обновления
Проза • 12 августа 2017
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Зацепило?
Поделись!

Кабир

«Грантхавали»

опубликовано 28 декабря 2016, 18:06.
335 0

1. Встреча с учителем

1.1.

О, есть ли брат, надежней гуру, нежнее Света - друг желанный,
Что с чистотой души сравню я, с высокой долей хариджана?

1.2.

Тому, кто мне открыл пределы, лишил сомненья и печали,
Я придаю себя всецело, и тело с радостью вручаю.

1.3.

Величье гуру бесконечно, и благость гуру бесконечна,
Чтоб Бесконечного постиг я, он распахнул мне бесконечность.

1.4.

Что мне отдать за имя Рамы? Нет на земле достойней дара.
О, принесет ли гуру радость любовь моя и благодарность?

1.5.

Я предаю себя всецело во власть наставника и друга,
Мое решение созрело. Ярится тщетно Калиюга.

1.6.

Из лука истинного знанья пуская стрелы наставленья,
Меня пронзил любовью гуру, открыл мне зори озаренья.

1.7.

Чтоб распахнулась в сердце рана, метнул мой истинный учитель
Одно отточенное слово. Не знает промаха воитель.

1.8.

Надежно лук свой держит гуру. Стрелок стрелу не пустит даром.
Стрела мое пронзило сердце всепожирающим пожаром.

1.9.

Кабир покоен. Благой гуру развеял разом майю мира.
Оружье истинного гуру всесильно, - вот слова Кабира.

1.10.

Глух к боли, молчалив, безумен. И шага сделать не могу я
С тех пор, как поражен стрелою - ученьем истинного гуру.

1.11.

Я шел путем, что ведам ведом и поколеньями проложен,
Мне в руки дал светильник гуру, и понял я, что мир ничтожен.

1.12.

Мне даль светильник знанья гуру. Фитиль любви - источник дара.
Пора завязывать с торговлей. Навеки я уйду с базара.

1.13.

Свет вспыхнул. Знанью верен буду. Как раньше сердце с тьмой мирилось?
Лишь тот сумеет встретить гуру, кому Господь окажет милость.

1.14.

Кабир учителя постиг. И вмиг смешалась соль с мукою.
Исчезло все: род, имя, каста. И тишина ведет к покою.

1.15.

Глянь, ученик страдает часто, раз у учителя хвороба.
Когда слепец ведет слепого, в колодце скоро будут оба.

1.16.

Не встретил истинного гуру? - что ж, кармы правила жестоки,
Забрались в каменную лодку и оба сгинули в потоке.

1.17.

Ты при четырнадцати лунах жжешь все светильники, но это,
Пока нет в доме Господина, еще не станет мерой света.

1.18.

Семью двенадцать лакхов лун льют свет на пляшущие тени,
А ты, рожденный человеком, слеп к истине и глух к спасенью.

1.19.

Какое счастье встретить гуру, иначе путник обречен,
Как мотылек летит на пламя, и знает, что погибнет он.

1.20.

Светильник - майя. Мотылек легко сгорает в ласках мира.
Кто наставления берег, спасется. Вот слова Кабира.

1.21.

Коль ученик и слеп, и глух, - учитель бедный не при деле,
Не извлечет ответный звук, как из бамбуковой свирели.

1.22.

Сомненье поглотило мир. Но вопреки земным оковам,
Сомненье поглотил Кабир, сраженный истиной и словом.

1.23.

С помоста знанья стойкость в дар он принял, и легка дорога,
Забыв о страхах навсегда, идущий поминает Бога.

1.24.

Великий гуру не спасет того, кто слеп и ищет ласки,
Коль ткань замызгана в грязи, что толку в бедной красной краске?

1.25.

Я захлебнулся, но к спасенью был сильной вынесен волной.
В дырявой лодке плыть - мученье. Учитель мой пришел за мной.

1.26.

Учитель и Господь едины. Здесь нет ни сына, ни отца.
Лишь самость скользкую покинув, навеки обретешь Творца.

1.27.

Тот, кто учителя не знает, вовеки не узнает Бога,
Напрасно с посохом блуждает он от порога до порога.

1.28.

Воитель - гуру как кузнец в борьбе с расплавленным металлом,
Из шлака золото кует. И пламя дышит идеалом.

1.29.

Став стойким, верным и отважным, - учителя великий дар! -
Кабир обрел алмаз спасенья на озере Мансаровар.

1.30.

С сокровищем соединил меня учитель терпеливый,
Все алчут света, но Кабир один владеет им, счастливый.

1.31.

Доска игральная лежит, скрепляя верх и низ базара.
Так думай над игрой, Кабир. Беспечность не проходит даром.

1.32.

Он кости в доску превратил из состраданья к майе мира,
Великий гуру обучил внимательной игре Кабира.

1.33.

Мне гуру милость оказал, открыл просторы без предела,
Лил дождь из облака любви и напоил любовью тело.

1.34.

Лил дождь из облака любви и напоил любовью тело,
Так дышит влагою душа, что все вокруг зазеленело.

1.35.

Я встретил. Значит, навсегда меня покинула тревога.
Душа, как истина, чиста. Кабир отныне - воин Бога.



2. Поминая Раму

2.1.

Благое поминанье Рамы приносит радость, свет и мир,
Так повторяйте имя Рамы, - твердит без устали Кабир.

2.2.

И Брахма говорил, и Махеш оставил людям свой завет,
Суть мирозданья - имя Рамы. На все вопросы есть ответ.

2.3.

Всему основа - имя Рамы, тилак надежды трех миров,
Кабир на лоб тилак поставил и стал свободен от оков.

2.4.

Так повторяйте имя Рамы, суть бхакти, корень поклоненья,
Иные хлопоты - к страданью, любовь Всевышнего - к спасенью.

2.5.

Исток спасенья - имя Рамы. Жизнь в нем становится нетленной.
Тоской и гибелью гноятся все прочие пути вселенной.

2.6.

У бхакти лишь одна забота. Он повторяет «хари, хари».
Иные мысли - игры смерти. Капкан, поставленный в сансаре.

2.7.

Пять чувств подобны чатрик - птице, душа бессмертная - шестое.
Созвездье Свати даст напиться тому, кто жемчуга достоин.

2.8.

Моя душа стремится к Раме. Моя душа на той дороге,
Которой бхакт уходит к Раме. Что мне теперь земные боги?

2.9.

Я повторяю: «То есть это», и растворяюсь в беспредельном.
Я - это Ты. Не вижу света в существовании раздельном.

2.10.

Пока в светильнике огонь горит, Кабир, имей терпенье,
Без страха Раму поминай. Еще уснешь, настанет время.

2.11.

Что ты творишь, Кабир? Проспать? Забыть о высшем назначении?
Страшись, исчезнет благодать. Вернутся пляшущие тени.

2.12.

Что ты творишь, Кабир? Уснуть? В словах пустых забыть о Боге?
Очнись скорей и вспомни путь. А то совсем протянешь ноги.

2.13.

Кабир, зачем ты видишь сны? Проснешься, станет все немило.
Не может тот спокойно спать, чей дом - холодная могила.

2.14.

Кабир, Владыку прославляй! Почто транжиришь дни без цели?
Пока забылся сладким сном, ждет Яма жертву у постели.

2.15.

Кабир, ты спишь? Однако жаль. Сорвется в пропасть путник квелый.
Ведь даже Брахма задрожал, заслышав смерти шаг тяжелый.

2.16.

Зови Любимого! Не трать на дрему время понапрасну,
Коль будешь день и ночь взывать, услышит Господин прекрасный.

2.17.

Тот, кто не пил нектар любви, вовек не ведал вдохновенья, -
Напрасно дни влачил свои. Забывших Раму ждет забвенье.

2.18.

Жил долго, но не знал любви. Узнал - взаимности не встретил.
Гость у обители пустой. Ушел, опять гуляет ветер.

2.19.

Копил плоды грехов своих, с сумой тащился по сансаре,
Но кроры зла исчезнут в мир, когда придешь в обитель Хари.

2.20.

В тьму канут кроры дел дурных, лишь вспомнишь Бога лик прекрасный.
Творить вне Господа добро - труд бесполезный и напрасный.

2.21.

Лишь Хари даст тебе приют. Лишь Хари даст тебе свободу.
Росой напиться - тщетный труд. Пусть тот, кто жаждет, входит в воду.

