обновления
Поэзия • 12 октября 2017
Внутренние новеллы • 11 октября 2017
Поэзия • 10 сентября 2017
Книги • 03 сентября 2017
Проза • 12 августа 2017
Зацепило?
Поделись!

Голубая кухня

моей названной дочери посвящаю

Я

Мне 20 лет. Я высок. Строен. Симпатичен. Это все, наверное, что я могу написать о себе. Далее меня стопорит неопределённое чувство…

Я решил. Я решил выделить некоторые вехи. Возможно, я вернусь, проследить свой путь, хотя делаю это крайне редко. Это просто развлечение. Я вырасту, а вехи останутся. Я буду смотреть на них и смеяться... или плакать... или смеяться... А может завтра меня переедет грузовик и не будет уже ничего, а бумага останется. Смеётесь?.. Я тоже.

Я, конечно, самодур. И даже больше... Так излечите меня! Не то... Только не думайте, что я наивен. Это наигрыш. Я намного глубже, чем кажусь. Но вы не верьте... Ни строчки.

Я просто иногда теряю мысли. Мои умные мысли. Мои потрясающие мысли… Да! Забыл... Меня зовут Александр Челкаров. АЧ. АЧ. АЧ. АЧ. Я написал 4 раза, чтобы вы запомнили. Но сократил до инициалов, потому что мне было лень писать всё полностью.

ИНЕРТНОСТЬ

Л.: Саша, что же ты теперь будешь делать?

Я: Ничего.

П.: Саша, как же ты теперь будешь жить, что делать?

Я: Ничего.

К.: Что ты намерен предпринять?

Я.: Ничего.

Ничего. Я ничего не буду делать. Я буду лежать и плевать в потолок. Но это фигурально выражаясь... Нет. Я буду смотреть в окно. О! Я буду спать. Вот сейчас... Я перевернусь на другой бок и буду спать. Я бу...

УЧЕБНИКИ ДЛЯ ДАУНОВ

...Так вот я нашёл один учебник. По литературе. Для младших классов. Я прочитал безвкусный рассказ о колхозном поле, но не он взбесил меня - вопросы после него. В конце: Что почувствовал Вася? Как выразилось его...? На кого посмотрел...? Почему он сделал? Это же вопросы для даунов. Это вынужденная рефлексия подобна остаткам пасты с трудом выдавливаемой из тюбика. Он чувствовал любовь к нему. Ну, он любил его. Любил ли? А тут вообще нет правильных ответов. Зачем всё это? Где мораль? Тут я уже сам заврался. Понимаете, я хочу передать, но боюсь вы не поймёте... не так! Глупо. Это глупо. Во всём должна быть свобода! Мне противен этот Вася. Я не понял его чувств. Ни хрена не понял. Я не хочу отвечать на эти вопросы. Я спать хочу. Пошёл спать...

23.20, январь 2001 г.

КАК Я СНЯЛ ПРОСТИТУТКУ

...Вот тут я, пожалуй, ничего не буду писать. Я то вдруг все узнают, что я это сделал.

ЛЮДИ КОТОРЫЕ НА МЕНЯ ПОВЛИЯЛИ

Мама. Папа. Хармс. Мишуля Гордеев. Димка - это из-за него я упал вниз головой в грязный арык и, между прочим, сильно долбанулся головой о глинистое дно (было больно). Рахаева, моя нянечка в детском саду - это она закрыла меня в тёмной кладовой и держала, пока не описался, и с тех пор у меня клоузтрофобия (недержания нет). Кошелев? Нет. Не могу признать влияния этого человек на меня. Нет, он не влиял на меня. Ну, правда, не влиял. Не влиял и всё! Точка. Дядя Витя научил меня вырезать кораблики из бересты, тем самым, заняв ребёнка делом на последующие 4 года. Бабушка научила меня читать, писать, думать, рисовать и "что Бог есть". Вот какой замечательный человек была моя бабушка! Я почему, собственно говоря, была? Она до сих пор есть...

совсем не помню когда писал.

ГАДОСТЬ

О, я ненавижу всё уменьшительно-ласкательное... Послушайте: хлебушек. Фу, какая гадость! Или там - тоненький бисквитик. Или вот - капитошка! О, меня сейчас вырвет...

