обновления
Поэзия • 12 октября 2017
Внутренние новеллы • 11 октября 2017
Поэзия • 10 сентября 2017
Книги • 03 сентября 2017
Зацепило?
Поделись!

Эффект домино

опубликовано 11 октября 2017, 03:19.
233 0


Кажется, это был яркий прохладный день и узкое загруженное шоссе. Нет, не большая трасса, а одна из тысяч местных областных дорог, пропечатанных в атласе России тоненьким желтым, белым или черным. Такие дороги как лоскуты — с покрытиями разного качества, сменяющие друг друга каждые 20-30 километров. То они гладкие как яичная скорлупа, то ерепенистые, со злыми ямами и подлыми колтунами по краям. Среди них попадаются широкие грейдерные грунтовки – самые мои любимые, катить по ним, вздымая желтые клубы, одно удовольствие. Но держи, водитель, глаза на лбу, не расслабишься. Бывает, что межумочные перегоны вдруг превращаются в европейские двухполоски, безупречно расчерченные, но строят их, как правило, вокруг птицефабрик или длиннющих территорий заводов. Только разгонишься, как за 15-тикилометровым раем без перехода начинается адская «тёрка», бетонное крошево.

Нет, у той дороги асфальт имелся, это точно. И неплохой, но куда же мы ехали? На юг, на север. Или на восток, — не вспомнить, разъезжали мы на Калине много и часто. Рабочая была лошадка, как раз для русских дороженек, рытвины подвеска сглатывала, ям не боялась, бездорожье ее не пугало. Все нипочем, кроме «тёрки» и вздыбленных бетонных стыков.

Едем мы, недосыпные, откуда-то издалека, и видим: машина, которую как раз думали обогнать, внезапно слетает в кювет, ее разворачивает в полете, и вот уже нос торчит из канавы как тонущий Титаник. Бьем по тормозам, бежим к месту аварии. Вылезает водитель, девушка в белых лосинах, с татарским широким профилем, тугим черным хвостом на затылке. Цела, но в обалдении. Как вылетела — объяснить не может. Дорога прямая, видимых подстав нет. Скорость была небольшая, где-то 65 км в час. Может, стесняется сказать, что засмотрелась в телефон, отвлеклась на отражение зеркальце заднего вида, или вдруг задумалась-задремала? Или словила глюк из свето-тени в виде собаки, например, все бывает. Автомобиль вроде бы с виду исправен, двигатель тарахтит ровно, можно попробовать толкануть, вытащить.

И тут начинается! Сразу же за нами подъезжает мужик на кроссовере, следом паркуется старенькая газель. А мы уже оперативно привязываем трос. Девушка с опаской садится за руль, какое-то время ей ласково объясняют, что не надо жать на тормоз. Дернули – без толку, ее старая волга тяжелей Калинки раза в 1.5, да еще вкопалась в рыхлую канаву, дешевенький трос порвался.

Смотрю, подъехавший на кроссовере мужик, бодро закидывает свой буксировочный трос, такой же китайский и бесполезный, как и наш. Смиренно усаживаюсь за руль Волги, а пострадавшая с облегчением отходит вбок и отстраненно смотрит на все происходящее до самого финала, звоня кому-то по телефону.

Тыр-дыр! — трос рвется. Но мужик не сдается, снова и снова привязывает его к кроссоверу. А девушка продолжает звонить по телефону. От начала событий прошло минут 5. Трос снова лопается, мужик снова его присобачивает. Я сижу в канаве за рулем и думаю, что энтузиазм мужика меня уже крепко достал. Тыр-тыр, и канатик очередной раз лопается, и я уже гадаю, когда ему надоест. Как вдруг из газели вылезают 2 узбека.

Один юный совсем и по-русски не говорит, второй постарше, что-то понимает или просто одобрительно кивает. Итого, на сцене: пострадавшая, непрерывно звонящая по телефону в сторонке, мужик с кроссовером, который меня уже достал, 2 узбека и мой заскучавший спутник, осознавший, что руками эту тачку красиво ему из канавы на руках не вынести. Да и девушка для подвига не вдохновительная, сама какая-то с кюветом, глаза пустые, схватилась за телефон, будто гаджет – ее лучший друг.