2.22.

Тот, кто оставил в мыслях Раму, меняет храмы без конца,
Похож на сына проститутки, не узнающего отца.

2.23.

Цель жизни - поминанье Рамы. Иди и передай другим.
Имеет смысл познанье Рамы. Все остальное - прах и дым.

2.24.

Пусть майя манит дурака, удел зовущих Раму - слава.
Оставь созвездие греха. Ступай в обители Кешава.

2.25.

Твоя добыча - имя Рамы. Грабь путника любого смело,
Не то умоешься слезами, когда душа покинет тело.

2.26.

Твоя добыча - имя Рамы. Храни сокровище вселенной,
Иначе десять врат захлопнет удушье гибели мгновенной.

2.27.

Овраги, горы, дождь в пути, снуют шакалы по дорогам,
Скажи, святой, как мне дойти, как мне дожить до встречи с Богом.

2.28.

Лишь произносишь имя Рамы - мгновенно рвутся путы буден.
Зачем ты тратишь дни в разлуке? Ведь путь к возлюбленному труден.

2.29.

Всем сердцем Раму поминать - нелегкий труд, хоть и полезный,
Как будто на шесте стоять над огнедышащую бездной.

2.30.

Вслух мантру с чувством повторяй. Ее река выносит к Раме.
Увидев несколько озер, не забывай об океане.

2.31.

Воспой амриту высших благ, твоя любовь угодна Раме,
Соединившись навсегда, ты скрепишь драгоценный камень.

2.32.

Душа от ужаса дрожит, и десять врат швыряет в пламя,
Чтоб был страстей огонь залит, всего надежней поминанье.



3.Разлука

3.1.

Красавица в разлуке с милым рыдает, словно чатрик - птица,
Душа сгоревшая тоскует, и не с кем ей соединиться.

3.2.

С мольбой взывает чатрик к небу: прошла гроза, полны озера,
Так и живущие в разлуке от неба не отводят взора.

3.3.

Ведь Чакви, разлучаясь на ночь, с зарей любимого встречает,
А тот, кто расстается с Рамой, днем и полуночью печален.

3.4.

Живут покинутые Рамой в смятенье вечном и тревоге,
Им счастья нет ни днем, ни ночью, ни в доме отчем, ни в дороге.

3.5.

Стоит красотка на дороге, в пыли разлучницы постылой,
И спрашивает у прохожих: «Когда ко мне вернется милый?»

3.6.

Петляет и кружит дорога. Я вдаль смотрю. Мне нет покоя.
Ответь, возлюбленный. О, Рама, когда вновь встречусь я с тобою?

3.7.

Идет, печальная, вперед, хоть ноги сбила и устала,
Ведь после смерти повстречать возлюбленного - пользы мало.

3.8.

Когда железо извели, не нужен философский камень.
Что после смерти Раму ждать? Что мертвым тосковать о Раме?

3.9.

Что сердцу весточка любви? Ни утешенья, ни покоя,
Забуду горести свои, лишь только встретимся с тобою.

3.10.

Непостижим, далек, суров, и не воздеть с мольбою руки, -
Так душу ты мою возьмешь, сжигая в пламени разлуки.

3.11.

Я тело в пепел обращу, пусть дым любви уходит к Раме,
Быть может, милость снизойдет, и дождь погасит это пламя.

3.12.

Я тело в жертву принесу, из праха сотворю чернила
И имя Рамы напишу. Жизнь вне Единого - могила.

3.13.

Душа томится, сердце ноет, жестоко боль терзает тело.
Ничто любовь не успокоит: ей нет преграды, нет предела.

3.14.

О том, как сильно ноет рана, жестоко боль терзает тело,
Тот знает, кто сражен стрелою, и тот, кто посылает стрелы.

3.15.

Великий гуру поднял лук и в сердце выстрелил умело,
Не знаю, жив я или мертв. Стрела любви пронзила тело.

3.16.

Лишь поразил учитель цель, постиг я существо разлуки,
Стрела, застрявшая в груди, Кабира обрекла на муки.

3.17.

Вчера ты в цель стрелу пустил, и я постиг законы мира,
Еще раз подними свой лук, чтоб в знанье укрепить Кабира.

3.18.

Змея - разлука в грудь впилась и все сильней сжимает зубы.
Тот, кто расстался с Рамой, мертв. А если жив, - тогда безумен.

3.19.

Змея - разлука в грудь впилась, и сердце бедное терзает.
Подвижник тих и недвижим. Что ж, если хочет, значит жалит.

3.20.

Плоть как саранг. Как струны - вены. Ввысь рвется музыка разлуки.
Ее услышит Господин и музыкант, простерший руки.

3.21.

Ты не кляни в сердцах разлуку, корить источник жизни глупо,
Душа, не знавшая разлуки - площадка для сжиганья трупов.

3.22.

Темно уже в глазах моих, гляжу все время на дорогу,
Устал и онемел язык от бесконечных воплей к Богу.

3.23.

Светильник - тело, масло - кровь, душа - фитиль, разлука - пламя...
Когда же свет вернется вновь? Когда Кабир вернется к Раме?

3.24.

Рыдаю. Вечно колесо черпает слезы из колодца.
Так птица плачет по птенцам. А тот, кто весел, не спасется.

3.25.

Глаза желтеют от любви, а люди говорят - хворает.
Не знающие мук любви, что ведают они о Раме?

3.26.

Есть для рыданий тьма причин, добро и зло сердца терзают,
Но знай, разлука жжет лицо всегда кровавыми слезами.

3.27.

Оставь свое притворство. Плачь! Ведь любящий тоски не прячет.
Тот, кто страшится неудач, не повстречается с удачей.

3.28.

Рыдаю, - и лишаюсь сна. Смеюсь, - Владыку огорчаю.
Так, словно дерево жучком, душа изъедена печалью.

3.29.

Смех нас не выведет на путь, но свет откроется печали,
Когда бы ни было разлук, красотки вечно б хохотали.

3.30.

Точильный камень точит грудь, терзает дух и тело рана,
Но тот, кто жаден до утех, вовек не встретит Бхагавана.

3.31.

Сын с нежностью идет к отцу, умывшись первыми слезами,
Но сыну сладости отец дает, - и снова исчезает.

3.32.

Отбросив искушенья прочь, с постыдной не мирясь судьбою,
Сын все-таки отца вернет рыданьем долгим и мольбою.

3.33.

Настанет день, и ты придешь. И я на взгляд отвечу взглядом.
Все остальное в мире - ложь. Лишь видеть милого - отрада.

3.34.

Проходит день, проходит ночь, и бесконечно ожиданье...
О, как тоскующей помочь? Как нежной облегчить страданья?

3.35.

Дай обреченной умереть. Или яви себя, желанный.
Ведь мне не выдержать. Огонь неумолимый, непрестанный.

3.36.

Любила и жила в разлуке? Так отчего не умерла?
Ответь, безумная, как муки разлуки выдержать смогла?

3.37.

Как головешка давней муки, я тлею на костре прощанья,
Лишь в пепел душу обратив, навек избавлюсь от печали.

3.38.

Сгорели тело и душа в огне разлуки, в майе мира.
О боли позабыл мертвец, но как же пламя жжет Кабира!

3.39.

Сгораю в пламени разлуки, иду с надеждою к воде,
Но, погляди, вода пылает! Мой брат, спасенья нет нигде.

3.40.

Я брел с вершины на вершину, все очи выплакал, стеная,
Но не нашел травы целебной, и не помогут заклинанья.

3.41.

Я в клочья изорву одежду, сменю шелка на одеяло,
Владыку встречу в той одежде, в какой встречать его пристало.

3.42.

От слез глаза мои ослепли, и влагу жизни сушит ветер.
Душа и тело стали пеплом. Я до сих пор тебя не встретил.

3.43.

Спасенья плот нащупал я в бушующих морях сансары.
На том плоту живет змея. Так начинаются кошмары.

3.44.

Как раковина, жизнь хранит в себе тоску о первозданном,
Лишь солнце знанья возвратит тебе единство с океаном.

3.45.

Все люди сыты, крепко спят и тешатся своим покоем,
Кабир глядит во тьму, объят смятеньем, скорбью и тоскою.