1.30 самое начало февраля 2001

* * *

Ветер... рвал облака клочьями. В этом городе... на каменных стенах кровавые кляксы. Небо пахнет вечностью. Я проснулся. Пошёл босиком на кухню. Холодный линолеум обжигает ступни.

Смотрю в окно, а там - ветер... рвёт облака клочьями...

Утро 2001-02-05

РЕФЛЕКСИЯ

Вынудить своё подсознание говорить, оказывается также трудно, как заставить его заткнуться.

Кухня 18.35 2001-02-06

СЛОВА

Я придумал два слова: "саткот" и "тэкса"... Хорошие слова. Но я хотел сказать не об этом. Я сегодня видел людей. И я подумал, до чего же уродливы эти люди. Они ходячие карикатуры. От них дурно пахнет. Они глупы. Гляжу на них и охватывает чувство мерзости и раздражения... мерзости и раздражения...

Саткоты - это такое дикое древнее племя. Они все высокие, стройные, кареглазые. Они умны, сильны и благородны. А Тэкса - это я. Их лидер.

Кухня 18.35 холодно, февраль

ОТКРЫТИЕ

Ба... Да у меня на кухне часы стоят...

Кухня 18.35 холодно, февраль

ОНА УБОГА

Убожество. Её мысли так скудны, так просты, так отвратительны. В ней нет ничего, что заставило бы меня встрепенуться, ожить. Вывело бы из дрёмы. Во мне бывает порой столько нежности... Окутать любовью... не её. Ничего не достанется ей... Потому что она... убога! Её расплющенное лицо, странная фигура, нечувственная грудь. Её глаза, глаза обиженного верблюда, наивной коровы, пугливой косящейся суки. Она у Бога. Мне же нужна сталь. Та, что у дьявола. Лилит. Лилит!!! Ну где же ты?!

у окна, со стекающими каплями. Кухня, не 18.35, но февраль.

РЕФЛЕКСИЯ №2

Февраль. Достать чернил и кончить.

(прости Борис.)

ОТКРЫТИЕ №2

Люди свиньи.

* * *

...Так бывает. Ты ещё ничегошеньки не понял, а тебе уже адски плохо. Кто-то страшный монотонный стреляющим звуком вырывает из пространства куски тишины. Будильник. ...И нет спасенья. От слепящего света в глазах с треском лопаются сосуды. Тёплая голова зарывается в окровавленную подушку.

Я рыдаю.

Я прошу сон не отпускать меня. Не отпускай меня в эту страшную жизнь. АААА!!!!

ТЕБЕ

Нет. Нет. Нет. Только ты, моря верная девочка, всё поймёшь. Я повторюсь: люди откровенно тупы. Твой же мозг - априори, не скован ничем. Никакая старая нетраханная педагогиня не оставила на нём гнусных следов обсосанных истин, ложных отношений и насильственных причинно-следственных связей. Только ты и я знаем, что нет ничего. Никакой морали. Никакого бога. Никаких врат рая. Есть только пьянящий эфир жизни и то, что движет нами. Любовь. И есть мы - обнажённые дети, соглашающиеся со всем, не противостоящие ничему. И нам плевать, плевать, плевать. И мы плюём, плюём, плюём.

УВЕРА

Я уверен. Я боготворю уверенность. Уверенного человека. Я люблю: я сам, я знаю, я сделаю, я могу. Я лучший - говорю я вам. Я достоин. Эй, боги (ангелы, черти, марсиане - как вас там?)! Дайте мне... ...мне дайте! И они дают. (не дают мне только одна сволочь, но речь не о ней). А почему? Я потому что я у-верен! Я начинён уверой, как плотно фаршированная утка. Во мне много уверы. А в ком нет уверы - тот падаль. Мертвечина. Корм для вонючих гиен. Червь и ничтожество. Уверяйся! Уверяйся девочка моя! Бери уверы как можно больше. До тошноты. До кровяной рвоты. Но только ей. А не того мутного, спекулятивного, проституированного и опасно абстрактного, что называют верой. Верь в себя! Ведь что такое бог? Слово из трёх букв. Я знаю много слов из трёх букв (бок, рог, шок, сок, ток...). Глупо верить в трёхбуквенные слова.

