обновления
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Переводы • 19 января 2017
Зацепило?
Поделись!

РОСКОШНЫЙ ЗВЕРЬ \ ОТВРАТИТЕЛЬНЫЙ ТИП

* * *

День городского человека
необходимо заморочен,
он оживает, воскресает
и воспаряет ближе к ночи,
роскошному ночному зверю
ночами спать - никак, никак,
иначе где вы - секс и ветер,
амфетамины и табак?

* * *

(памяти М. Кадаффи)
Радуясь убийству
палача и тирана,
ты превращаешься
в палача и тирана...
Это обстоятельство погружает в зыбь,
откуда остается только воздевать руки
и вопить что-то нечленораздельное...
Но спасение есть. Это первый лед, сковавший реку,
искрящийся снег,
гудки автомобилей в пробке...
Неожиданный дервиш кружится, кружится, кружится,
песок забивает ему глаза, уши, нос
поднимается ветер..
Вот уже песчаная буря кружится вместе с ним,
столб песка танцует по пустыне,
царапает кожу неба...

* * *

Играю красное и черное,
На что поставить? - непонятно,
Торжеств не надо, мы ученые,
Господь, пусти меня обратно.
В повестке дня похолодание,
Обрыв, безумие, расплата,
Я не сумел понять задания,
Господь, прими меня как брата.
Страна в смятенье, город в инее,
Всех озарений – на полслова,
Господь, прости меня по имени,
Такого грешного, такого…

* * *

Нет ничего непреложного и сложного,
Нет никого плечистого и чистого,
то-то же...
Шел по следу волка,
Остался только вой,
Волк растворился без остатка
В сыром осеннем воздухе...
Только я о нем и помню...

Над стихами, случайно открытыми в сети

Становится трудней молиться,
Рука немеет и дрожит,
Еще вчера был очевидцем,
Сегодня – смотришь – вечный жид.
Кому ты оказался нужен,
Кому хотел и смог помочь?
Похлебка жидкая на ужин,
В Устюжне – стужа, в Тотьме – ночь.

* * *

Вспоминаю советские уличные сортиры, обоссанные, заплеванные, исписанные,
но все-таки дефекация за деньги в Женеве и Амстердаме воспринималась как миф... этого не может быть...
вспоминаю разговоры об автомобилях, мысль о том, что значение будет иметь не то, есть ли у тебя автомобиль или нет, а его цвет или марка, вызывали искреннее недоумение...
полная ерунда, такого не может быть, человеку нужна просто возможность куда-то ехать...
как-то с одной девушкой на деревенской околице между Никольском и Тотьмой мы говорили о том, что в один прекрасный день дома опустеют, останутся одни старики, остальные будут в лучшем случае приезжать сюда летом, да и то, если сделают дороги...
я опять-таки не верил, что за бред...
какой же долгий путь мы прошли к цивилизации...

* * *

Что почему как
Видимо вероятно пролет,
Обязательное ништяк
Куда-нибудь заведет.
Рыжеволосые девы
Летят над полями,
Над поселками, деревнями,
Восстановленными монастырями,
Господи, почему ты меня оставил,
Как ты меня оставил
Один на один с такими
Завьюженными местами?
Рыжеволосые девы
Поворачивают на восток,
Небо уже заалело,
Что вызывает восторг.
Животворящий свят
Огонь пожирающий нет,
В городе наугад,
В сущности на просвет.

* * *

Кто мне напишет -
Шерсти - не шерсти - ша!
Шариться по шатким основаниям,
Шарить в шелке и шерсти,
Шествовать в поисках шанса,
Шу! - шелест, шу! - шаровые опоры,
И свистит, свистит, свистит бессонница
Сорные травы, сорные травы секса.
Слуга удалился за ширму,
У нас теперь нет слуг,
Не так ли, Игнатий Михайлович?
Спи, дорогой, спи,
Ш - ш - ш.
Мама давно умерла,
и отца нет.
Никто тебе не споет
Ш - ш - ш.
В зимнем воздухе разлито одиночество
Как шепот ушедших.

* * *

Производя все новые слова
Из старых слов, в сухом остатке
Что мы имеем? Пухнет голова,
Плохой улов, и значит всё в порядке.
Мир не изменится, не стоит хмурить лоб,
Что было прахом, то и будет, на-х,
Тридцатый Word и сотый Photoshop
Судачат о минувших временах.
- Тогда, ты помнишь, были люди? – Да,
Сидели в офисах унылыми рядами.
- Но нынешняя чисел череда
Ничем не лучше, если между нами.

* * *

Меня атакуют девушки
Лайна Элина Дафна
Рита Селасие Дурга
Нина Аркадия Дуарте
Все они живут в Петербурге
Все они в открытых купальниках
Все они выгибают спину
И выставляют задницу
Дорогой робот, я очень ценю верное понимание того, что мне нужно,
И все-таки, не мог бы ты быть чуточку разнообразнее...