4. Не только разлука, но еще и неведение

4.1.

Огонь и масло дарят свет, горит в ночи светильник знанья,
Кружит над лампой мотылек и погибает, рухнув в пламя.

4.2.

Ты можешь просто помереть, но гибель от стрелы - спасенье,
Тебя под деревом сразит сладчайший ужас предвкушенья.

4.3.

Горит душа, хоть дыма нет. Об этом знают только двое,
Тот, кто разжег огонь любви, и тот, кто мечется от боли.

4.4.

Объято все вокруг огнем, разбита чаша - боль окрепла,
Был йоги, слился с божеством, там, где сидел он, горстка пепла.

4.5.

Мгновенно пляшущий огонь в реке испепеляет тину,
Мудрец в раздумье погружен, все ищет первую причину.

4.6.

Спалило пламя океан, потом туда слетелись птицы,
Учитель разжигал огонь, сгоревшее - не возродится.

4.7.

Учитель разжигал огонь, ученика спалило пламя,
Лишь маленький побег травы с рассветом растворился в Раме.

4.8.

Охотник разложил костер, и антилопа громко плачет:
«Пылает лес моих забав! Ответь, святой, что это значит?»

4.9.

Вначале искра еле тлела, но пламя озарило ночь,
Река бегущая сгорела, и рыбы сиганули прочь.

4.10.

Взгляни, Кабир! Пылает море, и реки превратились в пепел,
Взбирается на древо рыба. Рви смело золотые цепи!



5. Знакомство

5.1.

Кабир, сиянье Господина подобно сотням солнц рассвета,
Глаза красавица открыла, лучами истины согрета.

5.2.

Глаза открыв, красотка видит свет лучезарный вне светила,
Бхакт предан только Бхагавану. Жизнь в одиночестве - могила.

5.3.

Как совершенство опишу я в словах, таких несовершенных,
Есть путь - увидеть Парабрахму, достичь достоинства вселенной.

5.4.

Необъясним, недостижим, Он весь единство, весь – сиянье…
Что для постигших суть вещей грехи и добрые деянья?

5.5.

Оставив скудный свой предел, я вечную обрел обитель,
Узрел цветенье вне цветка, как истый бхакт и небожитель.

5.6.

Душа Кабира как пчела над чистым лотосом цветенья,
Цветок, цветущий вне воды - предощущенье постиженья.

5.7.

Раскрылся лотос в сердце бхакта, там поселился повелитель,
Летит пчела к цветку надежды: достойнейшим дана обитель.

5.8.

И океан, и ливень Свати, и раковина - тьмой объяты,
Жемчужина явилась миру на стенах крепости - шуньяты.

5.9.

Раскрылся в сердце лик спасенья, Кабир увидел лотос Бога,
Прочь из сетей перерожденья! - учитель указал дорогу.

5.10.

Навек слились луна и солнце, единство обрело дыханье.
Душа подвижника ликует. Так исполняются желанья.

5.11.

Свершаю омовенье в шунье, оставив мир условий - миру,
Дом не построят даже муни там, где убежище Кабиру.

5.12.

Счастливая судьба Кабира, всем воздается по заслугам,
Тот, чьих высот не знают муни, меня своим считает другом.

5.13.

В лучах любви ликует сердце, путь вечного единства светел,
Давно оставлены сомненья, Кабир возлюбленного встретил.

5.14.

В лучах любви ликует сердце, душа озарена блаженством,
Во рту - вкус мускуса сладчайший, и воздух дышит совершенством.

5.15.

Сбылись пророчества и сны, Кабир у цели долгожданной,
Меня свет лунный вне луны привел в обитель Ниранджана.

5.16.

Соль, растворясь в воде, исчезла. Вода соединилась с солью.
Моя душа достигла света, слилась с божественной душою.

5.17.

Вода замерзла, лед растаял. Где скорбь былая, где усталость?
Все в прошлом. Я и сам не знаю, что кануло, а что осталось.

5.18.

Как славно, что объятый страхом, я испугался соблазниться.
Град кончился и лед растаял. А речка к озеру стремится.

5.19.

Жемчужина на толковище: красотку воры обнимают.
Учитель, сжалься надо мной, и я вовек не встречусь с майей.

5.20.

Душа, взмывая в небо птицей, оставив тело в мире страсти,
Пьет воду, не имея клюва, и постигает сущность счастья.

5.21.

Душа, взмывая ввысь, стремится в обитель истинного Бога,
Познанием пронзила сердце стрела воителя благого.

5.22.

Любовь и знание - вот путь, мой путь к сияющим высотам,
Господь был щедр и распахнул обители своей ворота.

5.23.

Любовь рождает размышленье, а шепот бхакта - пониманье,
В невидимом теряя облик, приходишь к чистому сознанью.

5.24.

Я оставляю этот круг, я исчерпал все формы мира,
Мне Несравненный - брат и друг. О, радостный удел Кабира!

5.25.

Вся плоть напоена Всевышним, но стойкости мне не хватает.
О, как же слиться с Господином? Нас разделяет ширма майи.

5.26.

Жизнь - половодье. Смех и радость, смерть и разлука - все едино.
Грехи мои легко исчезли, едва я встретил Господина.

5.27.

Не будет ни светил, ни неба, ни вод, ни воздуха, ни тверди,
Господь пребудет и подвижник до жизни или после смерти.

5.28.

Когда спадут покровы майи - не станет купли и продажи,
Лишь отраженье абсолюта в сердцах надежных и отважных.

5.29.

Обрел я стойкость, постоянство постиг и вышел на дорогу,
Мне гуру дал бразды пространства, Кабир - возничий правит к Богу.

5.30.

Обрел покой, постигнув Хари. Спал жар досадных заблуждений.
Я вечно в радости купаюсь, оставив круг перерождений.

5.31.

Душа купается в покое. Невыразимо это счастье.
Так пламя, обратившись в воду, мгновенно гасит искры страсти.

5.32.

Жар спал, бессмысленны движенья, все помыслы - о Бхагаване,
Кабир свершает омовенье в шуньяте, словно в океане.

5.33.

Кабир отведал сока Рамы, обрел жемчужину спасенья;
Ныряльщик в мастерстве искусен, но он напрасно тратит время.

5.34.

Кабир достиг Его сиянья, преодолел пути разлуки,
Алмаз не ищут в океане, он сам тебе приходит в руки.

5.35.

Был я тоска и ожиданье, но самости простыл и след,
Лишь внес светильник вглубь сознанья. Единый здесь, другого нет.

5.36.

Шел мне возлюбленный навстречу, я мучился, ночей не спал.
Жена в грязи, хозяин вечен. О, как припасть к его стопам?

5.37.

Напрасно я по свету рыскал, ведь суженый пришел в мой дом
И стал возлюбленным и близким. О, мне ли грезить об ином?

5.38.

Увидел только долю света, но совершенство несказанно,
Ведь в сотни раз сильней, чем солнце, жжет взор величье бхагавана.

5.39.

Резвится лебедь в водах бхакти на тихом озере блаженства,
Клюет жемчужины спасенья из раковины совершенства.

5.40.

Так благой почитает Бога: шуньята в небесах разлита,
Цветут банан и нежный лотос, струится чистая амрита.

5.41.

Храм без фундамента, Господь - вне тела. Сущее едино.
Обрел обитель без предела Кабир, и служит господину.

5.42.

Подобно семени кунжута, дверь, в храм ведущая, узка,
А там дары для господина и по Всевышнему тоска.

5.43.

Расцвел тысячелетний лотос и греет лепестки свои,
Луч солнца освещает полночь, трубит единство рог любви.

5.44.

Звучит, ликуя, рог любви, струится в небесах амрита,
Так в сердце Брахман воссиял, и познается то, что скрыто.

5.45.

Колодец неба смотрит вниз, черпает воду панихари,
Пьет лебедь сущность бытия и забывает о сансаре.

5.46.

Кто к Шиве шел, кто Шакти пел, обрел лишь пыль безумья, ибо
Лев на воде не ищет дел, и по ветвям не скачет рыба.

5.47.

Прошел амриты чистый дождь, пророс алмаз, ясны истоки,
Звучит, ликуя, рог любви, и ткач шагает сквозь потоки.

5.48.

Мне сила майи не страшна, большое прозреваю в малом,
Достиг единства с бытием, и кол стал ватным одеялом.



