылез водитель, который оказался простоволосой большеглазой девушкой в мешковатой рубахе и коротеньких шортиках. «Прокатимся?» - спросила она, пристально глядя в глаза, как будто даже оценивающе. «Это что, такси?» - зачем-то спросил Карел, оглядывая крохотную машинку и не представляя, как туда вобще возможно поместиться.. «Вообще-то нет, но я могу подбросить вас до гостиницы», - ответила девушка и села обратно за руль. Брэд, широко улыбаясь, пропустил друга и вещички на заднее сиденье, а сам плюхнулся на переднее.

Внутри машина оказалась куда просторней, чем выглядела снаружи. Сиденья были странно мягкими, будто наполнены водой, звучала классическая музыка, в которой Карел угадал «Прелюды» Листа. «Спасибо, что решили подвезти нас, - начал Брэд, - у вас в Лас -Вегасе все такие гостеприимные?» - «Вообще-то я не отсюда, но бываю здесь частенько по работе». «Вы работаете в казино? » - «И там тоже случается..., - ответила девушка, ощутимо прибавляя скорость. Брэд инстинктивно потянулся за ремнем безопасности, но такового не оказалось. Карел молча разглядывал девушку в зеркале заднего вида. Нос у нее был длинный,тонкий, необыкновенный, похожий на римский античный. Возраст по лицу невозможно было определить: ну, не больше тридцати. Неожиданно он стушевался, потому что заметил, что девушка подмигнула ему. Брэд же продолжал упоенно говорить: об азартных играх, которые обожает, о погоде в нью-йорке, о фотоработах с обнаженными красотками-крупье... «Как вас зовут?» - наконец решился спросить Карел. «Фортуна» - сине-фиолетовые глаза сверкнули в зеркальце. «Это у вас такой рабочий псевдоним?» - усмехнулся Брэд. «Ну да, конечно. Поспи немного, Бред», - вдруг властно сказала она и резко прибавила скорости.

Бред неожиданно захрапел.

У Карела пересохло в горле: «Куда мы едем?» - за окном плыл бесконечный пейзаж пустыни. «Не волнуйся, в Лас-Вегас. Ты прости, мне пришлось ненадолго выключить твоего бойкого везунчика. Надо бы переговорить с тобой», - девушка закурила сигарету... «Но здесь пустыня, мы, наверное проехали!» - пот лил по лицу градом... «Мы в городе, взгляни». И вправду, Карел моргнул и вдруг увидел, что они уже в самой гуще трафика петляют между машинами, прохладный ветерок задул в окно, бешено мигавшие разноцветные огни вывесок, реклам ослепили глаза...

На секунду машина притормозила у пустыря, обнесенного покосившимся забором. «Здесь Багси Сигал построил первое казино, сейчас на этом месте огромный развлекательный центр и казино, конечно...» «А это что тогда?» - Но Фортуна не ответила.

Машина скакала по огромному проспекту, по обоим сторонам сияли гигантские вывески игорных домов, и казалось, эта улица бесконечна.

«Покровительница Удачи.... Хм....А когда ты родилась? Где ты живешь?» «Я не знаю, не помню. Я знаю,что я здесь. Время течет как течет, и делаю то, что нужно делать. Я люблю следить за игрой. И всегда есть, кому разделить со мной радость». - «А как ты помогаешь, берешь за правое плечо, подменяшь колоду?» - Карел тщетно пытался привести мысли в порядок. «Не знаю, но выигрывают те, кто выигрывают,» - Фортуна выбросила в окно диск и поставила следующий - зазвучал ситар Рави Шанкара. «Сюда я приезжаю, когда мне нужно подумать. Здесь все так наглядно... Смотри все эти люди - везунчики и неудачники, каждый источает свой собственный запах - азарта, отчаяния, предвкушения, победы, похоти, алчности, счастья. Каждого из них я чувствую, различаю. Знаешь, люди для меня подобны цветкам, если я - бабочка... Я не могла вас пропустить.... » - «А когда тебя нет в Вегасе, никто не выигрывает?», - оживился Карел. - «Отчего же. Законы математики еще никто не отменял...».

Он поймал себя на том, что его мысли потекли столь же странно и просто, как и ее речь. «Ни быстро, ни медлено... Как нож сквозь масло, время утекает, мы едем, потому что мы едем»... «Смотри, видишь в этой высотке на десятом этаже, сейчас сидит человек, который сегодня вечером проиграется в рулетку и застрелит крупье». «Но ты можешь помочь ему!» - «Помешать? Или помочь?» - непределенно ответила Фортуна.

Внезапно машина остановилась посередине огромного перекрестка, со всех сторон засигналили...

«Давай так договоримся: сегодня вечером на покерном турнире я выберу для твоей коллекции того, кто мне полюбится. Хорошо?».

«Что, почему? Но нам нужен нос...» - «Я знаю, кто нам нужен. Тот, кто притягивает удачу. - перебила его Фортуна, - А может быть, ты? Ты хочешь сыграть со мной? - и голос ее зазвучал грозно. «Посмотри, вокруг, - Карел бросил взгляд через окно на сияющий город, - тысячи дверей сейчас открыты для тебя...» -«Нет, я не играю, - Карел на доли секунды испытал соблазн, какое-то жжение в груди, но с достоинством ответил, - спасибо, нет» - и подумал о спящем Брэде, представляя, что бы тот сделал на его месте.

«Послушай, Карел, - Фортуна снова извлекла диск из магнитоллы и выбросила его в окно. Вдали послышался визг тормозов и звон стекла, - мы оба собиратели, мы как будто мертвы. Мы вне игры. Но наш интерес - живые люди, их страсти, черты. Без них мы никто, пшик, разве нет? Короче, считай, это моя просьба», - она протянула Карелу сверток, - «Там есть все, что тебе необходимо для успеха. А с твоим другом мы неприменно встретимся».

Машина взвилась в воздух. Карел хотел что -то возразить, но вдруг очнулся.

Совершенно взмокший, кондиционер по-видимому сломался, а в Нью-Йорке опять жуткая жара.. Карел посмотрел на часы, было позднее утро. На полу у кровати валялся сверток.

Он поспешно развернул его. Сверху лежал гипсовый слепок носа, - такие же гипсовые образцы с подписями знаменитостей они готовили с Бредом для коллекции. Только на этом не стояло имени, лишь надпись: «любимчик Фортуны». Разумеется, у Карела не могло быть сомнений: это нос Брэда. Содержимое свертка посыпалось из рук на пол: зажигалка в виде кактуса, часы, ярко-оранжевая майка и чек на пол-миллиона долларов. И - как током ударило - фотография Бреда, сидящего за покерным столом, крайне довольного, крепко обнимающего простоволосую девушку со смутно знакомыми тонкими чертами лица...

Карел трясущимися пальцами, с трудом попадая на нужные кнопки, набрал телефонный номер: абонент был вне зоны действия сети.

«Только не это. Она забрала его себе, а я, кажется, остался с носом».

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!