ПРИНЦИП УДОВОЛЬСТВИЯ

Порою нет ничего притягательнее, экстатичнее и слаще, чем написать на широком белом заборе крупно, чёрным - ЖОПА.

Писано в 00.45, на кухне. 20 февраля 20001 (что-то переборщил с нулями) Потом пошёл и задушил храпящих в соседней комнате.

ТОВТОЛОГ и Я (пьеса в одном действии)

Т.: Я сказала тебе сказать ему...

Я: Фу!

Т.: Что.

Я: Нет. Так...

Т.: В принципе, это не принципиально...

Я: Бяка!

Т.: Что?

Я: Так... ничего.

Т.: Пройти в корпус для прохождения...

Я: О, боже...

Т.: Прости, но я не совсем поняла, понял ли ты меня или совсем...

Я: Можно? Можно я поставлю это? Устал держать...

Т.: Конечно. Ложи сюда...

Я: Ах ты, сука, сука, сука...

та же ночь, та же кухня

ЛЕНЬ

Я сижу и смотрю в окно. Рядом мама чистит лук. Надо бы стать великим человеком.

ПОДСЧЁТЫ

В понедельник Зелёнов мастурбировал ровно 4 минуты. Во вторник 7 минут 10 секунд. В среду 12 минут 20 секунд. В четверг где-то полчаса. В пятницу три минуты две секунды. В субботу 20 секунд (прервали). А в воскресенье 15 минут ровно. Итого Зелёнов мастурбировал в неделю 1 час 11 минут 52 секунды.

* * *

Напишу книгу. Если не сопьюсь.

ЛИЦО

Страшно... Увидел девушку. Смотрели друг на друга голодными глазами. А потом я уехал с платформы, а она осталась. Удивительное лицо. Я досадовал на себя. Хотел вернуться, но боялся, что только зря потеряю время. Электричка обратно прошла. Затем вторая. А я всё не двигался с места. Пойди, разберись в моих чувствах?

АЛКАРЕЛЬ

Пить коктейли люблю. Они лёгкие, воздушные, пузырящиеся. В голове сразу же такое - толи фейерверк, толи кто-то сифон включил.

Водка на коктейли не ложится. Как тяжёлое масло на лёгкую акварель. Встаёт колом. Фундаментально так, как памятник Ленину.

Пиво на водку - обжигает. Начинаешь сбиваться в мыслях, но крышу ещё не сносит. Обои быстро теряют определённость рисунка, да и цвет тоже. Язык становится пластичным.

На пиво водка с лимонадом ложится... точно не помню как. Но проклятых рвотных спазмов не возникает. И вообще, охватывает чувство чудовищного безразличия к жизни.

Шампанское после водки с лимонадом совершенно теряет вкус. Остаётся только тошнотворная, трудноглотаемая кислятина. Вот тогда-то и сносит крышу. И понимаешь, что ты уже, как говорится "в говно".

Наблюдение сделано на даче у Р. 23-02-2001

ЧТЕНИЕ

Дела. Много дел. У меня очень много дел. Но я прихожу домой и с туалета же начинается Золя. За ужином я перехожу на Набокова. Дальше Битов. Потом Маркес, но Маркес не идёт и я возвращаюсь к Золя, по дороге хватанув Мандельштама. После сплошного, плотного ковра прозы стихи читать диковато. Пастернак. Гумилёв. Макс Волошин. 3 часа ночи. Спать пора. Дела. У меня много дел.

ВСЕ ЛЮДИ ЛГУТ

Я понял. Глупость - это форма приспособления. И злость. И раздражение. Человек сам клеит на себя ярлык, чтобы потом не привязывались. "Он злой, что с него взять". "Он тупой, как пробка, чего ещё от него можно было ожидать". "Он злой, лучше не подходи к нему". Один я честный. Такой как есть: умный, добрый, талантливый. И я вечно припёрт к стене. И я беру на себя ответственность, и беру. И ничего не боюсь.