6. Суть вещей

6.1.

Кабир так пил небесный сок, что он отныне не устанет,
Когда гончар обжег горшок, его на круг уже не ставят.

6.2.

Сок Рамы - это сок любви. Он полон истиной живою.
Чтобы испить его, Кабир платил своею головою.

6.3.

Приходят многие к калалу потолковать, попить вина,
Но коль пришел за соком Рамы, знай, велика его цена.

6.4.

Сок Рамы выпил и обрел хмельную сладость без предела.
Гуляет опьяневший слон, не управляет грузным телом.

6.5.

Травы не ест и небом дышит, слон связан узами любви,
Он пеплом голову посыпал и бродит, словно в забытьи.

6.6.

Слон соком Рамы опьянен, он победил свои сомненья,
Непостижимое постиг, разоблачил природу тленья.

6.7.

В пруду не утонул кувшин, но слон надеется умыться,
Храм с крышей в воду погружен, от жажды изнывают птицы.

6.8.

Что может с истиной сравниться? Хоть перепробуешь все вина,
Но тело перевоплотится, лишь сок коснется дна кувшина.



7. Безграничное

7.1.

Всю самость, словно камандал, водой наполнил я однажды,
Пьют жадно тело и душа, но не проходят муки жажды.

7.2.

Душа, порвав тенета сна, купается в реке блаженства,
Но нет ни берегов, ни дна. Как безгранично совершенство!

7.3.

Ищу повсюду я подругу, но нет Кабира в мирозданье,
Ответь, как ты отыщешь каплю, что растворилась в океане?

7.4.

Ищу повсюду я подругу, - Кабир исчез. Ответь, не так ли
Немыслимо найти то море, что растворилось в малой капле?



8. Неизрекаемое

8.1.

Скажу: он легок, - ошибусь, тяжел, - и буду прав едва ли...
Как можно Раму описать? Здесь господина не встречали.

8.2.

А коль увижу, что скажу? Не верят знающим и сущим,
Господь - он есть, каков он есть. Слова пусты пред Всемогущим.

8.3.

О том, что ты постиг - молчи! Никто не верит в это чудо,
Не знают веды и пураны Того, кто приникает всюду.

8.4.

Непостижима суть Творца. Так не сворачивай с дороги,
Иди спокойно до конца и не выпрашивай подмоги.

8.5.

Возликовав в долине счастья, мы и расскажем о Прекрасном,
Теперь же наша лодка в море, - слова пусты, слова напрасны.



9. Изумление

9.1.

Я мудрецам твержу давно, что со Всевышним мы едины,
Но мне не верят все равно. Они не видят господина.

9.2.

Хоть люди истины не знают, в их сердце скрыто божество,
Святой, я просто удивляюсь, как можно не постичь его.



10. Достижение

10.1.

В лесу, где солнце не встает, куда не залетают птицы,
Куда и лев не добредет, Кабир сумел остановиться.

10.2.

О десять сотен лепестков! Амритой полн колодец этот.
Бхакт опускает свой кувшин - журавль любви, источник света.

10.3.

Обитель - в сердце человека, прекрасен спуск к живой воде,
Я стал таких просторов житель, которых в мире нет нигде.



11. Бескорыстная преданность

11.1.

О Господи! О Господине! Любви моей предела нет,
Коль стану хохотать с другими - покрашу зубы в синий цвет.

11.2.

Приди в глаза мои, мой брат, и я глаза свои закрою,
чтоб лишь Кабир, один Кабир всласть любоваться мог тобою.

11.3.

Навеки все во мне - твое! Как несравненно обладанье!
Бери сознанье, бытие... Что остается вне сиянья?

11.4.

Пробор покрасила синдуром, каджал теперь мне ни к чему,
Возлюбленный - в очах Кабира. И я другого не приму.

11.5.

Кабир, как раковина в море, томится жаждой непрестанной,
В надежде на глоток блаженства считает каплей океаны.

11.6.

Я шел за счастьем, но обрел страданья светлыя разлуки.
Прощай, о счастье! Я постиг блаженство несравненной муки.

11.7.

Пусть даже попаду я в ад, коль там увижу господина...
И что мне ад, зачем мне рай? Ведь рядом с Рамой все едино.

11.8.

Когда Всевышнего постиг - постиг все тайны мирозданья,
А не постиг - тогда прости, к чему напрасные познанья?

11.9.

Единственного не познал - пусты напрасные познанья,
Господь - источник бытия, но Он - не сумма мирозданья.

11.10.

Коль есть в любви твоей корысть, - путь ко Всевышнему немыслим,
Как сможешь ты достичь Того, кто чист душой и бескорыстен?

11.11.

Душа живёт, от жажды стонет, сплошные разочарованья,
Так будь же Господа достоин, сам одолей свои желанья.

11.12.

Когда ты предан только Богу, то знай и верь - свершится чудо,
А если дуешь в обе дудки, что ж, дурень, будешь бит повсюду.

11.13.

Забрел в чащобу Калиюги, обрел друзей, нашел знакомых,
Но только тот, кто Богу предан, спит безмятежно и спокойно.

11.14.

Всевышнему я верный пёс, пёс Мутия в родстве с Единым,
Сам поводок ему принес, чтоб не отстать от господина.

11.15.

Владыка приласкает пса - прижмусь. Уйду, когда прогонит,
Там, где оставит, стану ждать. Кто ел из рук - тот терпит голод.

11.16.

Я не проворна, не легка, искусной быть не в состоянье,
О, как мне Раму приласкать, коль нам судьба пошлет свиданье?!

11.17.

Вовек убытка не узнает Кабир, покорный раб Благого,
Жена послушная не станет ходить как нищенка, убогой.

11.18.

Слуга, Всевышнего прими в дому, как гостя дорогого,
Шесть видов яств перемени, и будешь век угоден Богу.



12.Предостережение

12.1.

Все десять дней земной юдоли в литавры бить не забывай,
Кабир, ты не вернешься боле в свое селенье, в этой край.

12.2.

Безумный слон к вратам привязан. К чему в литавры бить без цели?
Хоть был богат - забыл Владыку - все кладовые опустели.

12.3.

Играл на дхери и домаме, на дурабаре и на дхоле,
Но упустил свою удачу и не спасешься из неволи.

12.4.

Хоть услаждают слух семь звуков, не слушай раги - будет поздно,
Дома окажутся пустыми, в них вороны построят гнезда.

12.5.

Мы превратить весь мир готовы в помост для праздных представлений,
Но все уйдут из этой жизни: царь и бедняк, простак и гений.

12.6.

Я знаю, день такой наступит, что всем придется расставаться,
О, князь, подумай о грядущем. Что корчить из себя паяца.

12.7.

Наш караван приходит в город, где десять врат и пять воров.
Его в свой срок разрушит время. Молись, покуда жив - здоров.

12.8.

Гордишься юностью прекрасной? Она растает, словно дым,
Четыре дня цветет палас, но навек становится сухим.

12.9.

Гордишься совершенным телом? Когда-то был им горд и я,
Но скоро я расстанусь с телом, как с кожей старая змея.

12.10.

Ты горд своим высоким домом, твердишь красивые слова,
Но во сырую землю ляжешь, и сверху вырастет трава.

12.11.

О, не гордись, что видишь много, и не хвались, что смотришь прямо,
В час грозной битвы и султану, и нищему готова яма.

12.12.

Не возносись, Кабир, ведь гибель тебя за волосы схватила,
В родном ли доме, на чужбине, - как знать, где ждет тебя могила?

12.13.

Мир, как хлопчатника цветок. Что лгать? Надолго нас не хватит.
Десяток дней, тепла глоток, и ты готов. Прощай, приятель.

12.14.

Отринь презренное мирское! О смерти думай и о Боге!
Тебе показан путь к покою. Так не сворачивай с дороги.

12.15.

Зерно твое склевали птицы, но если часть его осталась,
Ты сядь и хорошо подумай, как уберечь хоть эту малость.

12.16.

Горели кости, как дрова, как травы, волосы пылали,
весь человек объят огнем, - твердит Кабир в большой печали.

12.17.

Разрушен храм, порос травой, в округе выросли колодцы,
Тот каменщик, что строил храм, ушел и больше не вернется.

12.18.

