обновления
Поэзия • 12 октября 2017
Внутренние новеллы • 11 октября 2017
Поэзия • 10 сентября 2017
Книги • 03 сентября 2017
Проза • 12 августа 2017
Поэзия • 18 апреля 2017
Зацепило?
Поделись!

СИМЕИЗ 2002

Анастасия Романова, Андрей Полонский


Анастасия РОМАНОВА:

* * *

Переиначил перешил
Порочней прочих
А у поэта может был
Отвратный почерк.

* * *

Камни да осколки,
лебеди молчания,
На морской помолвке
встретились случайно мы
Было слишком ветрено,
Слишком было холодно,
Тело было экстренным,
Духи были молоды,
Близ садов замоленных,
Близ дерев обкраденных,
Протекало олово,
Завывали ссадины.

* * *

Кони мчали по европам
Распугали вороньё
Три секунды до потопа
В ахиллесово жлобьё
Поцелуи под водою
Пахнут рыбой ледяной
И уводит за собою
Раскрасавец водяной
Птицы ухаются в топи
Кошки просят молока
Заколдованные тропы
Угощают ходока.
Дармоед очарованья
Вольнодумец дерзких грёз
Рушит мир до основанья
Чтоб задуматься всерьёз
У него большие планы
Пусть вода стоит стеной
Он летит на дельтаплане
И торопится домой.

* * *

Опускается ночка,
Поднимется ветер
Получая отсрочку
Остаёмся в ответе
Одичавшее стадо
Больно дурно хмелеет
Цедят стопочку яда
Приручённые змеи
Опускается ночь,
Поднимается ветер
Разливайте вино
Вина мне налейте

* * *

Ни тщета, ни отрава, ни южная леность девиц,
Поцелуи вполсилы, улыбки, как лунные божества.
Распускается тьма под дремотные посвисты птиц,
Разливаются тени, бегущие естества.
Где бродяжные духи, быстрые как вода,
Где Кассандровы губы мстительней, чем у змей,
Открывается имя, гордое, как орда,
И становится смысл, что небо твоё, ясней.
Будь ты пешим чужим, халдейкой, хранящей очаг,
Белым молохом будь, узором на древнем челе,
Распускается свет, будто делает первый шаг,
И гуляет бог по большой земле.

* * *

Рукотварное быльё
да стирается бельё

* * *

Ну конечно виновата, дай я лучше отсосу
У тебя ума палата или сперма на носу?
Если я чего не знаю, растолкуй мне, балабол,
Ты кончаешь, я кончаю, — очень правильный глагол

* * *

От грусти тащит, от неги прёт
Ищи пропащих, еби их в рот.
Т.С. стал квёлый, как рыбный Лот
И носят пчёлы безрыбий мёд.
Играют в ящик, играют в явь
Живёт ныряльщик дрейфуя вплавь
Переиначил премилый свет,
Блефует мальчик, лунатит бред
Мутит от грусти, от неги прёт
Шестое чувство, еби вас в рот

Свинг по сведенборгски

Может, музыка здесь и не вечна,
Кадкой уксуса станет вино
Безответственно и безупречно
В микросхемах всё зачтено
В микрокосмосе рая и ада
В макрокосме безбрежных пустот
Ждёт заядлый курильщик распада
Беспощадный, как идиот.
Он цветами встретит заблудших
Да бесстрашных спровадит войной
И ни хуже там станет, ни лучше
Тот же мир, только в чём-то иной.

* * *

Ни соседки, ни наядки,
ни тугой морской воды
ты сказал мне: всё в порядке
мы запутали следы.
Сон потерян, дни короче
И смеётся тру-ля-ля
В тишине от ночи к ночи
Расступается земля.
Горы вздрагивают глухо
Серце ухает в ответ
Слово словно повитуха
Распоясывает свет.

* * *

Симеиз, как водится, нежен,
Солнце, как кажется, краше,
Ни восторгов тебе, как черешен,
Ни напрягов, ни песен безбашенных.
Всё остынет, рассыпется в воздухе,
И ни птиц тебе, ни печали,
Волны катятся, как повозки
В тра-такие улётные дали.
Гонят стадо своё ветродуи,
Ночи гордые, как татарки….
Воздух помнит твои поцелуи,
От которых по-прежнему жарко.



