обновления
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Переводы • 19 января 2017
Зацепило?
Поделись!

Маленькие знамения

житель океана

житель океана выплыл из тумана.
в образе человека есть у него фонотека.
он подчинен симметрии рождения и смерти,
молчания и крика,
донована и грига.

ветер качает волны, на волны ложатся сети,
сыты коты апостолов на берегах незримых,
на пляжах резвятся дети,
греются саламандры,
слушают музыкантов…

звук под водой имеет особые свойства:
в каждом своем искажении он остается в пространстве,
тяжестью волн истираем ближе к глубинам
звук исчезает настолько, что можно оглохнуть…

всем в океане известно, сколько сердец еще бьются
в спящих, заляпанных снегом,
тающих подворотнях.

* * *

средь стаи мух медийного эфира,
средь зуда цифровых кристаллов, стона пробок,
конвейерных улиц человекоробок
сетчатка, сигарета, точка мира.

кентавра сон, безумие сатира:
в исповедальне дарвин плачет стар и робок…
там книгу бытия читает робот,
разобран человек на ориентиры.

от выживания к жизни - я есмь то -
и далее к подобию конструкций
грибницы в галактическом драже…

он снова курит, кутаясь в пальто,
с навязчивым желанием проснуться,
но он уже... идея, цель, мишень.

* * *

не убивай сказал господь, не унывай,
ты не судья и не палач, не верь эпохе…
на сердце волчий вой, в ушах собачий лай
безудержный, бессмысленный, жестокий…

маленькие знамения

1.
улицы и дворы площади и бульвары
были пусты - ни единого маугли
только сотрудники силовых ведомств и операторы
нервничали, кружились, искали хоть что-то
аквариумные рыбки живородящие
бледные тропические лягушки
неизвестные улитки по 15 рублей за штуку
пуленепробиваемое стекло
что за странное беспокойство
нависло в тот день над городом
если не считать синекрылых и глюкоалых
незримых и несвободных, поющих все и поющих
о славе вечной и смерти победоносной.

2.
в том же сюжете, но несколько раньше
всё понимали лишь двери верховной рады
но не успели сомкнуться
у деревьев время идет иначе
у деревянных дверей с этим вообще ничего не ясно.
двери умеют не многое
но в тот день они сделали все возможное.
что через них вошло и что из этого вышло
теперь уже догоняем.
правда, почти по зенону.

3.
В первый день вхождения Бога в пустыню
Загудели сумрачные недра обтянутых кожей барабанов
И песок двинулся к просыпающимся садам
Забивая глаза и уши, оседая в груди
С жаром и эпидемией кашля
Воспалением Легких и Возбуждением Жалких
Сине-желтые оазисно-песчанные миражи
По всем каналам
Пророчества и предательства наполнили улицы и дома
Ждут живые, что мертвые встанут
А мертвые все лежат
Песчаная буря, рыжие собаки, нерожденное завтра,
Ад, детка, весьма убедительный ад
Все здесь ждут, когда за ним придет
Тот самый, светлый и невозможный,
В кого только верить, да и то слАбо.

* * *

ну вот, пожалуй, и печаль
порвет невидимые струны,
«прощай», - поет тростник, «отчаль», -
твердят загадочные руны

на главную из всех дорог,
где нет ни берега, ни крыши,
где только бог тебя услышит,
где только время из под ног,

где масти карт, билетов, писем,
дней кружева и строчек бисер,
сомнений пыль и кратность снов,
где все улов для дат и чисел.

а ветер знай себе ля-ля
в едва открытое оконце,
дрожит остывшая земля
в часы перед восходом солнца.

Сон

Деревья в городском сквере
Красные яблоки на ветках
рубиновые сердца среди листвы,
у корней, на газоне, на каменных дорожках,
разбросанные тут и там
никого, чтобы их собрать
никого, чтобы встряхнуть ветку.
ветер замер, солнце скрылось за облаками,
нужно расковырять камни сквера
разбить на кусочки брусчатку
поезд идет через город
мимо сталинских многоэтажек
над крышей, над нашим вагоном
пролетела первая гроздь снарядов
поезд успел проскочить, но это же
поезд, который идет через... Киев?!
Стоп! Разбудите!
Я желаю проснуться!

* * *

Слушай.
Ну, слушай.
Эй, послушай!
Слушай же!
Ну, послушай.
Попробуй услышать,
На секунду…
Ты слушаешь, да?
Слышишь?

Бьется.

Электричка

пешеходы внутри переулков
машины внутри дорог
сюжеты конфеточные обертки
электричка медленно пронзает пригород
брызги эфира испаряются с кожи вагона
машинисты с кружкой горячего чая
древние первопроходцы вглядываются во тьму
сочащуюся как переспелый инжир
диковинными созданиями
из дыма и фонарных огней
электромагнитных тайн
и неустойчивой плазмы воспоминаний

карта железных дорог подмосковья
супрематический цветок сердца
на стенах кают-компаний
радиоголос напоминает
следующая станция — жжжышшшшцчцшшш...

* * *

ветер дует на восток
из трубы растет цветок
лес февральский обернулся
в перламутровый платок

знать весна издалека
вся шутлива и легка
уж гуляет меж деревьев
нас томиться обреках

будто где-то в облаках
речь наполнила рукав
и остался лед лишь только
только лишь на ледниках

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!