ПОШЁЛ Я СТРИЧСЯ

Пошёл я стричся. Домой пришёл. - К зеркалу. Там большие красные уши оголены. Расстроился. Спать лёг. Прямо в одежде. Утром просыпаюсь. Думаю: раз не раздевался, то одеваться не надо, можно ещё 10 минут спать. Через 10 минут думаю: раз новая стрижка, значит, не причёсываться - ещё 5 минут. Через 5 минут думаю: раз из дипломата ничего не вынимал - ещё 2 минуты.

После обеда проснулся и решил никуда не ехать. Телевизор включил - скучно. Книгу открыл - не идёт. Музыка паршивая. Жрать нечего. Вышел на улицу. Погулять. Шёл-шёл и упал. И вот иду я домой и потираю ушибленное место.

Кухня, после обеда, февраль

ПРЫЩИ

А вот я ненавижу прыщавых особ! Взять бы им всем и отрубить головы. Или заставить носить грязные вёдра на головах. Или напустить на них чуму - пусть подохнут. Или обливать медленно серной кислотой. Или закатать всех в асфальт и пустить сверху колонну этих, как их, машин которые говно возят. Или закопать живьём, а на этом месте открыть общественный туалет (бесплатный). Или оторвать всем ручки, пожечь и пустить побегать. Или заспиртовать в колбы. Нет. Колбы жалко. Просто бить по морде, бить… Эй! Прыщавая?! Куда по

Кухня, конец февраля 2001

БУНТ

Хэйя!!! Ого-го!!! Эге-гей, бля! Что?! Никак?!!! 2+2=5! Кругом одни враги. Волки суки. Клоуны - пи-да-ра-сы! 1: 0 = 1. Небо желто. Алкоголь чрезвычайно полезен. Бобик сдох! Бога нет! Жы и шы. Чю и щю. Кури, моя девочка, кури! Ложить и накласть! А Пушкин… ох нет, не могу. Пушкина не могу. Хожу на голове. Всё! Полный пыждеч!

просто суббота.

ПОЕЗДА ДЛЯ ПИГМЕЕВ

Я лежу на верхней полке. Ноги не умещаются. Каждая тварь, проходящая по коридору, задевает их. Я просыпаюсь. Хорошо бы лягнуть проходящего по морде. Сломать нос или выбить челюсть.

Поезд "Москва - Ижевск", ночь

РИТУАЛ

Не, ну выпить пол литра водки - это всё-таки опыт. Какой-никакой, но опыт... Пусть маленькая, но польза есть. Вроде и ничего, а всё-таки... Тут определённо присутствуют некоторые плюсы...

12.30, г. Воткинск, 9 марта

ДЕРЬМО

Я прожил эту жизнь так, как я хотел. Мне не жаль ни одного дня. Моя жизнь, каждое её мгновение были наполнены радостью, счастьем, светом.

Поезд "Ижевск - Москва", март, солнечно

ЧЁРТ И ЧТО

Зачем я ездил в Воткинск? Ничего ведь. Никакой пользы. Зачем я еду обратно? Глупо. Как всё глупо. Приеду и в начале будет немного страшно. Как будто ты натворил что-то. Будто не властен над своею жизнью. А ведь можно же и из этой поездки чёрти-что сделать. Дать например пассажиру, сидящему напротив по роже. Бутылкой. Вот тебе и чёрти-что. Или пройти весь поезд. Вагон за вагоном. Не... Ничего этого я не сделаю. Не... А вот он ушёл. Этот уродливый пассажир. И стало так легко-легко. И что я так от него зависим? Собственно кто он? Рыжая обезьяна с плеером. Чёрти-что... Блин! Как это правильно пишется? Как говорится - понятно, а как пишется? Чёрт и что. Так? Нет. Не похоже. Чёртичто. Нет. Чёртишто. Ужасно. Чёртечто. Чёртич-то. Э...

Поезд "Ижевск - Москва", март, солнечно

КОНТЕКСТ

- Спасибо тебе.

- Спасибо тебе.

- Спасибо тебе.

- Спасибо тебе.

10 марта. Утро. Электричка на Москву

ВИОЛОНЧЕЛИСТ

Я играю на виолончели, - говорю я. Вру, конечно. Просто подумал... У меня есть знакомая виолончелистка. Когда она мне сказала, что играет, во мне и тени сомнения не было. А вначале я никак не мог этого подозревать.

