обновления
Рифы • 27 февраля 2019
Рифы • 20 февраля 2019
Поэзия • 08 декабря 2018
Поэзия • 25 ноября 2018
Эссе • 27 октября 2018
Зацепило?
Поделись!

19
рисунок Адонны Харе

Сериал «Алхимик» и одна мистическая история, которую я знаю из первых рук.

Посмотрели мы с Настей, простите, русский сериал «Алхимик» (2014) по сценарию Алексея Тимма. Фильм совсем неплохой, по крайней мере, мы по нашему обыкновению смотрели его всю ночь, 12 серий подряд. Выключать не хотелось. Конечно, там множество масс-культурных ходов, это неизбежно, но и было что-то другое, существенное. Не зря кино сняли в 14 году, а по нашему ТВ показали только в 18-м. Может быть, почувствовали странное…

В любом случае, есть ощущение, что это не просто выдуманный сюжет детектива-мелодрамы с мистическим уклоном, но и своего рода исторический источник, сообщение, запечатанное в общеупотребительную форму для того, чтоб его вообще можно было бы как-то обнародовать, передать. Мне показалось, что именно сценарист – Алексей Тимм – кое-что понимал в тех практиках, о которых писал, и в общей ситуации, в том числе и с ними связанной (любопытно, что в биографической справке Тимма об этом фильме нет ни слова).

Но главное, что фильм – внятная метафора того, что произошло со страной за последние 30 лет, там есть очень ёмкие и - как бы сказал мой друг Евгений Мякишев – ёбкие образы. И еще любопытно, что мне тут же вспомнилась история моей хорошей знакомой Кати Полетаевой (фамилию чуть изменил), случившаяся с ней в 1988 году. Я эту историю очень аккуратно (почему аккуратно – будет понятно из текста) вставил в своё время в новеллу OTRO («Другой»), опубликованную на «Периферии» и еще кое-где. Но в новелле история почти затерялась и не совсем не была прочитана, тем более отдельно. И тут, после «Алхимика», мне захотелось ее снова повторить, да и уточнить некоторые детали.

…Катя Полетаева не была моей долгой приятельницей. Я случился у нее в гостях всего несколько раз. Она училась во ВГИКе на мультипликации - курсом или двумя старше нескольких моих хороших подруг той поры. Вот, собственно, и повод к знакомству…

…Вся ее квартира между Коньково и Теплым Станом, как раз напротив поворота к санаторию Узкое, была расписана роскошными кошачьими. Львы готовились к прыжку, умопомрачительные пантеры, само торжество эротизма, любили друг друга, тигры крались за добычей. Ты попадал в джунгли, где хозяйка всего этого роскошества оказывалась самым опасным и великолепным зверем. Говорила она томно, растягивая слова и прикрывая глаза, и трудно было вообразить, что это именно она создала из ничего всю ту энергию, которая властно подчиняла любого гостя. Голова кружилась от мощи, скрытой за девочкиными рисуночками. Время от времени, вероятно, в зависимости от каких-то событий, Катя добавляла в картинки еще какую-нибудь деталь, что-то немного перекрашивала, львы прыгали отчаянней, пантеры потягивались откровенней, тигры выглядели опасней, и трудно было не заметить, что в квартире изменилось настроение. Настроение менялось каждые две-три недели, хотя на стенках давно уже не было свободного сантиметра.

Так вот, как раз летом 88-го неожиданно наступил полный депресняк. Тигры как-то сжались, пантеры утратили блеск в глазах, а львы улеглись, спрятав головы в лапы. Что с тобой, Катя? - спрашивали приятели. Катя отмалчивалась, но выглядела на редкость задумчиво. И было с чего подумать.

Полетаева познакомилась на Покровском бульваре с какими-то двумя мужиками и отправилась к ним домой пить вино. Квартирка располагалась на улице Чаплыгина, на углу с Макаренко, на втором этаже. Окна выходили во двор.

Винопитие шло своим чередом, когда после первого или второго раунда Катя решила принять душ. По пути она принялась обследовать большую и ветвистую старомосковскую фатеру и забрела в библиотеку. На полках стояло множество дореволюционных книжек и тамиздата, в ту пору это имело особую ценность.

Она достала один том Брокгауза, другой, и неожиданно прямо на нее выпали несколько ксерокопированных листков с какими-то выкладками. Любопытство художника и искательницы приключений взяло вверх, Катя принялась рассматривать необычные бумажки и вдруг поняла, что перед ней немного-немало, но план разрушения Советского Союза. Причем ущерб, тоже тщательно просчитанный, в два или три раза должен был превышать потери Второй мировой войны. Какая-то шпионская галиматья, - подумала Полетаева, - и тут ее обнаружили хозяева дома. Мужики переменились моментально. Стали надвигаться угрожающе и сообщили, что сейчас они ее придушат, а труп растворят в соляной кислоте. И им это проще простого.

Полетаева не стала вдаваться в подробные переговоры, а бросилась к открытому окну. Прыгнула неудачно и сломала ногу. Преследовать ее никто не пытался. Пожилой мужчина, выгуливавший во дворе своего добермана, не начал допытываться, что делает на земле возле скамейки девушка в мужской рубашке на голое тело, которой явно очень больно. Он просто вызвал скорую помощь.

В шестой больнице Катя объяснила хирургу из приемного отделения, что поругалась с женихом и выпрыгнула во двор. Женщина-врач решила не вмешиваться в чужую личную жизнь и подумала, что разберутся сами. В истории болезни так и записала: «Несчастный случай».

Они явились где-то через неделю, такие вежливые и обходительные, с цветами. Поинтересовались, болит ли нога, и сообщили, что можно было договориться по-хорошему. Попросили держать язык за зубами и учитывать, что соляная кислота не стала менее актуальной. С тем и удалились.

…Выйдя из больницы, Катя пыталась выполнить свой гражданский долг, как она его понимала. Нашла среди бывших полюбовников молодого гебешника и рассказала-таки ему всю историю. Гебешник обещал подумать, а через неделю сообщил, что лучше будет всё и сразу забыть. И поглядел многозначительно.

Катя и забыла. Она проговорилась только трем-четырем приятелям и пяти-шести подругам. Так что человек сто знало про Полетаеву. Я оказался в их числе. Но тогда всё это мнилось больной фантазией, в лучшем случае художественным вымыслом. Кто мог поверить, что стране и вправду что-то угрожало, кроме глупости и уродства…

…И в 91-м году, и позднее история не шла у меня из головы. Но записал я её первый раз где-то в двухтысячных, да и публиковать поначалу не стал. Слишком много ходило подобных телег, полусмешных-полубезумных. Возможно, сходного комически-клинического эффекта опасался и Алексей Тимм, когда прятал кое-что из того, что случайно знал, в сюжеты сериала «Алхимик».

…Судьба Кати сложилась достаточно благополучно. В начале 90-х она уехала из страны с коренастым колумбийцем из города Медельина, кокаиновой столицы Латинской Америки, а потом оказалась в Буэнос-Айресе. Она-таки сняла мультфильм своей мечты. О льве, который уже прыгнул, чтоб завалить лань, но тут пленился ее изяществом. И чуть не помер с голода, потому что красота мира открылась ему в каждом живом существе. Я почти уже рассказал кино, но рисунки там и вправду необычные. Не потеряла Катина рука стремительности и силы. Называется он по-испански OTRO. Поэтому и я так назвал в своё время рассказ…

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!