обновления
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Переводы • 19 января 2017
Зацепило?
Поделись!

Заметки у границы дня и ночи

Все мы - причудливые существа. С одной стороны хотим, чтоб завтра нам подали тот же кофий в том же кафе, и чтоб поезд метро не углубился в крысиные ходы глубоко под землей, но довез нас как минимум до работы. А с другой - жаждем чуда, чего-то необычного, сверхъестественного.

Злая или добрая волшебница затянет в сказку, - в принципе все равно. Приключение всегда начинается с опасности. Можно съесть пирожок, - и вырасти. Съесть - и уменьшиться. Какой толк в прогнозах?

Люди, в их нынешнем виде, способны выжить только при строго определенных обстоятельствах. Температура, давление, кислород. Но нам хочется другого мира, где мы сами и все окружающее умеют превращаться. Становиться принципиально иными. Лететь кометой в межзвездном пространстве. Маленьким нейтрино сновать из прошлого в будущее.

Там, где кончается день и начинается ночь, возникает сладостное сомнение. А вдруг физические законы - не законы, а только тенденции. Вдруг, подпрыгнув в тысяча первый раз, я обману земное тяготение и отправлюсь прямиком на луну. Ты кто? - спросит меня луна. И я ей отвечу: "Я - это ты". Ведь именно так поступать мне предписывали индийские упанишады, и ни в коем случае не рекомендовал славный танцовщик, доктор Гурджиев. Он требовал, чтоб когда я взлетел, я бы молча, с почтением делал круги над его фотографией. И никакого неба…

Но Гурджиев сам превратился в комара и крутится возле носа. Сейчас я его прихлопну…

Ну да ладно. Это присказка. Тетенька, дяденька, послушайте сказку.

Возвращается после работы клерк, помахивая портфелем. Заходит в Макдональдс перекусить, потом домой, посмотреть вечерние новости, фильм, и баиньки. Даже свидание с красивой девушкой из соседнего подъезда он отложил на пятницу. В пятницу зарплата, да и в субботу с утра можно выспаться. К тому же именно в пятницу рекомендуют развлекаться самые модные журналы. "Ом", "Вог" и "Плейбой". По выходным молодежь клубится, старшие сидят по домам да по ресторанам. А те, кто поумней, в театры ходят или даже в консерватории. Бетховена слушают, Ионеску смотрят.

Но отложим эти развлечения. Сегодня только среда.

Идет по улице аккуратный парень, в жизни которого все расписано и предрешено. И банковский кредит на квартиру он уже взял, и машину купил в рассрочку, и карточку пенсионного страхования получил сразу же, как закончил школу. Идеал современного горожанина. Чистый тип. Ни один вербовщик не заманит его в армию, ни один яхтсмен не уговорит отправиться в плавание вокруг света, ни одна красотка не соблазнит заняться любовью не в срок и не по правилам. Потому что он сам создавал эти правила и придумывал эти сроки. Это его мир, полный гарантий безопасности. Коммунальных удобств и общественного транспорта. Стражей порядка и прилично одетых коллег.

И вот что удивительно. Вернувшись домой, прежде, чем заснуть, он вставит диск в свой DVD - проигрыватель и станет смотреть "Бойцовский клуб", "Две твердыни", "Я убью тебя переменным током", "Помидоры-убийцы - 5". Или "Пришельцы из ниоткуда". Или "Кошмар долины Сент-Оноре". Его разумные сны будут разорваны призраками, приведениями, отчаянными оргиями, убийствами, космическими погонями. Адреналин в кровь, бой только начинается, враг силен. Сталь меча холодит руку, но победа будет за нами. Вперед, мои славные хоббиты!

Но поутру никто не заметит его ночных приключений. "Доброе утро, Виктор Иванович!" - скажет он начальнику, и даже не поймет, насколько тот похож на вампира, поселившегося в долине между вершинами - позвонками его спинного хребта.

На самом деле, современный городской обыватель, выпавший из старого и естественного календарного круговорота, лишенный церковного быта и обихода, живет на границе двух миров. Двух гиблых миров, приуготовленных для безрелигиозного сознания.