Я ловлю взгляд незнакомки на своих пальцах. Скоро закончу консерваторию - продолжаю я.

- А ты?

- А я в медухе...

- А... а играешь?

- На гитаре.

- Хорошо тебе. Там хоть лады есть, а у нас на... (у гитары "гриф", а у виолончели что?) ...в общем пустая палка, - делаю характерный жест рукой и смеюсь. Гаденько так смеюсь

- Консерваторию? У-у...

- Да, - смотрю в окно. Думаю - где? Дома можно.

10 марта. Утро. Электричка на Москву

Я против НАРКОТИКОВ

Кхм-кхм... Уважаемыя молодёжь. Употреблять наркотики вредно. Они губительно сказываются на вашем здоровье. Не употребляйте наркотиков.

11 марта, 16.50

ГРЯЗНЫЙ МАРТ

Март - грязный месяц. Я такой тонкий-тонкий. Я был жестокий. Боже, сколько во мне жестокости. Я не буду больше писать о жестоком. Никогда.

Март. Авитаминоз. Головные боли. Мне очень плохо. Умру скоро. Я грешник. Меня будут жарить на сковороде. Только бы не на подсолнечном масле. Лучше на оливковом.

21.55, 13 марта 2001, кухня

НЕ НАДО

Надо было прожить 20 лет, чтобы понять - не надо. Ничего не надо.

Напрягаться не надо. Паниковать. Любовь - стекло. Разбилась и нет. Всё стекло. Жить легко. И не пытаться что-то оставить. Надо жить в соответствии с начинкой и всё само будет. Само по себе.

Нет… сволочи эти студенты! Я, блин, молодой преподаватель, а им наплевать на мои лекции. Я стараюсь. Материалы разные ищу… ну, тут, я вру, конечно. Ничего я не ищу - гоню всё по учебнику. Но всё равно обидно! Прыгаешь перед ними как клоун. Сволочи.

Чего во мне не хватает? Я давно распустил их…

Никакой я не АЧ. Зовут меня Михаил Бедило. И мне стыдно за свою фамилию. Дебило? Вот-вот. А бывает ещё обиднее: мудило, педрило, педило, ебило. Как меня только не называли… Я и взял псевдоним - Челкаров. Челкар - это город где я родился. . .

Я зевал сейчас…

Немного поздно уже. Или совсем поздно. Сижу. Плеер слушаю и пишу.

Не надо напрягаться. Надо отучить себя от напряжения. А у меня как будто наковальня на спине.

Вот мама на кухню зашла в голубой "ночнушке". В голубую кухню в голубой "ночнушке". И я напрягся. Потому что она смотрит в текст, а там "…мудило, педрило…". Что я напрягся?

Вот захожу к этим сволочам в аудиторию и тоже напрягаюсь. Не надо, Миша. Не надо…

Я знаю. Скоро весна. Май. В мае я. Я в мае. Это здорово. Ох, как же это здорово!

ночь, март, кухня

ОНА

Как её описать? Мы сегодня сидели в кафе. Я сказал - я напишу о тебе рассказ. Тонкий-тонкий. Ажурный. О тебе стоит. Видишь её - и сразу хочется. Писать рассказ… Вот я сейчас представляю её ярко-ярко. Она такая-такая… Такая… Сука она.

Что это я?.. Кто я. Кто она. Я умру трагично - мне памятник поставят. А она известна будет только лишь как со мной общавшаяся. Но, замечу - не спавшая. Не спавшая…

Почему не даёт?..

Мне обидно бывает… Неужели я не заслужил, чтобы мне дали?

Интересно всё-таки из чего будет памятник? Из бронзы? Из меди? Я бы хотел из алюминия. Лёгкий и не ржавеет. Только сопрут, сволочи. Свои же студенты сопрут.

кухня, ночь, март

ВРЁЖЬ

Я повесился на хлястике от халата. Хлястик оборвался. Я упал и ударился кобчиком об пол.

Наврал. Опять наврал.

Но это ведь не ложь. Ложь - это да. Это большое, грешное. А врёжь… Врёжь - это нам, поэтам, дозволяется. Я вчера вон Олегу наврал. А позавчера Андрюхе. А матери я вру постоянно. Не верите, что я поэт? А я вчера стих сочинил. Вот:

Жизнь люблю.

