обновления
Проза • 12 августа 2017
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017

8/11/2o15

15 лет и 1 день

«Музыка, ощущение счастья, мифология, лица, на которых время оставило след, порой - сумерки или пейзажи хотят нам сказать или говорят нечто, что мы не должны потерять».Хорхе Луис Борхес


Первый день празднеств по случаю 15-летия Кастоправды сотворился отменно. Едва он достаточно созрел, мы вывалились на улицу. В лифте решили, что по случаю праздника, все в этот день гениально. Сделав пару шагов от дверей подъезда 5-летний кастоправ воскликнул «Ура, свобода!». Река отражала синее небо, нам светило два солнца, и мы отправились в Город. В маршрутке было темно и тесно, зато в электричке удалось перелить коньяк во флягу, расплескав по капле железнодорожным глюкам. Гитарист уныло спел какую-то старую шнягу, но следом на аккордеоне зазвучал вальс «В лесу прифронтовом». Проезжали лес. A la guerre comme a la guerre, однако показалось, что суровые лица сограждан немного оттаяли. В метро вошли как в портретную галерею, люди, вроде, даже не моргали. Один читатель на вагон обнаруживался стабильно, но вай-фай и халява в одном флаконе в целом определяли позы и отсутствие выражения на лицах. Уже стемнело, когда мы вышли с восклицанием «Ура, свобода!», оставив мальчика развлекаться у кастоправильных бабушки и деда. По пути обнаружили замерзшую лужу. Замерзшую лужу, Клэр! Коньяк заканчивался стремительно. Плана не было. Никакого.

Подумали для начала посетить памятные кастоправские места. Отвесили поклон Грибоедову, глянули на Чистаки. Праздник подмерзал, но все же только начинался. Свернули в приогишные дворы, их магия все еще действует. Пропал, давно правда, клуб ОГИ, ШАГИ тоже куда-то делся, нам так и не открывшись. «Не по этому адресу» шуршали значением бережно расклеенные на дверях и стенах листки. Значит, по другому адресу они все же открылись, и это нас чутка порадовало. Нам адреса были не нужны. Справа, сменивший вывеску, владельца и интерьеры гудел некогда ресторан, называвшийся «Морские гады». Мимо как не проедешь, все у них скорая посетителей вывозила. А слева же – тот самый забор, из тьмы за которым 15 лет назад к нам протянулась рука с зажженным косяком, едва мы впервые воскликнули «Кастоправда». Теперь в том заборе отличная дыра. Прожгли, типа. Следом дом, кажется он тоже сгорел, в котором однажды на оборотной стороне постера со «Страшным судом» Микеланджело соборной кастоправской радостью и гуашью была создана великая, без бля, картина «Amnistia Particulare», более понятная как «Прощение каждому». Шедевр и копия итальянской фрески на обороте пропали одновременно, но мы и так запомнили. Просто перевернуть. Курить на скамейке с видом на Мясницкую было приятно, но прохладно. Коньяк кончился, опять захотелось абсент. Абсент хотелось с самого начала.

Все эти вечерние пустые дворики и проходы, необъяснимо кончающиеся лестницы, окна и подвалы с таинственными табличками, фрески граффити и приоткрытые двери придавали прогулке исключительную атмосферность. То, что мы погружаемся, было очевидно. Дверь сквота открылась случайно и мы проскользнули внутрь вслед за какими-то позвонившими кому надо гостями. Сквот, Клэр! Москва в лучшем виде… Здесь и Сейчас здесь и сейчас вписываются. О, какие ассоциации! «Третий Путь» в дни своего величия, «Полнолуния» раздолбанный чиллаут. Бородатый трансвистит с глюкоалым каре танцует вокруг кальяна, своими движениями напоминая о перерождении и Пани Брони. Уже час должен идти концерт, но музыканты еще не раскачались. На кухне курят и слушают девушку-адвоката про ужасные отношения между текущей властью и «современным искусством». В коридоре – праздник, каждый второй – с бутылкой вина. Блаженная девушка Да*а поведала о предстоящем. Лидеры групп «Сердцееды» и «Лимонный день» обрели друг друга в совместном проекте и сейчас будут играть. Сердце в лимонном соку. Момент, чтобы обрести абсент.

Мы выгрузились из одной реальности и отправились в магазин, дабы был-таки при нас абсент, когда развернется и проявится другая реальность. Можно пойти налево, можно пойти направо. И тот и другой путь туда. Перелив зелье во флягу и расплескав долю ангелам на углу, мы вернулись обратно, к закрытой двери. На стук никто не отзывался. Время зашевелилось и собралось пойти вновь. Но на лестнице появилась веселая девушка и предложила открыть дверь. Она набрала код и мы окончательно переступили порог из одной реальность в другую. Предложили девушке обменять код на глоток абсента. Она согласилась, назвала пару цифр, пригубила и исчезла в комнатах. Шел концерт. Он — овердрайв на струнах электрогитары, она — гранжевый минимализм копеечного синтезатора, вместе они мантры для двух голосов. Нас затащило и понесло. Тень еще никому не известного Цоя Луридовича Джоплина приглючилась за окном обшарпанной комнаты, выебанной временем и качающейся теперь на волнах юношеского оргазма. Перекурили и распили по глотку со стопщиком, который едет из Питера в Волгоград, а вообще любит странствовать зимой. Говорит, в Питере чтобы такое место получилось надо «все это иметь внутри», потому что делать пришлось бы одному. А в Москве вот само. А на юге вообще с этим веселее и проще. Потом разболтались с хозяйкой какого-то арт-пространства в пригороде. Ну, что там нынче модно, креативные медитации с ароматом шпината. Но сегодня — пьет. И курит. И веганство все это — тьфу. Отлично поболтали и с хозяином, сквот у него в Москве уже третий. Общих знакомых назвали, за Кастоправду тост подняли. Стоп, кажется в воскресенье мы там выступаем… Эээ… По ходу он шепнул фланирующей пани с бородой, чтоб оно перестало курить гашиш, хоть на денек. Есть тут, мол, парочка соседей, не любят музыку, а ментов тревожить — пожалуйста. Но их пока вроде и не видать. Прощаясь, обнялись и с поющей девочкой из лимонных дней, она из Красноярска приехала, а из Красноярска вообще все славные, потому что там гениально.

