обновления
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Переводы • 19 января 2017
«Музыка, ощущение счастья, мифология, лица, на которых время оставило след, порой - сумерки или пейзажи хотят нам сказать или говорят нечто, что мы не должны потерять».Хорхе Луис Борхес

Тонкий слой льда. На улицах и тротуарах, на затвердевшем снегу, на крышах — на всем. Скользко, как и в самом слове — склизко, бесконечный вопрос на ускользающий ответ. Скользко времени, или например, скользко с меня? Прозрачный, подлый слой льда, видимый только в бликах и отсветах луны, окутанной холодной радугой облаков, оттого напоминающей узкий зрачок. Глаз, выдающий то ли неприязнь, то ли барбитуру, то ли сжавшийся от яркого, невидимого прохожему, света. Но под ногами асфальт, без сомнения, мостовая, камень, песок, и лишь этот полиэтиленовый лед, словно уменьшая силу притяжения, не дает приникнуть и крепко прижаться следом к замерзшей земле. Без ветра люди качаются, падают, хватаются друг за друга, отчего ветер как будто бы здесь, и продувает город как степь. Иллюзия иллюзорности, реальность как она есть. Фокус ли — превращение слова, обращение заледеневшего (давным-давно, когда драконы отправились на войну) города в игру. Скользко – скользи! Семь холмов, любой спуск, любая скорость. От центра до края и обратно не сделав ни шага. Но будто и льда нет – нога встревает там, где в следующий миг не за что зацепиться. Только несуществующий ветер, призрак урагана, принесший из забытой эпохи пьяную походку жителей, празднующих победу, оплакивающих опустевшие улицы.

Река, истоком уходящая в начало времен, приютившая город и покорившаяся ему, – реальность постоянства в течении. Скользящий взгляд всегда остановится на ее берегу. Лед, укрывающий реку зимой, казалось бы, совершенно иной природы: он держит, он открывает пути. Но только не ночью, когда несуществующий ветер гонит облака мимо лунного ока. Прижимаясь к ограде моста и наклоняясь в сторону реки (это движение только и осталось с того времени, когда духи высоты набрасывали невидимые верви, за которые тянули к себе, ибо никто не желал познать их), вглядываясь в черные тени-проталины, вдруг обнаруживаешь цветок. Брошенная бутылка или мобильный телефон с увесистым списком контактов, выкинутый как мусор, пробили тающий лед, и круг воды распустился трещинами, обозначившими контуры лепестков. Но и сам этот цветок появился не на реке, а открылся на дне ее. Ибо однажды, по зову океана, вода ушла из города, на ночь обнажив волнообразные накаты пепельного песка, разделенные лишь темными лужами, ждущими прилива. Слабеющий лед, отпускающий реку — не меньшая иллюзия, чем это пустынное ее нутро. Или потрепанный кадр синематографа, вызвавшего из забытья картину той поры, когда в городе жили наездники, чьи седла были как теперешние мосты, обнимавшие чешуйчатую спину гигантской змеи. «Ride the snake!». Ride the snake…

От тех давних времен осталось лишь одно время, в одну из ночей которого город покрылся тонким слоем льда. Искаженная сиянием снега и фонарей перспектива закручивает широкую улицу в воронку. Ни единого человека в этом странном туннеле. Только кошка, дремлющие фуры и сотни безмолвных ограждений. Еще одно смещение, и через этот спящий туннель пространство выведет тебя на ту сторону сна. Когда сны в этом городе были живыми, их почти никто не запоминал. Теперь, всякому, чей путь ляжет через черную степь мертвого сна, следует заглянуть в тот двор, чтобы утолить жажду. Сгустком памяти, окруженным стенами городского бессознательного, во дворе стоит крохотная часовня. С иконы, висящей над входом, смотрит покровитель путешественников и моряков, Николай Чудотворец, которому часовня посвящена. А вокруг – десятки брошенных якорей. Со дна Волги, Черного моря, Тихого океана… Куски перегородок крейсера «Варяг» и имена матросов, вышедших на нем из Чемульпо в 1904 году. И на стенах, окруживших часовню — имена знаменитых русских путешественников. И сами эти якоря, будто брошенные с небес на невидимых цепях молитв всех странствующих – музей Федора Конюхова. Еще один экспонат в музее музеев, как и музей воды неподалеку, и музей валенок.

Воздух, сотканный из переживаний спящих окрест, наполняет легкие холодом с привкусом весны.


раньше:
← 11/11/2оо8
613
городская шизнь
13/1/2оо9

дальше:
19/1/2оо9 →

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!