обновления
Зацепило?
Поделись!

Мифологический Путин, или Русский центр власти

опубликовано 29/08/2007 в 13:54


Ему подыскивают определения, одно нелепее другого. Сперва он был загадочным русским лидером, потом стал коварным восточным диктатором. Поначалу считался «серым утенком», воплощением посредственности, потом все заговорили о его холодной, чуть ли не демонической сексуальности. В нем видели и «продолжателя дела Ельцина», и «карманного Сталина» ХХI века, и дуче латиноамериканского образца....

Во всех этих, чаще всего не слишком-то лестных эпитетах, которыми вот уже почти десятилетие потчуют публику журналисты и советологи, скрывается недоумение, даже почти обида. Что же делает дурного господин Путин, чем он так раздражает европейскую и американскую «общественность», нарушает принятые правила игры?

На самом-то деле ответ на этот вопрос прост, его всего лишь не решаются сформулировать. Путин, - вне зависимости от субъективных намерений и убеждений, - восстанавливает в России один из мировых центров власти. Восстанавливает его не только как социально-политическую, военную и экономическую реальность, а прежде всего как образ, символ, метафору...

Путин в большой истории...

В конце позапрошлого столетия император Александр Третий, прозванный Миротворцем, утверждал, что у России нет и не может быть никаких союзников, кроме Сербии или Черногории. Слова его не потеряли актуальности и нынче, в условиях глобализации. Россия - на редкость несъедобная для «цивилизованного» мира страна. Давление огромной территорией, почти неисчерпаемые (по сравнению с Европой и Северной Америкой) природные ресурсы, полиэтничность и поликонфессиональность, усиленные весьма своеобычным национальным характером самих русских, плюс своеобразная традиция организации государства и, главное, слишком отличная от принятых в «демократическом» обществе система и иерархия ожиданий самого населения от поставленной над ним власти...

К тому же русский народ, который тысячами нитей связан и с Западом, и с Востоком, не принадлежит целостно ни к одному, ни к другому миру, что делает непредсказуемой реакцию России на те или иные исторические вызовы...

Жить рядом с таким соседом и тревожно, и неуютно. Разрешить напряжение, создаваемое самим непреложным фактом присутствия огромной державы на географической карте, можно только двумя способами. Либо добиться распада России на множество небольших государств, в той или иной мере процветающих, но не слишком сильных в военном и экономическом отношении, часть из которых естественно сольется с Европой, а часть уйдет в Азию... Либо обеспечить контроль над русской властью, заставить ее играть по правилам, разработанным где угодно, только не в Москве...

И, казалось дважды в ХХ веке - в 1917-19 -м и в начале 90-х годов, что историческая Россия почти капитулировала, из ее территорий можно было кроить кому угодно, и как угодно. Но и в первом, и во втором случае, по разным причинам - сорвалось. И в начале ХХI века сорвалось именно благодаря Путину. Этого противники России никогда не смогут ему простить.

Сам Владимир Путин заявляет себя последовательным сторонником демократии и рыночной экономики, и вряд ли лукавит. Он не раз говорил: «Я бы хотел, чтобы сограждане воспринимали меня как человека, которого наняли на работу и поставили определенные задачи». И это тоже чистая правда. Вопрос только в том, что путь решения этих задач - сохранения и процветания русского государства, - вряд ли может быть описан даже в самых лучших пособиях по менеджменту...

Свой среди своих, или магия рейтинга...

Путин пришел к власти в стране, где было подорвано доверие почти ко всем государственным и общественным институтам. Рейтинг Ельцина в 1999 году колебался между 5 и 15%, причем 15% считались уже недурным показателем. Около половины населения России тогда доверяли Церкви, около трети - армии. Все остальные государственные и общественные учреждения вообще не принимались в расчет...

