обновления
Поэзия • 12 октября 2017
Внутренние новеллы • 11 октября 2017
Поэзия • 10 сентября 2017
Книги • 03 сентября 2017
Проза • 12 августа 2017
Поэзия • 18 апреля 2017
Зацепило?
Поделись!

МРАМОРНЫЕ ХАЙ-БУНЫ

Сказания о Яо и Сао, или Пыль на дороге к Дому

Наоборот

Однажды Яо Юй принесла Ан Фань Цзы зелёные щи.

– Хочешь мне понравиться? – спросил её Ан Фань и опустил глаза в тарелку.

– Хочу, чтобы вы мне нравились, – ответила Яо Юй и подняла глаза.

Так путник заботливо переворачивает песочные часы, когда в пустыне останавливается время.

Не жди, не надейся, не проси

Яо Юй решила, что она поэт, и Ан Фань Цзы пригласил её в свою пещеру. В пещере на протяжение семи лет они хлопали в ладоши, лопали зелёные щи, приготовленные Яо Юй из крапивы и примулы, танцевали вприсядку и пели «Ой, да не вечер».

...Ан Фань Цзы так ни разу и не услышал от Яо Юй ни одного стихотворения. Зато какая у Ан Фань Цзы пещера!

«Шью мозги»

Обычно в такую жару голова раскалывается на две части. Первая ищет справедливости. Вторая отчаянно желает её избежать – причём любыми известными человечеству путями.

В один из таких солнцеопасных дней Сао Цинь и Яо Юй возвращались по пыльной дороге с базара, где Сао Цинь справедливости ради (или, может быть, просто из гастрономических соображений) купил топор, а Яо Юй – прекрасный палантин, дабы прятаться в его просвечивающей паутине от зла, существующего в мире, исключительно благодаря добру.

Проходя мимо пересадочной станции с загадочны названием «Груша», Сао Цинь обратил внимание на одно, судя по всему, не первой свежести объявление.

ШЬЮ МОЗГИ! – вопило объявление всеми своими буквами и смыслами.

Всю дорогу домой – а она была не так коротка, какой иногда кажется наша жизнь, – Сао Цинь и Яо Юй безудержно хохотали над человеческими фантазией, умениями и талантами, пока Сао Цинь не остановился, как вкопанный. Он пристально посмотрел в гематитовые глаза Яо Юй и произнес:

– Ты знаешь... На том объявлении... Ведь там был телефон.

– Правда? – Яо Юй поёжилась и от греха подальше накинула палантин на голову.

– Только, мне кажется, он не совсем актуален в наше время, – Сао Цинь иногда действовал на Яо Юй, как успокоительное.

– Так какой же там был указан номер? – только здоровое любопытство могло заставить Яо Юй задать столь глупый вопрос.

– 666, – ответил Сао Цинь, и они продолжили свой путь к Дому.

«Если телефон зла не актуален теперь, – рассуждала Яо Юй по дороге к их с Сао Цинем хижине, – то само зло, возможно, тоже теряет свои силы в нашем мире. Тогда зачем мне этот прекрасный палантин, защищающий от зла?»

Придя домой, Яо Юй запрятала палантин на дно самого глубокого на свете сундука. Это был типично девичий поступок – не выбросить прекрасную на фиг никому не нужную вещь, а спрятать её (вдруг пригодится), – но справедливый и в каком-то смысле отчаянный шаг.

...А из топора Сао Циня всё-таки сварили кашу, добавив в нее немного примулы с крапивой – для цвета, и любви – по вкусу.

Звездопад

Как-то ночью Яо Юй вышла посмотреть, что принёс ей ветер, кроме сигаретного дыма, – и бледнее луны очнулась уже в их с Сао Цинем хижине.

– Сосуды, – заключил наблюдательный Сао Цинь и налил страдалице горячего чаю с чабрецом.

– Ветер, – произнёс Ан Фань Цзы, – в наших краях он сбивает с ног.

– Звёзды, – запротестовала Яо Юй и вспомнила детство.

Рыбалка

Когда влюблённые в жизнь Яо Юй и Сао Цинь только пришли к Великому Мастеру Дзэн Ан Фань Цзы, у него в пещере жили ещё два воина Духа – Да То и Серриссё. На самом деле то были христианские подвижники Дамиан и Серафим, волею собственного выбора последовательно примерявшие на себя все отражения Духа, существующие в мире, благодаря многообразию вероучений. Ан Фань Цзы ругал их за пустые метания и обзывал веромучителями, но очень любил обоих – каждого по-своему. Да То был чернобород и образован, Серриссё – белокур и смиренен. Оба радовали Господа и огорчали Его. Оба, влюблённые в жизнь, питали нежные чувства к влюблённым друг в друга Сао Цинь и Яо Юй. Но наша история о другом...

Сао Цинь, прибыв в великолепные владения Ан Фань Цзы заболел. Причём заболел он рыбалкой, а не каким-нибудь новомодным поросячьим гриппом. Сао Цинь задумал поймать 7-метровую Золотую Форель, которая водилась в Безводном Озере. По преданию, волшебная рыба спасёт человеков от уныния, загадочным образом свойственного бурному течению нашего времени. Как бы там ни было, Сао Цинь сам сообразил удочку, украсил её незамысловатой резьбой, придумал поплавок и, подскочив от звука будильника ни свет ни заря, отправился к Безводному Озеру.

Шёл проливной дождь, и Яо Юй уже стала волноваться: «Безводное Озеро наверняка наполнилось водой – какая может быть рыбалка?» – думала она и то и дело смотрела на часы, которым никогда не верила.

К вечеру появился Сао Цинь – весь мокрый от дождя, но страшно довольный.

– Ну?!! – подскочили к нему все обитатели пещеры.

И Сао Цинь торжественно продемонстрировал им абсолютно пустой садок.

– Ничего не поймал? – спросила Яо Юй сочувственно.

– Нет... Отпустил... – гордо произнес Сао Цинь.

– Ты отпустил Золотую Форель? – в недоумении переспросил Да То. – Ты отпустил волшебную рыбу, которая спасла бы мир от уныния и скуки?!

– А разве вам скучно жить? – Яо Юй встала на защиту своего возлюбленного.

– В конце концов, какой перевод продуктов! – заметил добросердечный Серриссё.

Сао Цинь растерянно улыбался: он вообще не любил слов, а особенно его пугали душеспасительные разговоры.

– Какая она? – спросил с воодушевлением Ан Фань Цзы.

– Бесконечная, – ответил Сао Цинь и лёг перед камином обсыхать. Да так и заснул.

...Так Воин Духа, встретившись лицом к лицу с вечностью, считает секунды до выстрела – между ударами сердца.

Крым, 2009

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!