Узбеки посмотрели на Волгу, на нас с мужиком, и принесли свой инвентарь – длиннющую, как анаконда, «вервь», с виду древняя рухлядь, зато с железными крюками и защелками. ОК, я за рулем в канаве, газель-тягач рвет вперед, тросс растягивается во всю длину и со страшным треском лопается. От начала всего эпизода прошло минут 10, не больше. Дальше темп событий возрастает раз в 100, действие ускоряется. Но я требую замедленных кадров последних минут экшена.

Итак: анаконду снова пристегивают, и она снова рвется, на сей раз срывая кусок бампера. Также выясняется, что отвалилось прогнившее крепление, за которое в газели цепляется трос… В ту же секунду Мужик, который меня уже..., ну вы поняли, ныряет под газель, дабы поискать место для зацепа веревки. А в этот самый момент не говорящий по-русски узбек №1, закрепив за уцелевший кусок бампера трос, дает отмашку ехать. Узбек № 2 сразу же дает по газам, целясь днищем аккурат в черепушку Мужика под газелью. Я начинаю дико орать, но бесстрашные узбеки и, по-видимому, бессмертный Мужик не реагируют. А я все кричу и бибикаю, и в ту же секунду вижу, что не говорящий по-русски узбек решил придержать трос руками. Позже, когда я мысленно прокручивала эту сцену, ища причину его тупейшего решения, пришла к выводу, что он искренне верил в свою силу потомка великого Тамерлана.

Итого: газель дергает, под ней суетится бессмертный глупый Мужик, трос срывается, а железные крепления с чудовищной силой отскакивают прямо по рукам узбека, расхерачивая их в мясо. Кровища. Бессмертный Мужик (которого спас разрыв троса) вылезает из-под газели, глаза его делаются безучастными. Он вдруг объявляет, что очень спешит, прыгает в авто и уезжает. (Интересно, когда до него дошло, что газель чуть не снесла ему голову?). Вся эта коллизия длилась минуты полторы, а в оставшиеся секунд 60, без всякой паузы узбек №2, не обращая внимания на товарища (а из узбека № 1 убедительно хлещет кровища), снова вяжет веревку, прыгает в газель. Дерг! Тыр! Жжжр! Я в ужасе держусь за руль, и тачка, как младенец из мамки, вылетает из канавы на дорогу (а шины эффектно размазывают по асфальту кровь). Я выбегаю, мой спутник уже несется с автомобильной аптечкой — медицинский лед, перекись, бинты, — оказываем минимальную помощь. Все это происходит в полной тишине, никто не говорит ни слова. Ясно, что им надо гнать в травмпункт или вызвать скорую. В ту же минуту девушка, прозвонившая по телефону всю драму и комедию положений, быстро садится и уезжает, коротко поблагодарив всех. Узбеки, оба окровавленные, потому что второй весь как-то умудрился перепачкаться, бросают в кузов кусок своего бампера, тоже кивают и молча уезжают. Мы остаемся на обочине одни, закуриваем и дивимся, как нелепо пацан себя травмировал, а мужик чуть не самоубился. Имя смерти его было бы Лишняя Суета. Короче, решили мы, что парни эти действовали не как джедаи, а как пьяные пехотинцы на передовой.

Курим минутку-другую, я даю по газам, и уже через 3 километра – пробка. Впереди колонны сразу узнаю знакомый зад девушкиной волги, синий кроссовер бессмертного Мужика, а тарахтелка с узбеками, прямо перед нами, начинает разворачиваться. Останавливаемся, иду выяснять, что такое происходит, ж/д-переезд что ли закрыли. И тут узбек №2 на ломаном русском мне кричит, что впереди – страшная авария: столкнулись грузовик и бензовоз, зацепив 6 легковых, многие всмятку, трассу перекрыли, а они едут искать больницу в обратном направлении. Я бросаю прощальный взгляд узбеку №1, тот в ответ по-мальчишески нежно улыбается, как это умеют только юные азиаты, вкладывающие в улыбку миллион сладостных желаний. А этот паренек мне улыбался, превозмогая болевой шок. Газель уезжает, а я осматриваюсь и вижу, что впереди асфальт круто обрывается, за ним пузырится жирное месиво, кусок трассы просел в болото.