* * *

Не то, чтоб побоку и боком,
не то, чтоб базовый расчет,
но все мы ходим перед Богом,
нас неизбежно Он пасет.
Седлая новую девицу,
томясь от лени и тоски,
насмешники и очевидцы,
мы - только тень Его руки.
Хотим - отчасти, можем - еле,
Под камень ляжем и заснем.
Но если что-нибудь сумели -
Всё - для Него, и всё - о Нём.

* * *

Трамвай 41маршрута едет по Лифляндской улице, разрезающей надвое парк Екатерингоф,
Огни, снег, ни единого прохожего, ни единой машины,
Такое ощущение, что сейчас можно сделать шаг в любую сторону,
В прошлое, в будущее, к звёздам, в магму и к ядру земли,
Никакие объяснения не работают, никакие законы не действуют,
Но это только иллюзия. Первый автомобиль, и ты снова
Дата рождения, номер паспорта, фамилия, имя, индивидуальный налоговый номер.

* * *

Мы явно сделали что-то не так, - сказал Улюкаев,
теперь перед всей страной выглядим прожорливыми дураками.
Смирились с новыми правилами, усвоили привычки их и примочки,
Естественно, нас выдергивают поодиночке.
И ни слова сочувствия, собственно, что бы
могли бы мы ждать в такой ситуации, кроме зависти или злобы?
Все разложилось просто - восторги и восклицания,
идеи наши, вопросы, и смутный объект желания -
Сначала фирмовые джинсы, потом красивые девки,
вот бы не зарубиться, а выйти и оглядеться.
А так, за высоким тыном, за чужим разговором
собирали искусство и клали на всех с прибором,
Хотели, конечно, многого, были почти у цели,
и с каким же присвистом пролетели!
Годы прошли и годы. Но на сачке, в гуманитарном корпусе университета,
Теплится наша свобода, как недокуренная сигарета

Поэты

Она написала:
Я больше так не могу, давай, ты приедешь и у нас выступишь.

Он написал:
Давай, но мне нужны деньги на дорогу.

Она написала:
Мы купим тебе билет.

Он написал:
Мы - это ты?

Она написала:
Какая тебе разница?

Он прилетел в пятницу в 17-35
Читал, полтора часа,
Слушали хорошо,
Внимательно.

До утра они пили кофе с водкой в районе аэропорта,
Обратный вылет в 6-30,
Так, чтоб в 12 он мог забрать сына из музыкальной школы.

* * *

У меня сегодня гости,
Три скелета на погосте,
Я беседую о главном,
Что случится, если вдруг...
Таня вот любила розги,
Николай писал романы,
Эдуард растил пшеницу,
Как прекрасен узкий круг.
В небе ночь, летит над миром
Мать - Луна, все мимо, мимо
Облака спешат под нею -
Этот образ создал Бог.
Мертвецы мои смеются,
Как здесь жили, объясняют,
Говорят: невзгоды - шняга,
Человек не одинок.
Все к нему имеют доступ,
И за этим наблюдают,
Так как очень интересно,
Справа гол, а слева течь,
Так что пей пока что водку,
Занимайся, чем придется,
Интересным разговором
Постарайся нас развлечь.
А не то придешь и скажешь,
Ничего со мной такого,
Зацелованных немного,
Заколдованных нема,
Даже дома не построил,
От полиции не скрылся,
Все читал, да мало понял,
Что вообще я понима.
Скажешь, что существованье,
Точно ночь, была и схлынет,
Нету пламени, где пламя,
Выест очи серый дым.
Вот такой ты нам не нужен,
Вот такой не интересен,
Мы тебя тогда такого
Вурдулаку отдадим.

Неожиданно, для Дмитрия Данилова

Футбол, хоккей и другие образы культуры
становятся менее современными, уходят в прошлое,
наступает время нажатия клавиш,
нажмешь клавишу и смотришь, как все изменилось на экране.
Я не помню, как играл Всеволод Бобров,
но я помню, как играл Гилимзян Хусаинов,
моим кумиром был Ринат Дасаев
и еще мне нравилась тройка Лебедев - Анисин - Бодунов из Крыльев Советов.
Я долго живу на этой земле. Потепление сменяет похолодание, девушки любят мужчин,
В каждой позиции есть свой изъян и свое преимущество.
О чем ты хочешь поведать мне, странник?
Откуда ты идешь, странник?
Людовик Четырнадцатый играл в мяч.
Мы не знаем счета, не знаем итога.

* * *

В городе человек,
В городе не одинок,
У него есть грех,
У него есть вино.
Ещё он игрок,
Икс, игрек и зет,
Сам себе венок,
Сам себе портрет.
Потребитель, лубок,
Потрошитель тенет,
Последний кивок,
Случайный отсвет.
В городе человек,
В городе не клинок,
Клин клином, - и новый век
Нечаянно и невпрок
В городе человек
Уже утро. Восемь. Вот жесть.
Ноль, плюс один, дождь и снег,
Перед тем, как заснуть, поесть.

Отвратительный тип

Много раз думал о том,
Как ограбить банк,
Угнать автомобиль или катер,
Заехать NN ногой в челюсть.
Ни разу не думал о том,
Как накормить голодного приятеля,
Утешить детеныша,
Перевести старушку через дорогу.
Делал все это совершенно автоматически.


Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!