Первый, якобы реальный, кажется ему устойчивым. Долгий прыжок из утробы в могилу, - примерно так говаривала незабвенная Фаина Григорьевна Раневская. Ничего страшного, все прошли и пройдут этой дорогой. По пути столько удовольствий. Целый супермаркет. Пылесос, холодильник, стиральная машина. Автомобиль "Рено", пиво "Старый мельник". И то, что нельзя купить, и то, для чего предназначена Master Cart. Осязаемые ценности. Так сосредоточимся же на них!

Но на чем здесь сосредоточиться. Пшик. Пьяная песня про новый набор кухонной мебели…

Второй мир, мнимый и призрачный, тянет в проулки и пропасти. Прочь с торной дорожки пяти чувств, беги от станций школа - институт - работа - пенсия.

И что ж, разве не страшно, если из проулков и тоннелей, куда так и подмывает свернуть, тянет сыростью? Если подворотни и тайные ходы затянуты там липкой паутиной? Если ненасытные чудовища только и мечтают, как напиться вашей теплой крови?

Что там случится - неизвестно. Поглядим, любопытненько…

Там, где хохочут демоны, для человека, не знающего Бога, скрыта единственная надежда. Выторговать себе право на машину времени. На эликсир бессмертия. На философский камень.

Древние мудрецы не напрасно учили, что все названное человеком - реально. Наш разум, - вторят им нынешние ученые, - устроен таким образом, что мы в принципе не способны ничего придумать сами. Мы только видим, слышим, осязаем, - не всегда осознавая, каким образом это с нами происходит.

Дмитрий Александрович Блаженов, профессор Университета в Тарту, знаток древнекитайских знаковых систем и крупнейший специалист по географии времени, убежден: "Люди не творят образов. Они просто попадают в зоны времени, этими образами населенные. Никто ничего не придумывает. Самые примитивные и самые сложные фигуры, якобы созданные воображением художников за последние десятилетия, они здесь, рядом с нами. И Саурон, и Саруман, и Гэндальф, и Годзилла, и Кинг-Конг. Слышите свист ветра? Это бич повелителя мертвых. Он проходит, собирая свой урожай. Урожай ваших снов. Он питается ими, и потом рассказывает в своем царстве, там, где время сворачивается в клубок, ваши истории своим детям, маленьким и проворным демонам бессонницы".

Впрочем, самые интересные фигуры, связанные с упомянутыми Блаженовым зонами времени, легко становятся стереотипами массового сознания.

В чем сила нашего клерка, того самого, возвращающегося с работы? В том, что имя ему - легион. Каждый его шаг - часть невероятного, еще не законченного марша. Тук-тук-тук, - стучат по мостовым всех городов мира барабанные палочки их шагов. Они дышат в такт, они думают в такт, они в такт раскрывают рты…

Константин Калайчев, друг и коллега Блаженова, специалист по отражению ночных призраков в СМИ, говорит, что в той питательной среде, которой живет информационное общество, существует очень своеобычное распределение ролей. Все сведения и факты, непригодные для дневного, рационального сознания, для банковских отчетов и докладов на научно-практических конференциях, попадает на страницы так называемой желтой прессы. Это отнюдь не значит, что бумбарашка в Омске менее реален, чем ядерный реактор в Дубне. Просто ученые из Дубны не готовы принять омского бумбарашку. Пока не уснут, разумеется. Пока не уснут.

Конечно, - продолжает Калайчев, - журналисты желтой прессы очень много придумывают. Сами. Врут, не зная совести и стыда. Но в том-то и хитрость, что ничего придумать человек не может. И каждое новое вранье этих бесхитростных писак просто открывает новую дверь. Туда, где нас, возможно, и не ждали.

…Я знаю, он уже готов к полету, серебристый дракон Аухоон. Он пролетит над нашим временем, над нашими городами. Он слижет с наших тротуаров и мостовых клерков с их автомобилями и супермаркетами. И останутся наши города красивыми и чистыми, как в детстве.

И посадит на свою спину Аухоон всех тех, кто не испугается его. Тех, кто будет готов к приключениям. И поднимутся они высоко над временем. И покажет он им иное небо и иную землю…

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!