обновления
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Переводы • 19 января 2017
Зацепило?
Поделись!

ВЕСНА ЗАПАЗДЫВАЕТ...

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ

1.

Весна запаздывает. В дневниках
тех, кто останется, будет сказано, что шел снег.
Подо льдом умерла река,
кончился век.
Мы на севере, далеко,
у нас тяжелый язык,
жирное молоко, —
выпей и пой старик.
Выпей и пой, как цвели сады
далеко на западе, как пела капель,
связка дров за твои труды,
связка дров и красотка в постель.
Мы сидим в трактире. Пылает очаг.
Мы пьем вино с другого конца земли.
И песни, песни совсем надрывно звучат.
Пойди ему, постели.
Ты откуда, старик? Ты откуда такой пришел?
Седой, с гитарой в чехле.
Видишь. Мы устроились славно. Кресла, стол
и еда на столе.
Вокруг леса. На небе висит луна.
Красавица улыбается. Ты ей нравишься, идиот.
Собираешься? На хрена?
Прорицатели говорили, что никто никуда не уйдет.
Весна вернется. Нальется зельем трава.
Боишься в отдельной комнате? Постелят в углу.
У меня сегодня тяжелая голова,
наверно это к теплу.
Милый, милый. Мы хотели наследства, мы истоптали тысячи башмаков,
мы испробовали все средства, чтоб отправиться в путь,
но кружили вокруг этого дома. И без дураков
нам хотелось вернуться. Отужинать и уснуть.
Что-то ноет под горлом. Ладно. Пришел, так играй.
Зачем ты молчишь? Мы хотим
знать — есть ли на небе рай
и что над ним?
Но вероятнее всего там не ведают этих слов,
электрические гиганты разматывают провода,
в лаборатории птицелов
гадает: что и когда?
Мор, голод, весна,
война, удача, позор,
вор на спине акулы, страх на струне стрелы, —
все так же, как здесь, — полуночный разговор,
и из-под полы плаща ревниво глядят стволы.
Я понял старик, ты из тех, кто в белых одеждах, один
следит за криками птиц, стреляет, скрываясь в ветвях,
но нам слишком боязно, и мы обязательно наследим.
Страх
мечтают увидеть боги,
грех
им нужен как молоко,
хорошие ноги
уводят вниз...
О чем ты поешь, старик?
Зачем так легко?
Видишь, в углу эти трое
уже обнялись.
Здесь так не принято. Слышишь, прими на грудь,
и пока с тобой ничего не сделали — вали прочь...

И не забудь,
что мы были ласковы в эту ночь.

2.

Стар он был или юн
но как всегда — врун

из ада или с небес
но как всегда — бес

а я с ним легла — стой!
спой так как он — спой!

Куда же ты? Спой! — нет!
Вышла? А где — след?

Белый лежит снег
сбились давно с ног
с деревьев — его смех
или ее вздох?

3.

Я верный ученик
чиню себе допрос
неужто он при них
пел долго и всерьез
неверное он строг
учил что было сил
неверно, чтобы бог
так запросто бродил
простую пищу ел
красоток целовал
он был от скорби бел
скорей, от гнева ал

лежит тернистый путь
к началу всех начал
я должен жизнь вдохнуть
в забытый ритуал

ПЕРВАЯ НЕДЕЛЯ ВЕЛИКОГО ПОСТА

Я ничего не умею. Мясо, вино,
женщины, закурить.
Господи, как же давно
я мог с Тобой говорить.
С тех пор тысячи слов сменили тысячи слов,
голова как колокол — гудит над телом,
мне рассказывали, что Ты здоров
и ходишь в былом.
Осанна! — поют многочисленные голоса,
осанна! — разносит ветер,
а что ты думаешь сам
обо всем на свете?
Господи! Вероятно только я виноват,
что хуже всех,
не верить в свое спасение, — как католики говорят, —
смертный грех.

* * *

Грамматики — говноеды
халявщики синекуры
мы правим наши победы
под музыку пули-дуры

и если такое братство
напоминает бардак,
то незачем нам бояться
болезней и передряг

и кто окажется сверху
и кто окажется снизу
последнее дело — проверка
документов и виз
шизовые постояльцы
местного капитализма
влипли по самые яйца
разделись и обнялись

* * *

представляешь народ хлопочет
ищет свищет берет свое
а какая-то дуру корчит
и веселые песни поет
что поешь? не о том ли свищешь
что мы видели сотни раз
были песни светлей и чище
но немного в них толку для нас
одиночество скрип уключин
в сонных железах — стремный гной
от поэзии только пучит
в лодке легкой и ледяной
веет ветер, метель — услуга
для того, кто держит постель
в жизнь ценою, и бег по кругу —
лучший отдых для сонных тетерь
драки воинов — после боя
приз — кольцо с черным камнем в груди
не томи меня, хрен с тобою,
остуди!

* * *

Не жалей палач,
остуди,
я имею тебе сказать...
ворон-стражник у губ моих
он целует мой сильный рот
смачно сплевывая глаза...
преисподняя
если жжет
преисподняя
если стих
леденящий ветер высот
в раскаленной моей груди

* * *

Неужели все-таки
в небесах уют
праведники водку пьют
и песенки поют
девицы аккуратные
где-то возле звезд
балуются с ратниками
целуют их взасос
мы же недостойные
перебирая четки
бороздим историю
пьяненькой походкой

* * *

недобиток курит шмаль
смотрит на окраину
недобитку песен жаль
и девиц отравленных
крыша — это не предел
есть на небе облако
недобиток полетел
изменил свой облик
глядь! а он уж ангел, блядь,
раскурился здорово,
только вместо белых крыльев
черные у ворона

* * *

эта аллегория
прилично устарела
никакой истории
брошенное тело
Господине-господи!
Сладкая истома
Хочется Тебя найти
там, где все знакомо.
У подруги дома
нету ни шиша,
статуэтка Шивы,
бухие кореша.
Смерти танец сладкий,
Шива многорукий,
в Библии закладки
поменяли, суки.

* * *

я долго смотрел на небо
поднялся ветер шел снег
как же все-таки немощен
и суетлив календарь
разгуливает человек
то червь то царь
7—10 марта 2001 года

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!