Андрей ПОЛОНСКИЙ:

* * *

Среди бескормицы, бесславицы
Беспочвенности и отчаянья,
Нас три подружки, три красавицы
В объятьях времени качали.
Одна звалась богиней бледною,
Ещё Селеной и Луною,
Её позвали трубы медные
На бой реальностью иною.
Вторая, Марфа, погружённая
В движенье от обеда к ужину,
Её пленяла пресса жёлтая,
Где шутки, новости и ужасы.
Подружки плыли сквозь столетия,
И затевали игры разные,
Мария Магдалина — третья,
И этим всё, наверно, сказано.

* * *

Плывёт по небу тугоухий,
Чуть подзолоченный, смешной,
С железной бляхою на брюхе,
Ключ меж лопаток разводной.

Он будет речь, он станет слово,
Перетекая в ДНК,
Заполнят хаос образцовый
Календари и облака.

И далее — как борщ к обеду,
Бессонница, где гонят стадо,
Онопко, сгинувший в Овьедо,
Бомбоубежища Багдада.

Пусть! Продираясь сквозь наречья,
Предплечья, бёдра, шеи, скулы,
Он завлекает: жизнь невечна,
И упираясь, строит куры,

Но совершится — над землею,
Не доработанной сполна,
Умыта родниковой кровью,
Взойдёт спокойная луна.

* * *

Давние, поэтические,
Больше того, по привычке,
Темы, как венерические
Больные на перекличке.
Хочется в обналиченные
Ясные времена,
Юнгою или мичманом,
И золота до хрена.
Кусаются цены, акафисты,
Женщины и занятья.
Встаёте в очередь каяться —
Купите новое платье!
Стиморол станет стимолом,
Нет стиля — наше почтение!
Никто не напишет для Тимоти
Лирическое сочинение.

* * *

Русский, провинциальный
Говорок — шепоток,
О глупости провиденциальной,
О свойствах мужних порток.
Недавно отец Георгий
Отмерил: «Грех — жить легко…»

Как далеко до Нью-Йорка,
И до Таллинна далеко…

* * *

Невыполненные обязательства, — вот что меня гнетёт.
Была другая эпоха, — скажешь? Скажи,
Гамбургский счёт,
Жить не по лжи.

Как же это теперь смешно: старые мехи.
Лучше купить подруге меха, оно верней,
Чем доспехи
Прожитых дней.

Рыльце в пушку. Ладонь в конопле,
Проверяя прописку, ухмыляется соловей.
Зато ходил по земле,
Уверял, что ничьей.

А оказалось, что Божия она, Божия
Житница, хижина, небоскрёб,
И обидно, если всё окажется подытожено
Пулей в лоб.

Не для того растили тебя, целовали, баюкали,
В лесу аукались, в постели говорили о жилке на шее,
И защищали от страха звуками,
Танго, мол, танцуй, как умеешь.

Спи. И когда проснёшься, опять играй
На лютне, на линии, на ласковой, необозримой
Поляне, названной «потерянный рай»,
Оттого и любимой.

История всегда печальна. Проста,
И всё же печальна. Наши предки, соблюдавшие пост,
И мы, забывшие даже сроки поста,
Выходим до звёзд.

И глядим, отливая, на Его кинозал,
Думаем, когда же начнётся кино,
Которое Иоанн всем нам пересказал
Очень давно.

Шахматы

В дебюте русская. Похолоданье,
И ветер резче, и тревога злей,
И тени, уходящие рядами
Меж парковых заброшенных аллей.

Потом обычная. Обмен фигуры,
Коня теряю, слон ещё стоит,
И пешки, как отъявленные дуры,
Хранят на линии довольно гордый вид.

А эндшпиль прост. У времени, похоже,
Есть проходная. И меня несёт
Всё тот же ветер. И мороз по коже,
И партиям давно потерян счёт.

* * *

В горах, каких не знаю,
Далёко на восток,
Легла дорога к раю,
Шлагбаум, кабачок
И там у барной стойки
Красавица одна,
Что платит неустойку,
За сны и времена,
Представь, на фоне неба
Расстелена постель,
Поскольку только ебля
Спасает от потерь.

* * *

Прошыга мыга якали таки
Ираны сыга итой итаки
Вакали выга пидали слыга
Яборовисто топоропыга

Куда кудели кому кудали
А нам в постели дуру кидали
Пинали пыгу фигали фагу
Аристомаху яристоягу

И паки паки паси покуда
На третьем зраке не будет чуда.

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!