На обочину высыпали водители, все обсуждают, какая жуть. Мимо проносятся скорые. Все ждут, нервничают. И тут навстречу мне идет девушка, та самая, чью машину мы так мучительно сегодня тащили. Она мне выкладывает: «Представляете, я подъехала, и – все в огне. Начинаю выяснять, спрашивать, оказывается, машины столкнулись ровно за 15 минут до моего приезда сюда! Я слышала, как гаишники устанавливали точное время аварии. Если бы я не слетела с дороги, я была бы тут ровно в момент столкновения, я могла бы погибнуть в этой страшной аварии!».

Не успела я осознать, что в таком случае могли бы погибнуть и мы вместе с глупым Мужиком и отважными узбеками, как девушка резко сменив тон, лихорадочно затараторила: «Я сегодня утром поссорилась с парнем, собрала вещи и уехала. Промчала 15 км и передумала, развернулась. Стала ему дозваниваться с дороги, а он трубку не берет. Звонила-звонила и перевернулась, стала ему снова дозваниваться, а он трубку не берет. Ну все, думаю, гадина, на хер я вообще обратно поехала, только в аварию попала. Наконец, ответила его сестра, сказала, что он уехал за мной следом, взяв у соседей тачку, а мобильный — забыл дома!». «Ну, найдетесь, …помиритесь», — утешаю ее, не понимая, зачем она все это мне сейчас рассказывает. – «Я сейчас с ума сойду, просто умру, пожалуйста, я боюсь, пойдем туда! а вдруг он разбился, вдруг это он там лежит, вон, смотри!». Ее трясет, я беру ее под руку, и мы, продираясь через колонну, идем в сторону дымовой завесы, перевернутого грузовика, груды смятого железа, где пожарные утихомиривают огонь и маячат фигурки суетящихся спасателей с носилками, накрытыми целлофаном. Вдоль обочины мерцают мигалки и больше ничего и никого не видно. Девушка рванула вперед, спотыкаясь о куски автомобильных обшивок. Я дернула за ней в едкую дымную темноту, и она начинает страшно кричать: «Леша! Леша! Леша!». Если честно, мне показалось, что она сейчас ринется прямо в воняющее нефтью пепелище.

«Назад, назад, бля! Куда лезешь, нах?» — заорали люди в форме и оттеснили нас обратно. Девушка начинает биться в истерике. «Леша! Лешенька!»

Как вдруг с противоположной стороны трассы, перепрыгивая милицейские ленты, бежит кучерявый паренек с криками: «Ебанна! Наташа! Ебанна! Наташа!».

Сразу выяснилось следующее: жених Леша действительно поехал за Наташей. Разогнался хорошенько, но тут бензовоз перед ним спрыгнул на обвалившийся кусок трассы и завалился на встречку. Парень успел притереться к обочине и затормозить, ему сильно повезло.

Парочка принялась обниматься, Наташа то восклицала, то хныкала, а я тихо побрела обратно вдоль колонны. Добравшись до Калины, обнаружила, что она открыта, но пуста, села внутрь и закурила, приготовившись к мучительному многочасовому стоянию в пробке. Через 15 минут друг вернулся и говорит: я ходил тебя искать к милицейским ограждениям, тебя нигде нет, очень испугался, ты куда исчезла? Выслушав подробности истории, он цокнул языком, открыл атлас и говорит: «Слушай, тут классные озера недалеко, поехали!». Мы развернулись и уже к ночи, плутая по лесным грунтовкам, были на озерах. Пошел дождь, палатки у нас собой не было, так что дремали, прихлебывая пиво, прямо в Калине. Врубили печку, слушали музыку и целовались. А из темной мокрой глуши скользили белые совы, сверкая глазами в свете фар. Похоже, они тоже праздновали.


Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!