Разрушен храм, порос травой, как трудно все начать сначала,
Люби того, кто строил храм, чтоб смерть - разруха миновала.

12.19.

Прекрасен многоглавый храм, украшен златом и рубином,
Все чудо на четыре дня. Стоял и в одночасье сгинул.

12.20.

Кабир, собрав в щепотку праха, связали в узел человека,
Все чудо на четыре дня. Ведь прах есть прах, и так от века.

12.21.

Оставив все дела земные, бездельник не найдет дороги,
Но тот мертвец, кто слишком занят и в суете забыл о Боге.

12.22.

Кабир, живем, как видим сон, иль спим с открытыми глазами -
Богатство, женщины, друзья... Но только мрак кружит над нами.

12.23.

Кабир, я чувствую во сне, как далеко до господина,
Проснусь - раздвоенности нет, и с Господом душа едина.

12.24.

Глупцов изрядно есть на свете, они всех вводят в заблужденье,
Не знают имени владыки, а рассуждают о спасенье.

12.25.

О, что мы сделали благого, - во тьме вопит душа Кабира, -
Что мы расскажем господину, уйдя из суетного мира.

12.26.

Напрасно тот явился в мир, кто в жизни ищет наслажденье,
Он был беспечен, суетлив, и растерял свое именье.

12.27.

Без веры твердой, без любви, вне Бога наша жизнь презренна,
Она - столп дыма и огня, была - растаяла мгновенно.

12.28.

Кто, предпочтя земные царства, о Боге думал лишь в беде,
Родится вновь стыдливой цаплей, склонившей голову к воде.

12.29.

Ты прозевал свою свободу, был слеп и глух еще вчера,
Теперь, во всем подобный глине, терпи побои гончара.

12.30.

Был слеп и глух, изрядно кушал, сопел и чмокал, но потом
Путь бхакти не постиг - стал прахом. Отдал концы с набитым ртом.

12.31.

Забыл об имени владыки, отверг надежду и любовь,
Но тело - не горшок с едою. Его не подогреешь вновь.

12.32.

О, горе не постигшим Бога! Они об истине забыли.
Растратив жизнь в пустых заботах, все оказались горсткой пыли.

12.33.

Не зная имени владыки, плодил детей не без успеха,
В заботах непрестанных помер и не оставил даже эха.

12.34.

Вновь не родишься человеком, ты сам творец своей юдоли,
Вот так и плод, упав на землю, цветком уже не станет боле.

12.35.

Найди свой путь на тропах века, чтоб не рыдать в свой смертный час,
Пойми, родиться человеком непросто в следующий раз.

12.36.

Кабир, непрочно это тело, так избери скорее путь,
Святым служить - благое дело, но Господа - не позабудь!

12.37.

Кабир, уходит жизнь напрасно, хоть лакхи ты копил и кроры,
Лишишься своего богатства, и бесполезны будут споры.

12.38.

Со всех сторон побои терпит людское тело, словно глина,
Вот он: не поминал Владыку, и, недостойный, был и сгинул.

12.39.

Знай, как горшок необожженный, для нас земное наше тело,
Но выпадет горшок из рук, и ты окажешься без дела.

12.40.

Не хворь твое разрушит тело, его погубит тьма желаний,
От страсти исцелит Кабира любовь к взыскующему Раме.

12.41.

От алчности и от гордыни страдает человек жестоко,
Навеки изгони из сердца два отвратительных порока.

12.42.

Есть два слона, но столб один. Двух не привяжешь у порога.
Любить Его - забыть себя. Любить себя - отвергнуть Бога.

12.43.

Отверг он веру ради мира, но с миром нам не по дороге,
Так топором махал некстати, что отрубил себе же ноги.

12.44.

Как ловко кармой-топором мы тело-рощу порубали,
Себя сгубили ни за грош, - сказал Кабир в большой печали.

12.45.

Отбросив родственные узы, ты сможешь обрести свободу,
Как, оставаясь близким людям, Того увидеть, кто вне рода?

12.46.

Все сгинули средь миражей, и знатный, и неродовитый,
В костер несут, и вот уже плевать, что был ты именитый.

12.47.

Весь глупый мир - горшок несчастий, горьки плоды юдоли нашей,
И слава Раме и Аллаху, что пуст живот от пшенной каши.

12.48.

Кабир, не связывай себя веревкой, той, что тянет к бездне,
Иначе тело золотое, как соль в муке, навек исчезнет.

12.49.

О смерти глупо позабыть, заняться хлопотами малыми,
Не лучше ли Кабиру пить сок Рамы полными пиалами.

12.50.

Кабир, мирскому человеку не говори о страсти к Богу,
Тому откроешь эту тайну, кто выбрал верную дорогу.

12.51.

Лишить себя поддержки Рамы? - ответь, что может быть печальней?
Непросто избежать удара меж молотом и наковальней.

12.52.

В печалях, в бедности, в неволе спасет тебя Господне имя,
Чтоб не согнуться от недоли, в покое утопи гордыню.

12.53.

То, что ты моешься, неплохо. Стираешь тряпки тоже кстати.
Но это не залог спасенья. Не лги хоть сам себе, приятель.

12.54.

Жуешь супари, ходишь в чистом, умен, и даже чересчур,
Но все ж, забывший имя Рамы, ты связанным пойдешь в Джампур.

12.55.

Самим собой доволен каждый, вокруг бушует Калиюга,
Лишь Хари возлюбив однажды, ты встретишь истинного друга.

12.56.

Отец чужой мне, мать чужая, и я совсем один на свете,
Мы встретились случайно в лодке, плывущей по реке столетий.

12.57.

Здесь все чужое, дом и площадь, не так взглянешь - настигнет кара,
Ну вот, мы кончили торговлю и возвращаемся с базара.

12.58.

Чтоб жизнь свою продать дороже, плети искусно нить деяний,
Никто ее купить не сможет, и ты придешь к владыке Раме.

12.59.

Трудна дорога через чащу, не спи, гляди вокруг с тревогой,
Ты получил в наследство счастье, не растеряй его дорогой.

12.60.

Лишь о себе твердить все время - хворь тяжкая! Страшись расплаты!
Мне в доме боязно, подруга, когда огонь завернут в вату.

12.61.

Лишь о себе твердить все время - хворь тяжкая! Лечись скорее!
Себя любить - любить оковы, «я», «мой», «мое» - петля на шее.

12.62.

Кабир, твой лодочник - растяпа, и лодка - дрянь, и груза много,
Куда как легче лодки были, и все на дне. Побойся Бога!



13. Душа

13.1.

Не будь слугой своей души: соблазны мира многолики,
Себя наматывай как нить на ось веретена Владыки.

13.2.

Мирские треволненья - ложь. Спокойному ясна дорога.
Свои сомненья уничтожь, и ты легко достигнешь Бога.

13.3.

Сжигая душу на огне, испепелив свои сомненья,
Везде скитаясь, словно йог, спряду я пряжу единенья.

13.4.

Кабир, узка дорога к Богу, душа в ночи крадется вором,
Хотя уста и хвалят Раму, но алчность может стать позором.

13.5.

Убей изменчивую душу, кроши ее, забудь про жалость,
Когда уже засеял грядку, почто страшиться урожая?

13.6.

Когда не буду глух к сансаре, к соблазнам видимого мира,
Пускай пылающие угли падут на голову Кабира.

13.7.

Душа способна зло творить, хоть и немало знает, вроде...
Что толку с лампою бродить, коль скоро упадешь в колодец?

13.8.

Есть в сердце зеркало души, в зерцале том не видно лика,
Но лишь сомнение уйдет, во тьме проявится владыка.

13.9.

Я отдал душу господину, что вне Владыки звать Кабиром?
Моя душа слилась с Единым, как искра - с огненным эфиром.

13.10.

Душа есть смысл, душа есть соль, йог всемогущий и великий,
Кто властен над своей душой, тот будет приобщен к Владыке.

13.11.

Мне друг, кто ходит только в красном, и ни единый человек
Так эту ткань не застирает, чтоб красный цвет ее поблек.

13.12.

Мой друг стремительнее ветра, мой друг прозрачнее эфира,
Мой друг податливей воды, он - совершенство для Кабира.

13.14.

Душа нашла свою обитель, в шуньяте сходятся все реки,
Обретший истинное знанье, с ним не расстанется вовеки.