Рейтинг Путина с первых дней его пребывания на посту премьера (с августа 1999 года), а потом и.о. президента РФ (с января по март 2000 года) начал стремительно расти. Он достаточно быстро перешел рубеж в 50% (26 марта 2000 года на президентских выборах Путин набрал 52,94% голосов в первом туре) и за семь лет редко опускался ниже этого уровня. Конечно, много говорят о фальсификациях, - как социологических опросов, так и самих выборов. Но у любых фальсификаций существуют пределы. К тому же каждый заинтересованный наблюдатель может приехать в Россию и провести свое собственное мини-исследование на улицах любого русского города. 6, 7, а то и 8 человек из 10 в любом случае окажутся горячими сторонниками Путина и станут с пеной на губах требовать, чтоб нынешний президент переизбирался на третий срок...

Любопытно, что рейтинг Путина обнаружил тенденцию к росту с первых же дней пребывания нашего героя на государственных постах, когда о последовательной политике и тем более о ее результатах еще не могло идти и речи. Конечно, страна в ту пору ощущала себя в жесточайшем кризисе и изголодалась по надежде. И все же именно личность Путина оказалась той самой козырной картой, которая тысячекратно усиливала ожидания позитивных перемен...

На Западе много говорили и писали о том, что Владимир Путин - офицер госбезопасности. Однако обыденный русский взгляд вычленял в его биографии нечто совершенно иное. Да, гебист, но какой? Из первого отдела, шпион, к тому же работал в Германии, почти Штирлиц (легендарный герой самого популярного в СССР сериала о подвигах советских разведчиков в Берлине 1944-45 годов; роль, блестяще сыгранная «русским Николсоном» с хорошей фамилией Тихонов).

К тому же в биографии Путина сразу же выявляются те преимущества, которые реально дала многим русским гражданам советская система (и в этом смысле он казался родственен тысячам тысяч семей). Мальчик самого простого происхождения, сын небогатых родителей - рабочего вагоностроительного завода и санитарки, работоспособный и умный, но отнюдь не вундеркинд, - сумел поступить на международное отделение юридического факультета Санкт-Петербургского университета, затем - в престижную Высшую школу КГБ, сделать хорошую карьеру... И при этом он никогда не был номенклатурщиком, в «легендарные» и решающие для многих его соотечественников и избирателей советские годы, - в отличие от Ельцина или Горбачева, - не жил жизнью, отделенной от народа высокой оградой и верной охраной. Вообще, до избрания президентом сроки его пребывания на высших государственных постах казались очень незначительны (в администрации Президента - с весны 1997 года), а политические и личные связи - легко прочитывались (с Собчаком познакомился в университете, вот и попал в его команду).

Из своих, еще не испорчен властью, - решили про себя простые русские люди, - авось не обманет. И доверие Путину было обеспечено.

Самое интересное, что Путин этого доверия не обманул.

Русские сны...

Те же социологические опросы утверждают, что больше половины русских женщин хотя бы раз в жизни видели президента Путина в эротических снах. В России, женский образ которой всегда преобладал над мужским («вечно-бабье» в русской душе, как говаривал Николай Бердяев), это значит гораздо больше, чем простые социологические выкладки и политические решения. В народном сознании Путин - муж (в том числе и в эллинском, героическом смысле этого слова), который «взял» страну в состоянии глубочайшего кризиса, депрессии, и вернул к жизни, позволил снова ощутить маленькие радости будней...

В этом отношении очень многие факторы сыграли на руку российскому Президенту. В первую очередь, личный стиль - без чрезмерной аффектации, холодноватый, сдержанный, когда надо - ироничный, в критических ситуациях - мужественный и грубый. Путин - первый российский лидер за последние годы, который не поставил себя в зависимость от постороннего мнения. Часто дружественный и лояльный с партнерами, он при этом спокойно отстаивал национальные интересы, в той мере, в которой их понимал он сам и его окружение.

