Зацепило?
Поделись!

Двадцатый год: Майские стихи


Свобода: два значения

Разъединенные,
Они станут сбиваться в стаи.
Мало кто доживет до победы,
Тем более останется на свободе.

Вчера я встретил одного из них,
Федора,
Он сказал, что надо жить сегодня,
Потому что завтра не существует.

Я помню Раджниша,
Он говорил еще в прошлом веке,
Не существует завтра,
Чтоб пожертвовать им легко и свободно.

* * *

Как ее звали - Ира, Марина, Варя,
Теперь уж не вспомнить, и это, конечно, край,
Было майское утро на Чистопрудном бульваре
И короткое: "Почему нет? Давай!"
Часа два или три от жизни, быть может, и вправду длинной,
Вдох, выдох и вдох идеально ложатся в стих,
Только телодвижения - задолго до карантина,
Сложностей никаких.

* * *

Не хочу великих поэтов
Переводить, читать, понимать,
Они, блин, не любят лета
И простых шалостей, твою мать.
Они ценят сложности, переходы,
Стояние на мостках над черной рекой.
Десубъективизация и никакой свободы,
Ну и жизни, разумеется, никакой.
Другое дело петля на шее,
Револьвер к виску, иная муйня.
С подмышками жены полицейского значительно веселее,
Означаемо, особенно для меня.

* * *

Солдатское кладбище у Лумиваара.
Ополченцы, воевавшие против нас

Совсем молодые, прожившие часть жизни и успевшие сделаться старыми
Спят сейчас

Под деревянными, просто сколоченными крестами,
Окрашенными в белую краску, как подоконники и оконные рамы.

Мы воевали с ними, они воевали с нами,
На несколько сот километров границу подвинули стрАны.

А в окрестных селениях, в Гельсиндорфе и Петербурге, в своих постелях
Нынешние ворочаются, переживая повседневные свои тревоги.

Весна. И заходят на новый круг насекомые и растения
На холме у финской дороги.

Несколько образов счастья

Жить
Вместе с этим имперским городом,
Потерявшим свое основное призвание
Больше века тому назад.

Следить
Как в блеклом свете полупустой Фурштадской улицы
Тают
Упоительные человеческие лица.

Думать,
Смоет ли нас море,
И когда.

* * *

В раздрае, угаре - захлебнуться, запнуться,
Задохнуться, и вдруг
Очнуться
В тишине крепких рук,
Теплых, огромных...
Подумать, вот оно, утишение злых сердец.

Оказывается, ты дома,
И рядом Отец.

* * *

Никаких сомнений нет в том,
Что все решается там,
Где настоящий дом.
Но есть путь по другим местам.

Должен идти напролом,
Ясность свою блюсти,
На зло отвечать добром,
Сбирая дань по пути

Несовершенных дел
Недочитанных книг,
Нор куда не хотел,
Но все равно проник.

С заплечным большим мешком
Когда вернешься домой,
Поймешь, каким дураком
Был. Господи Боже мой!

* * *

В поединке парацетамола и аспирина
Побеждает Марина.

Наташу не взял ни СПИД, ни ковид,
Зато она хороша на вид.

Прием подружек три раза в сутки
Вызывает восторг и в зубах промежутки.

Чистая риторика

Ограниченные в способах противостояния,
Не различающие линии разделения,
Мы не знаем, кто командует нами
И не имеем времени
Анализировать текущую обстановку,
Замарачиваться воспоминаниями и ностальгировать,
Каждое движение выходит совсем неловко,
Это уловка противника - на ногах гири.

Но надо оставаться смелыми и веселыми,
Что бы вокруг ни говорили, ни планировали, ни делали
С нашими дорогами, танцплощадками и школами.
Надо оставаться веселыми и смелыми.
Это единственный, собственно, способ противостояния,
Это последняя возможность не сделаться марионеткой.
А то хозяин театра уверен, что мы готовы: Внимание!
На сцену, детки!


Санкт-Петербург – Карелия
май 2020 года


Комментарии ()

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!