13.15.

Не смог ты обуздать коня: ни добродетели, ни веры,
Ни истины. С сего же дня желанья - прочь! Беги химеры!

13.16.

Кабир, погрязшая душа плоды вкушает в мире страсти,
Скажи, как обуздать ее, не зная истинного счастья.

13.17.

О, беззаботная душа, мне жаль, что нет с тобою сладу,
Раз Господа забыла ты, в аду найдёшь себе награду.

13.18.

За миг скопил ты кроры зла, лишь окунулся в море страсти,
Не слушал истинного гуру, и над душой своей не властен.

13.19.

Слона - безумца укроти, пусть стоек будет перед битвой,
Коль попытается бежать, назад гони его молитвой.

13.20.

Слона - безумца укроти, кроши его, ведь он упрямый,
Красотка счастье обретет, лишь увидав сиянье Брамы.

13.21.

В бумажной лодке проку нет. Что человек перед волною?
Кабир, как Гангу переплыть? Пять недругов спешат за мною.

13.22.

Кабир, куда ушла душа? Еще вчера ее я видел.
Но вдруг исчезла, словно дождь, в долине мимолетный ливень.

13.23.

Аскет подобен мертвецу, ведь он в покое видит счастье,
Но оживает и мертвец, коснувшись струн греха и страсти.

13.24.

Рыбак поймает рыбу в сети, разрежет рыбу на куски,
Но звук едва ее коснется - она уж посреди реки.

13.25.

Душа, взмывая в небо птицей, над облаками пролетает,
Но всякий может оступиться и снова рухнуть в сети майи.

13.26.

Врата спасения узки. С зерно горчичное, не боле.
Пройдешь ли ты сквозь них? Душа, как слон безумный, просит воли.

13.27.

Что о содеянном жалеть? А раньше где ты был? Уснул?
Не станешь часто манго есть, когда ты посадил бабул.

13.28.

Храм - тело, а душа, как знамя, трепещет на ветру страстей.
Ушла душа, и храм покинут. Все разрушается теперь.

13.29.

Покинь желания, душа, ведь счастья все равно не будет,
Сбивали б масло из воды, - так хлеб сухой не ели б люди.

13.30.

Я тело натянул, как лук, пять элементов словно стрелы,
Оленя - душу застрелю, раздвину скудные пределы.



14. Узость пути

14.1.

Ответь, как мне узнать, откуда в наш дольний мир душа явилась,
В чужой стране, не веря в чудо, она, видать, с дороги сбилась.

14.2.

Никто оттуда не вернулся, как разузнать мне о дороге?
Влачат тоскующие люди тяжелый груз своей тревоги.

14.3.

О, как на белом свете выжить? - напрасно я ищу ответа,
Ведь если Раму не увижу, - нет жизни, нет любви, нет света.

14.4.

Все говорят: Пошли! Пошли! - я начинаю сомневаться,
Ведь им неведом Господин. Ну и куда они стремятся?

14.5.

Кабир, куда теперь пойти, как жить мне, я и сам не знаю.
О люди, вы не на пути. Дорога к Господу иная.

14.6.

Кабир, как труден этот путь, не каждый достигает Бога,
Ушедшего уж не вернуть... Так кто ж покажет мне дорогу?

14.7.

Обитель бхакта на вершине, непрост и тяжек путь к покою,
Туда, где муравей сорвался, груженый вол глядит с тоскою.

14.8.

Зерно горчичное сорвется, и муравей не доберется,
Душа не долетит, и ветер теперь меня не дозовется.

14.9.

Для мудрецов трудна дорога, устали, отдохнуть присели,
И, только вняв укорам Бога, Кабир сумел дойти до цели.

14.10.

Ни боги, ни простолюдины, ни мудрецы - они устали,
Но поселился у вершины Кабир, не знающий печали.



15. Неуловимое слияние

15.1.

Душа не ведает о тайне соединенья с Господином,
Отвергни мнимые познанья и думай только о Едином.

15.2.

Он умер, и уже не дышит, он умер, остывает тело,
Но мертвым быть еще при жизни, пойми, совсем другое дело.



16. Майя

16.1.

Среди базара мирозданья разбойник - пыл, блудница - майя,
О, припади к стопам владыки, не то они тебя поймают.

16.2.

Блудница-майя разодета, расставив сети, ждет навара,
Весь мир попал в ее тенета, один Кабир ушел с базара.

16.3.

Блудница - майя приласкает, блудница - майя приголубит,
Но кто ей может насладиться? - едва пригреет, тотчас губит.

16.4.

Блудница - майя, без сомненья, зовет к подземному чертогу,
Коль слипся рот от наслажденья, как, глупый, воззовешь ты к Богу?

16.5.

Кто я? Раб похоти и страсти. Не нужен небу? Понимаю.
Навеки разлучен с владыкой по милости неверной майи.

16.6.

О майя, майя, чаровница, ты соблазняешь и героев,
Не убежать и не укрыться, всех можешь поразить стрелою.

16.7.

О соблазнительница майя, ты так сладка, какой там сахар,
И я, когда б не мой учитель, как шут бы хохотал и плакал.

16.8.

По милости твоей, о майя, мир стонет под ярмом страданий,
Лишь тот сумел достичь спасенья, кто отказался от желаний.

16.9.

Пускай колдунья эта майя, и людям путь ее неведом,
Но только раз ее отвергнешь, зовет, сама плетется следом.

16.10.

Подвижника рабыня, майя, стоит и ждёт благословенья,
А он ее пинками гонит и Господа зовет все время.

16.11.

Душа жива, жива и майя, лишь тело отошло навеки,
Тоска, смятение и жажда сильны и в мертвом человеке.

16.12.

Желанья вечны, люди смертны, и благ мирских на всех не хватит,
Тот, кто копил богатства - сгинул, а спасся тот, кто щедро тратил.

16.13.

Кабир, что копишь перед смертью? Ведь цель твоя не в настоящем.
Нет проку от богатств несметных. С тюком добра сыграешь в ящик.

16.14.

Кабир, скорей порви со страстью, она - последняя блудница,
Найдешь свой путь, а страсть с тобою. И посрамит, и осрамится.

16.15.

Водой желания не тушат, и пламя с каждым днем сильней,
Подобно дереву джаваса, лишь суше страсть в сезон дождей.

16.16.

Что говорить уж тут о смертных? И боги тонут в море майи,
Когда, покинув господина, гордыне собственной внимают.

16.17.

От майи отказался - что ж! Но путь неведом и поныне!
Раз ты подвижник - уничтожь в себе треклятую гордыню.

16.18.

Княгиней называешь душу, что мечется во власти майи,
Ты слишком поглощен сансарой, и Господа не понимаешь.

16.19.

О ты, плод семени и крови, гордишься чем, в грехе зачатый?
Вне Бога ты в колодце сгинешь, во тьме, с блудницами и златом.

16.20.

О майя, древо трех страданий, чьи ветви - муки без предела,
Ты и во сне не дашь прохлады, твои плоды иссушат тело.

16.21.

Всепожирающая майя, ты смерть несешь от дома к дому,
Я ведьме с мясом вырву зубы, рискни приблизиться к святому!

16.22.

Воздвиг себе обитель лотос средь океана, но пожаром
Смятенный, так и сгинул в море. Дурное не проходит даром.

16.23.

Стоявший в храме весь промок, он ничего не понимает,
От ливня спасся только тот, кто не дремал под древом майи.

16.24.

Не в силах майя провести лишь о сокровищах скорбящих,
Она проворна и хитра, легко ограбит мирно спящих.

16.25.

Все в космосе сковала майя одной большой железной цепью.
Как смертным, нам освободиться? Сам Брахман креплен этой крепью.

16.26.

Желанье, будто бы лиана, опутывает все живое,
Руби ее, но не отпустит, как давший клятву верный воин.

16.27.

Надежда всех людей - Господь. Но из сансары нет дороги.
Раз человек лелеет плоть, где ж вспоминать ему о Боге?

16.28.

Весь мир попал под чары майи, Кабир, их всех околдовали,
Где много нежности и ласки, там много грусти и печали.

16.29.

Мне майя молвила: постой, не гневайся, ведь в человеке
Подвластно все лишь мне одной. Но бхакт Кабир ушел навеки.

16.30.