С остатками абсента на мерзнущей улице пришлось задуматься. На ночь в «Рок-н-ролле» может не хватить сил, да и охранник может не впустить за позапрошлый раз. Где та лапшичная, холодильник которой охраняют два атланта, ибо за ним сокрыта лестница вниз, где играет музыка и исчезают посетители, замерзнем, но не найдем. В сквот еще вернемся, но не сквотом же единым, да пребудет в нем свет. На одном конце столицы грусть-печаль, на другом свои, да не в том городе, а что третьи… Звоним, они говорят «айда к нам, мы завтра улетаем». Все сходится, едем в Сходню. Как-то попали на последнюю электричку. В электричке встретили Демона. Демона с компанией. Поболтали с ним в тамбуре, перекурили-выпили за кастоправушек и путь Дрына, распрощались до новых встреч. Так то вот, нет прошлых жизней, а жизнь одна. Демона встретили и то — славно.

В Сходне ж нас и обогрели, и чаем с медовухой напоили, угощений вдохнули, яств вдунули. 15 лет Кастоправде, как иначе и представить невозможно. Праздник тут опять такой начался, что и как кончился никто не заметил, а что кончился – то не правда. Утром им собираться на самолет, а нам надо было сделать в Городе дело. Но расписание электричек сказало, что нефиг, воскресенье, и вообще день второй, в Москву хода нет, и перерыв у поездов три часа. Дело так и отменилось, и пошли мы пешком по Сходне, чтобы найти банкомат. В один магаз зашли – банкомат не работает. Спросили, почему-то, у охранника, где есть поблизости такой же. Охранник сказал, что через два дома. А еще он сказал, что приехал из Ростова-на-Дону, с отцом поссорился, люди тут все какие-то отмороженные, работать скучно и беспонтово, с карточками вообще проблема, в банках только роботы и звери… Еще много чего вдруг рассказал охранник, пока я покупал сигареты. «Вы, — говорит, — тоже небось не местные, куда едете?» «Не местные, — отвечаем, — в Москву». «А что, — спрашивает – Сходня не Москва что ли?». Хрен его знает, правда, может уже? Так-то, Сходня, это ж та еще, совсем вообще-то отдельное место. Пока шли, курили, дивилсь как в Сходне все сходится, даже соседние деревянные дома в один, даже деревянные дома и новостройки черезполосицу в таинственной и важной сходятся гармонии. День второй, так день второй. Доброе утро! Не хотели охранника ненароком расстроить. А, впрочем, мысль ему на всякий случай отправили дистанционно: «Вали, мужик, вали пока не засосало и глаза не выцвели, на Дон, на волю, домой. Не губись!». Да сойдется, небось, как-нибудь и у него.

В маршрутке опять было тесно, правда, над головой был люк. Смотреть на дорогу в люк восхитительно. Небо, дерево, небо, дом, небо, башня высоковольтная, чудо аки эйфелево. Птица, Клэр! Небо!

В метро народ был мрачен, будто похмелье, которое должно было быть по справедливости у нас, обрушилось на них. Одна, впрочем, девушка была чудом, улыбалась нам, мы ей, так что и без абсента грело. Прикинув по дороге обстоятельства первого дня кастоправских празднований, прояснилось, что с ангелами и странниками, встречными, но все ж в основном на двоих за Кастоправду и кастоправушек, и единочаятелей драгоценнейших мы выпили 0,7 абсента. Помимо всего прочего. Ну да… Но помню ж, вот оно все тут и записано. А, еще шляпу клевую подцепили. Считай, подарок.

День значит идет второй. Вечер. Сейчас откроем севастопольского мускатного. Мммм… За вас! За Кастоправду! Pour nos vacances sur la terre!


раньше:
← 2o/o3/2o15
886
городская шизнь
8/11/2o15

дальше:
23/o5/2o16 →

Комментарии (2)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:
  1. Андрей Филимонов 07 марта 2016, 18:51 # 0
    Эх, жаль, что меня не было с вами!
    1. Алексей Яковлев 21 марта 2016, 16:04 # 0
      Да, впрочем, кастоправы и драгоценные единочаятели с нами были, в других конечно обстоятельствах места, но насколько я понял, праздник удался всюду. Кстати, ты Андрюха тоже вроде весело пьянствовал в тот день, сам рассказывал…

      Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!