Очень люблю.

Прекрасна она,

А что? Бля…

ночь, март, кухонь

* * *

Не… Моя фамилия Горохов.

Вечер, институт, у окна с прилетевшими грачами… С юга наверное…

ПОВОД

Решил я позвонить. А номер забыл. Помню что-то там... две одинаковые цифры, одна другая и опять две одинаковые. Стал вспоминать. Не получается. Решил подбирать варианты. Потом думаю - это сколько же вариантов таких чисел может быть? Думал, думал - не могу посчитать. Ничего не получается. Ищу калькулятор. Нет нигде калькулятора. Видимо сестра в школу забрала. Поискал ещё немного и нашёл. Держу в руке и думаю - что делать? И калькулятор не помогает. Тогда решил позвонить знакомому математику. Звоню:

- Знакомый математик, - говорю, - тут у меня такая задачка... И в общих чертах объясняю в чём дело.

Математик задумался.

Видимо сильно задумался математик потому что стою я, держу трубку, а он всё не отвечает. И мне как-то не хочется его от мысли отрывать. И он молчит.

Тишина.

Трубку то он держит, но почему так долго молчит?

Уже пятнадцать минут стоим, а он всё молчит... И я молчу. Вроде не хочу его от мысли отрывать - пусть думает.

- А хуй его знает, - ответил наконец знакомый математик, - у меня вообще башка не варит с похмелья. Ты лучше это... Можно я у тебя червонец займу.

- Занимай, - говорю, - какой разговор...

- Вот спасибо, - сказал математик и повесил трубку.

А я опять стал варианты просчитывать. Позвонил: 11344. Не то. Позвонил: 33566. Опять не то. Позвонил: 11488. Снова не то.

И взяла меня тут такая хандра.

Такая хандра.

И была у меня эта хандра.

Хандра эта у меня была до самого вечера.

А вечером кто-то в дверь постучал. Открываю - знакомый математик.

- Вот, - говорит, - червонец принёс, я у тебя занимал. И протягивает десятку.

- Да? - говорю, - не помню.

- Да ты же мне звонил.

- Я?

- Да, ты.

- А зачем?

- Не помню, по какому-то поводу

- Так по какому же?

- А чЈрт его знает... Я забыл.

И вот мы сидим вдвоём и думаем, по какому же поводу я звонил. По какому же поводу. Ведь не зря же. А вдруг это был очень важный повод. Жизненно важный.

Кстати, если кто вспомнит этот повод, позвоните моей бабушке (её номер 22944) и оставьте эту информацию для меня.

под мартовским дождём

* * *

Я написал "повод". А тут ко мне в коридоре дочь подошла и говорит - написал ли я что-нибудь посвящённое ей. Я, конечно, наврал, что написал. Но "повод" - это несколько не то, что я бы хотел ей посвятить. И вообще - глупо просить меня писать что-то посвящённое ей, если я ей и так, всё, что пишу посвящаю. Я может всю жизнь ей посвятил. И вот сидит она рядом и дуется. Сексуальная такая. Сейчас ещё раз посмотрю... Ну, да. Вполне сексуальна. Дай-ка я её потрогаю... Действительно сексуальна. Блин... Ладно. Что я там писал? Ладно. Я потом допишу.

СКАЗКА

Жил-был Колобок. Он был круглый. Не имел ни ног, ни рук и, соответственно, никуда не мог катиться. Как он ни пытался - не может с места сдвинуться. Так сидел Колобок в лесу и ждал внешнего толчка. Шли годы. Колобок старел. Он очумело смотрел вокруг, тужился так, что глаза вылазили из орбит, но не мог и пошелохнутся. Однажды подошла к нему Лиса и говорит - чего, мол вытаращился. А Колобок смотрит и плачет. Сказать ничего не может. От волнения. Лиса постояла минут двадцать, гадая над красноречивыми взглядами Колобка и стала уходить. Тогда Колобок как крикнет: "Требую внешнего толчка!" В общем, толкнула его Лиса...

И покатился Колобок. Сначала смеялся от счастья, а потом у него так голова закружилась, что он пол леса облевал. И умер.