Коль цапля выпила воды - все осквернила в океане,
Пусть птицы жажду утолят, но белый лебедь пить не станет.

16.31.

Кабир, не приближайся к майе, пусть хоть с мольбой протянет руки,
Она, сгубившая Нарада, приносит людям только муки.

16.32.

От страсти к блуду и деньгам бесчестье властвует над нами...
Как можно вату уберечь, когда в нее свернули пламя?



17. Мудрецы

17.1.

Покуда ближнего ты любишь - не ищешь истинного счастья,
И не увидев господина, ты не затушишь пламя страсти.

17.2.

Чтобы живот набить едой, просил повсюду подаянья,
Раб похоти, слуги гордыни, твое паденье - плод незнанья.

17.3.

Легко стать умником богатым, труднее думать о Едином,
Привел овцу постричь немного, весь хлопок сожрала, скотина.

17.4.

Завел учеников, стал садху, богатый, и не вспомнит Бога,
Надеется, что после смерти ученики ему помогут.

17.5.

Он странствовал с посудой медной, любил поесть, любил металл,
Лишь померши, тоскует, бедный, что Господа не признавал.

17.6.

В эпоху Кали садху жаден, он платы требует за слово,
У княжеских ворот пасется, как во чужом двору корова.

17.7.

В век Кали и наставник жаден, не блага он, он денег ищет,
Все золото свое считает, ух, завидущие глазищи!

17.8.

Когда строй жизни сам порочен, вы вряд ли мудреца найдете,
Рвачи, обжоры, лицемеры, - в век Кали лишь они в почете.

17.9.

Четыре веды изучив, ученики не знают Хари,
Кабир собрал весь урожай, пандиты поля не пахали.

17.10.

Брамин - учитель всей вселенной, но пред подвижником ничтожен,
Давно погряз в упанишадах, и что к чему, понять не может.

17.11.

Шакт - конопляная веревка. Лишь укрепляет путы влага.
Вне Господа мудрец промокнет. Уйдет в Джампур, не зная блага.

17.12.

Пандит, как джайн, все воду цедит, соринки маленькой боится,
Но, с ближними своими ссорясь, теряет счастье по крупице.

17.13.

Пандит о Господе болтает, но сам разлукою не ранен.
Хоть наставлял других, но помер. И прямиком в объятья к Яме.

17.14.

На жердочках рассевшись в клетках, хотят учить нас попугаи,
Дают всем людям наставленья и самомнением пугают.

17.15.

Пока стерег зерно соседа, расхитили твое - тоска!
Хоть поучал других, но помер. Набили полон рот песка.

17.16.

Средь звезд луна всегда в почете, но лишь зардеется рассвет,
На небо глянете - поймете, - ее уж и в помине нет.

17.17.

Ученый - снежная твердыня. Хоть неприступно превосходство,
Но солнце выйдет - снег растает. И в горсть воды не наберется.

17.18.

Свершить пытались омовенье, брели паломники в Бенарес,
Молились, но без вдохновенья, во тьме сансары затерялись.

17.19.

Хоть в храме поселись навек, пей каждый день святую воду,
Вне знанья, глупый человек, ты вряд ли обретешь свободу.

17.20.

Я сотни раз твердил вам, люди, и больше повторять не стану,
Вцепившись в хвост овцы неумно пытаться плыть по океану.

17.21.

Глупцы гуляют очень гордо: не нарушали мы запретов,
Им гордость сдавливает горло в час расставанья с белым светом.

17.22.

Мир, словно жертва на закланье, опутан крепко цепью майи,
Твой сын, твой дом, твои желанья пылают, как трава сухая.



18. Слова без дел

18.1.

Что толку проповедь читать? Никто не слушает серьезно.
Построишь крепость на песке, вернется враг, и будет поздно.

18.2.

Делами подкрепляй слова, Кабир, не тщись учить о многом,
Тогда награду обретешь, в свой срок явившись перед Богом.

18.3.

Трепло, пустой брехливый пес, мудрец для евнухов и дур,
Ты будешь палками побит и связанным пойдешь в Джампур.

18.4.

От пенья пад ликует сердце, покой приносит чтенье сакх,
Но сдохнет не постигший Раму с петлей на шее как дурак.

18.5.

Он распевает песнопенья, осип от гимнов и от треб,
Но, не постигший путь спасенья, как беспросветный олух, слеп.



19. Дела без слов

19.1.

Кабир, ученость – это благо, но йога лучше во сто крат,
Так возлюби же имя Рамы и не ищи иных наград.

19.2.

Кабир, будь друг, брось книги в реку, и не гляди на них с тоской,
Тверди спокойно ра-ма, ра-ма. Сосредоточься на покое.

19.3.

Кого-кого, а грамотеев хватает, брось пустое чтенье,
Когда мир Господа не знает, он лишь дуреет от ученья.

19.4.

Мир погубило чтенье текстов, все грамотеи перебиты,
И лишь узнав Господне имя, ты станешь истинным пандитом.



20. Глава о чувственном мужчине

20.1.

Красотки – змеи в трех мирах, юлят, шипят, ползут за нами,
Кто любит Раму – выйдет вон, кто любит женщин – рухнет в пламя.

20.2.

Красотка будто бы пчела, лишь подойди – ужалит сразу
Все обезумели, но бхакт сумел сберечь свой бедный разум.

20.3.

Глупец, ты спишь с чужой женой, живешь ворованной удачей,
Хохочешь нынче. Погоди. Уже помрешь – тогда заплачешь.

20.4.

С чужой красоткой славно спать, ты раздеваешь женщин взглядом,
Но скоро минет испалать и сладострастье станет ядом.

20.5.

Да, страсть к чужой жене – порок, от женских ног мужи в угаре,
Их миллионы, о мой Бог – как рыбы плавают в сансаре.

20.6.

Любить жену чужую – это как жрать ворованный чеснок:
Забился в угол, прочь от света - скрыть запах всё равно не смог.

20.7.

Связь женщины с мужчиной – ад, когда над ними похоть правит,
Лишь Господу принадлежат те, кто причастны будут славе.

20.8.

Когда красотку полюбил – навеки потерял свободу,
Ты тратишь слишком много сил, не обретешь пути исхода.

20.9.

Изыски нежности, еда и развлеченья до рассвета…
Чтоб разрушенья избежать, Кабир, навек отринь все это.

20.10.

Трех видов истины лишат красотки, что им сострадание:
Ты прямиком уходишь в ад без Бога, без пути, без знания.

20.11.

Друг, презирай блудниц и злато, они суть яд, они суть ложь,
Увидишь – будешь виноватым, едва отведаешь – умрешь.

20.12.

Огонь красавицы и злато, едва дотронешься – сгоришь,
Глупец, весь полымем объятый, куда идешь, на чем стоишь?

20.13.

За миг соитья платишь жизнью, а женщина тому и рада,
Несметная толпа безумцев, смеясь, идет к воротам ада.

20.14.

Страсть к женщине – всего лишь крохи с роскошного стола Вселенной,
Ловец красоток не узнает любви высокой и нетленной.

20.15.

Красавица – колодец ада, немногие остались строги,
Погибли все, и только садху не сбились с истинной дороги.

20.16.

По бабе сохнуть? – Лучше на кол. Беги, Кабир, объятий зла.
В огне пылает и железо. А остается что? Зола.

20.17.

Мужчина, ослепленный страстью, прет напролом, ведь так верней,
Хоть Хари все грехи прощает, у сластолюбца нет корней.

20.18.

Соитье разрушает бхакти, у сластолюбцев нет пути,
Удел их – выронив Алмаз пустыней выжженной брести.

20.19

Сластолюбивый ищет яду, ему не нравится амрита,
В его душе царят пороки, и слово Господа забыто.

20.20.

Не колосится поле знанья, все выжрал червь и нет зерна…
Пусть сам Господь на путь наставит, душа развратника черна.

20.21.

Глупец в змеиной коже страсти стал слеп, как старая змея,
Хоть бей его, он не воспримет путей и правды бытия.

20.22.

Не знает имени Кешава, попавший в женские силки,
Напрасно будет звать он Раму, страшась расплаты за грехи.

20.23.

Не знает любящий объятья ни сожаленья, ни стыда…
Что нищему бродяге братья, постель и царская еда?

20.24.

