«Музыка, ощущение счастья, мифология, лица, на которых время оставило след, порой - сумерки или пейзажи хотят нам сказать или говорят нечто, что мы не должны потерять».Хорхе Луис Борхес

Изобилие, разоблачение времени. Под предлогом короткой жизни мы целуемся, ставим друг друга раком, бьем посуду, лица, опять целуемся, кусаем растресканные в кровь губы, как приятно чувствовать эту горячую кислосладкую горечь под-на языке. ом. шагай себе, разбрасывая руками снег, рассыпая кокаин судьбы, теряя, теряя, теряя и не оборачиваясь. мы выпили за ушедший год, запомнили, куда ты смотришь, детка, начинай счет, успевай за танцем. темная ночь, только пули…, только только одна из них не зацепила, ушла мимо, мимо тебя и времени. радуйся, ибо ты здесь, я сейчас, и мы дополняем друг друга, хотя были и остались в пути.

третий день третьего года общего времени, вино, марихуана, вермут, текила, ром, водка, граппа, гашиш, кино, тебе идет это платье, спой. да, все в себя вмещает человек, но когда на рассвете нам незачем будет дышать… пройдет год и наступит новый. будем задыхаться в объятьях друг друга, другого, в другой части мира, в какой-нибудь иной жизни. нам лучше, чем последнему вернувшемуся будде, последнему!.. не думай, что терять тяжелее, чем жалеть о том, чего нет, и тем более, чего не будет. в прошлом году вечером 1-го января мы попали на Желтую подводную лодку, в этот раз — Матрица, и та устарела. а снег все падает и падает, что начинают мерзнуть колени.

да, поздравления с новым годом! пусть… желаю… да будет… нет, определенно дым. и как всякий дым его лучше вдохнуть, чем в нем задохнуться. хотел бы я написать эту «городскую шизнь» вроде писем Сенеки Луцилию, так обстоятельно, вкрадиво, убедительно, чтобы хорошенько промыть вам мозги по части интерпретаций. пожалуй, наверняка займусь этим, когда впаду в маразм.

между тем, праздник продолжается и жизни столько, что на одного не хватит, на двоих слишком много, на всех остальных в порядке очереди, труби сиесту — в России зима, а во Владивостоке полночь. медведь-шатун глядит в окно и, размышляя о геополитике, слизывает с лапы остатки вишневого пирога в ожидании новой весны. пост, думаю я. надо бы покаяться, думает он и идет дальше.

до Рождества еще несколько дней. странно, летоисчисление у нас от Рождества Христова, а Новый год празднуем на неделю раньше. вот она, черная дыра. слишком большая гравитация для такого короткого отрезка времени. засасывает? танцуй, говорил Ошо. танцуй, подруга!

знаешь, самое неприятное, что может случиться потом — это отходняк. но во-первых, всегда можно чем-нибудь догнаться, во-вторых, как Шнур поет — ускориться, а в-третьих — не факт, что что-нибудь может случиться потом. ты вот еще здесь, я сейчас, и мы дополняем друг друга, хотя оба в пути. есть еще кое-что на столе, елка в углу, фейерверки за окном. есть еще кое-что помимо нас, ощущение дежавю например, или великолепное неизбежное, или то, что «все мы смешные актеры в театре у Господа Бога». пусть Он смотрит, смеясь… на ваши лица, когда вы кончаете в объятьях друг друга, на ситуацию, когда вы несете чепуху, на ваши улыбки, когда вы ближе всего, на ваши слова, когда хочется сказать что-то важное…

уже четвертый бокал падает, разбрызгивая вино, и то ли разбивается, то ли исчезает в черной дыре, ловко кутаясь в свою хрустальную вечность. мелкие острые сияющие звенящие осколочки! к едренефене! к счастью! как китайский фейерверк! с праздниками!


раньше:
← 3/1о/2оо2
713
городская шизнь
3/o1/2оо3

дальше:
7/o1/2оо3 →

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!