А Лиса ещё долгие годы приходила к этому месту и клала на хвою красные маки. Любила она его. Очень любила...

у окна с прилетевшими грачами, институт, 16.05, 17 марта, 2001 год.

ОСТРОТЫ (второй абзац не читать!)

Зашёл в библиотеку. В хранилище. Святая-святых… Вот он - момент истины. Сколько всего надо прочитать… Взял две книги: "Сексуальная терапия" и "Психология смерти и умирания". Из библиотеки вышел и думаю - а Фрейд всё -таки был прав. Вот у меня - в одной руке эрос, в другой - тонатос.

А сексуальную терапию взял из-за одной мысли. Подумал я тут на досуге, идя домой, а что у меня, собственно говоря, с техникой секса. Так и подумал: "А что у тебя, собственно говоря, с техникой секса?" И понял, что ничего определённого сказать не могу. Это меня задело и, в целях повышения техники секса, я решил пойти в библиотеку и взять что-нибудь почитать по этому поводу… М-да… Что-то я тут… тут по-моему я, блин… Нет, право мне стыдно. Вообще не читайте этот абзац! А как же вы его не прочтёте, если вы его уже… Ладно. Я в заголовке сделаю пометку, что бы вы его не читали.

Нет, ну ты свинья всё-таки! Я же просил второй абзац не читать…

Что я ещё написать-то хотел?..

Ах, да! После библиотеки я так и сыпал остротами. Сначала дочери сказал, что она уникальная. "Даже не знаю, что больше - уни или кальная". Ещё, когда у меня попросили почитать книги, я сказал, что стоит только… Ну тут я так острил, что я лучше из этих острот отдельные рассказы напишу. Или даже романы. До чего же я всё-таки остроумный. Даже не знаю, что больше

кухня, 22.03.2001, 00.00

МУЗЫКА

Как-то вечером придумал музыку. Нот не знаю. Пришлось записать словами.

Утром обнаружил на столе листок, со следующим текстом:

"Тиу-тиу-тиу-ту-ту-ру-ту-ту, тыгы-тыгы-тыгыдым-ты-дада-тыг-ды-баба-дым-ты-дада-дам-ты, бали-ты-бам".

СЛОВАРЬ Александра Челкарова

АЧ - Александр Челкаров.

Сука - женщина, не дающая Александру Челкарову.

Блядь - женщина, дающая не только Александру Челкарову.

Кошелев - отрицательный персонаж, лох, сука… то есть, не сука, конечно, а мудак-эзотерик в розовых очках.

Жопа - конкретное состояние бытия в конкретном пространственно-временном континууме.

Врёжь - то, что дозволяется поэтам.

Увера - структура личности АЧ, заместившая религиозные чувства.

Бог - слово из трёх букв.

Мудак - Кошелев.

Лох - (см. выше).

Любовь - состояние личности АЧ, когда он едет в город Малоярославец.

Борис - т. е., Пастернак - любимый поэт АЧ.

NN - человек, выбравший себе псевдоним Александр Челкаров.

Грачи - такие птицы с юга.

Дмитрий Ревякин - человек, песни которого поёт на кухне АЧ.

ОМП - общество мёртвых поэтов.

Челкар - город, в котором родился и сформировался гений Александра Челкарова.

Горохов - так… фамилие такое.

Ницше - философ, которого никто не читал, но все упоминают.

СТИХ, СОЧИНЁННЫЙ В 98-М ГОДУ И НЕОЖИДАННО ВСПОМНИВШИЙСЯ В 2001-М В ОДНО ДОЖДЛИВОЕ УТРО

Этот мир мне давно не нравится
Он как будто бы и не мой
Но поверьте - мне не исправиться
Отрождения я такой

ПОКАПАНИЕ

Как страшно капает вода…

Кап!

Кап!

Кап!

Я сижу в холодной ванне. Прости меня за всё. Прости дурака…

Но ведь прошение моё - глупость. Ибо сам ты меня во всё это втянул. Искушал. Искушил. И скушал!

Господь…

Ибо забыл ты - не бог я. Человек.

И что это я?

Нет, это невозможно! Как же она капает.

Кап!

Кап!

Кап!

Вот так проходят годы. Неужели умру в безызвестности. Неужели?

март, темно

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!