«Муж» для России, он же оказался хорошим, хотя иногда и суровым «отцом» для граждан. Несколько непопулярных решений (типа отмены льгот для пенсионеров и ветеранов) сошли ему с рук необычайно легко. Еще бы, он вывел экономику из кризиса, на годы его правления пришлось возобновление экономического роста. Конечно, всем позитивным тенденциям в хозяйственной жизни способствовала мировая конъюнктура (цены на энергоносители и т.п. банальности), но это мало тревожит обывателя. В конце концов, везение, удача - тоже немалая часть харизмы лидера...

...К тому же в 90-е годы повседневный быт русских постоянно сопровождало одно очень неприятное ощущение - постоянный стыд за свою страну, лидеров, горечь из-за ее поражений, слабости, нелепых политических метаний. В годы правления Путина это чувство постепенно стало рассеиваться. Не то, чтобы властные решения казались безукоризненными, случались и ошибки, и явные нелепости, но они теперь уже не носили того самого досадно-системного характера. Это как в картах - игра на понижение сменилась игрой на повышение. Россия вновь заказывала высокие ставки, и, если оказывалась в проигрыше, то это, по меньшей мере, было простительно. Азарт есть азарт, что ж делать, если ставка сорвалась...

При этом Владимир Путин и его ближайшие сотрудники не привыкли бравировать азартной политической игрой. Напротив, они часто надевают скучные маски и любят повторять, что нынешняя Россия не видит перед собой особой политической роли, что ее задача - занять достойное место в ряду развитых стран, заставить считаться с собой партнеров и оппонентов. Но в том-то и дело, что русское общественное мнение обычно перетолковывает эти слова совершенно в особом ключе. Дескать, само присутствие независимой и сильной России в мировой политике как раз и должно стать прологом к ее уникальной исторической миссии. Путин - своего рода проводник по заповедному лесу, он должен вывести страну из кризиса, а идущий за ним должен быть еще сильнее его...

Такая точка зрения подтверждается и неослабевающей тенденцией в мировой политике. Все силы, которые так или иначе противостоят концепции «однополярного мира», с надеждой (или по привычке) обращают свои взоры на Кремль...

Не дорого ценю я громкие права...

На Западе Путина чаще всего упрекают в диктаторских замашках, поминают ему загубленные телеканалы и газеты, рыдают над судьбой опальных и репрессированных олигархов. Но и преобразование телевидения, и арест Ходорковского, и разгром ЮКОСа внутри России не воспринимаются как покушение на свободу.

Дело в том, что путинское государство борется только с теми средствами массовой информации, с теми секторами в экономике, с теми тенденциями в культуре и маргинальной политике, которые работают против самой идеи русской государственности, против ее базового принципа. Это своего рода борьба Эроса и Танатоса вокруг русской власти. И популярность Путина демонстрирует, что идеи национального самоуничтожения на сегодняшний день не пользуются успехом у публики.

...Разумеется, никто не возьмется утверждать, что политическая игра Владимира Путина продиктована исключительно идеальными соображениями. Это слишком бы противоречило тем универсальным законам, на которых строится современное общество. Тем более с каждым годом Россия все более включается в процесс глобализации, естественным образом подчиняется правилам игры глобального мира.

Однако в любой игре существуют лидеры, центры притяжения, различные сценарии развития событий. Путин прекрасно понимает, что он пришел к власти в переходный период мировой истории, когда стираются государственные границы и преобразуются механизмы принятия решений в планетарном масштабе. Но, создавая и укрепляя русский центр власти, он как раз и играет в эту игру, играет с тем, чтобы у людей, живущих на территории исторической России и говорящих на русском языке, оставались шансы на выигрыш. И его власть на его родине кажется незыблемой потому, что большинством своих решений он поддерживает и укрепляет эти шансы...

* * *

Мистики утверждают, что само имя человека говорит о роли, которую ему суждено сыграть в жизни. Владимир владеет миром и Путин знает путь, - это тайное, и в то же время предельно внятное для чуткого русского уха прочтение имени нынешнего Президента еще раз намекает на то, что власть ему досталась по праву и отнюдь не случайно...