С соседкой нежится прекрасной, и скоро будет гнить в аду.
Не стой у пламени напрасно, не то сгоришь, попав в беду.

20.25.

Мудрец, постиг совсем чуть-чуть, уже не ведаешь сомненья,
Чем всем кричать, что знаешь путь, хоть избегал бы наслажденья.

20.26.

Мудрец кричит, что все постиг, и может жизнью насладиться,
Уж лучше робкий ученик, который Господа боится.



21. Глава о состоянии слияния со Всевышним

21.1.

Пусть все твердят вокруг: «Слиянье», что толку от именованья,
Отказ от прелести страстей воистину и есть слиянье.

21.2.

Пускай поют все единенье, что толку нам от восхваленья,
Лишь обуздавшие пять чувств достойны благости спасенья.

21.3.

Богатство, женщины, тоска навек покинули Кабира,
Единый с Господом никак не связан с волхованьем мира.

21.4.

Все говорят «сахадж», «сахадж»… Что им известно о слияньи?
Лишь с Хари вновь соединясь, навек спасешься от страданий.



22. Глава об истине

22.1.

Ты, человек, взял деньги в рост, смотри, ведь возвращать придется,
Как тратить – размышляй всерьез, чтоб после избежать банкротства.

22.2.

Долг с чистым сердцем возвращать всегда приятно и полезно,
Чтоб не сумела застращать тебя распахнутая бездна.

22.3.

Нет в Книге записи долгов, грехи не сдавливают грудь,
Кабир, свободный от оков, готовится в далекий путь.

22.4.

Откроет Книгу Счетовод, а долгам нашим несть числа,
И жизнь твоя вот-вот пройдет. Служи добру. Не помни зла.

22.5.

Пять раз на дню творя намаз, ты, кади, к гибели идешь.
Ты веру оскорблял не раз, ведь все твои молитвы – ложь.

22.6.

О чем ты думаешь, о кади, в скотину всаживая нож:
«Мол, Бог – одно, а бык – другое»… Гляди, поплатишься за ложь.

22.7.

Мулла поет на минарете, что Бог един, но как поймешь
Единство, если перед этим он всаживал в скотину нож.

22.8.

Твердишь, что можно убивать, и не страшиться воздаянья
Увидишь в Книге Бытия кровавый след твоих деяний.

22.9.

Насилие – великий грех. Уже не вымолить прощенья.
Что ждет убийца от Творца? Пощечин или поношенья?

22.10.

Ты Бога обокрал, глупец, зовут вором тебя недаром,
Что скажешь ты, когда Творец сразит тебя одним ударом?

22.11.

Зачем ты совершаешь хадж, о шейх, коль ты лишен смиренья,
Нестойкий сердцем не найдет ни счастья, ни успокоенья.

22.12.

Как хороша еда кхичри, когда в нее добавить соли…
Зачем живому глотку рвать? Глупец, итак нажрешься вволю.

22.13.

И мясо есть, и крепко пить вам вместе нравится сегодня,
Но каково вам будет гнить, безумцы, в душной преисподней?!

22.14.

Все варны скопом мясо жрут и Шакти почитают хором,
Пускай и верными слывут, ан все ж в Джампур пойдут с позором.

22.15.

Они, страшась суда людского, не поминают Господина,
С испуга чурбаки хватают, не видя россыпи рубинов.

22.16.

Гнетет Кабира, отчего, познав исток и суть блаженства,
Они надеются на мир и оскорбляют Совершенство?!

22.17.

Когда встречает лжец лжеца, их лобызаньям нет конца
Но вряд ли будет очень счастлив пророк, увидев подлеца.



23. Глава об искоренении заблуждения

23.1.

Из камня сотворив кумира, несут ему мольбы и вздохи,
Как к Богу – к идолу приходят, и в мутном пропадут потоке.

23.2.

Мир это грязная каморка, зло – дверь в нее, вода забыта,
Меж идолов, дорогой мертвых во тьму ведут людей пандиты.

23.3.

Что людям в этих изваяньях? От них – ни слова и ни жеста!
К себе теряя уваженье, глупец от камня ждет блаженства.

23.4.

Я был пуглив как антилопа, страшился каменной химеры,
Но гуру, озарив сознанье, снял тяжкий груз ненужной веры.

23.5.

Десятки тысяч шалиграмов разбросаны по белу свету…
Вот садху – истинные боги. А в черном камне толку нету.

23.6.

Хоть поклонялся шалиграму, но все же не обрел спасенья,
Язвит тебя огонь незнанья, и сердцу нет успокоенья.

23.7.

Ты, поклоняясь шалиграму, повязан с суетным пределом,
Гуляешь в черном одеяле, а говоришь, что ходишь в белом.

23.8.

Молился, исполнял обеты, ан все ж не миновал расплаты…
Так попугай: слетел на хлопок, но есть ли толк ему от ваты?

23.9.

Паломничество и аскеза пьют как лианы соки мира,
И вырвать это зло с корнями – цель и обязанность Кабира.

23.10

Каши, Матхура и Дварака – в тебе самом. Вовне их нет.
Твой храм – десятые ворота. Так познавай Господен свет.

23.11.

Кабир, пред каменным кумиром гнут выи люди в дальнем храме,
Но место Бога только в сердце. Храни достойно верность Раме.



24. Глава об обличье

24.1.

Сидишь, перебираешь четки, а в сердце - ураган желаний,
Ты, лицемер, напрасно мерзнешь. Так не спасешься от страданий.

24.2.

Сидишь, перебираешь четки, а сердце рвут, терзают страсти…
Душа твоя – чурбан чурбаном, что толку говорить о счастье.

24.3.

Сидишь, перебираешь четки, но только толку в этом нету,
Займешься самосозерцаньем, и сердце озарится светом.

24.4.

Глупец, перебирает четки и видит в этом наслажденье,
Но не барахтаются в Ганге, а в нем свершают омовенья.

24.5.

Какой покой, какую мудрость откроют четки для Кабира?
Иди прямой дорогой к Богу. Отвергни все соблазны мира.

24.6.

Вне четок сердца своего нам ничего не остается –
Гляди, как мерно колесо черпает воду из колодца.

24.7.

Смешно, перебирая четки, брести до смерти с этим грузом,
Хоть ходишь в рубище аскета, в душе твоей скопился мусор.

24.8.

Смешно, перебирая четки, следить умом дороги страсти,
Пока с сансарой не расстался – вовеки не достигнешь счастья.

24.9.

Хоть и на шее носишь четки – душа полна мирских забот,
Амарапура не достигнет тот, кто пред Хари не падет.

24.10.

Пускай на шее носишь четки, но если в сердце нет пути,
Хоть век ходи бритоголовым – тебе дороги не найти.

24.11.

Гуляешь ты длинноволосым иль бродишь наголо побрит,
Мой друг, будь чист пред Господом и для людей всегда открыт.

24.12.

Зачем ты бреешься так часто? – Отнюдь не кудри - корень зла,
Глупец, обрил бы лучше душу, где дышат черные дела.

24.13.

Хоть ты голову обрил, ан не спасешься от напасти,
Брей лучше душу, человек, не в волосах – источник страсти.

24.14.

Хоть выбрил голову, чудак, но не нашел дороги к Раме,
Ведь имя Рамы ты забыл, земными занятый делами.

24.15.

Ты выбрил голову, аскет, повсюду просишь подаянья,
Но в лучший мир дороги нет не победившему желанья.

24.16.

Стал вишнуитом – что с того? Вне Бога – все дороги даром,
Себе на лоб тилак поставил, сгорая в пламени сансары.

24.17.

Занявшись йогою души, навек забудешь ты о теле,
Занявшись йогою души, легко своей достигнешь цели.

24.18.

Едины Атман и Паратман, их разделяет майя мира,
Душа оставит заблужденья и станет сам Господь – Кабиром.

24.19.

Душа, меняла ты обличья, но все же не простила Бога,
Не встретишь истинного гуру – и не откроется дорога.

24.20.

В миру царит преступный ад, приличий пена, путы рода,
Коль лодка Рамы уплывет, с ней вместе уплывет свобода.

24.21.

Тот, кто кичился знатным родом, забыл о страхе и о сроке,
Так и не смог достичь свободы, и, связанный, погиб в потоке.

24.22.

Лукавством не достигнешь Хари, для хитрецов дорога – мимо,
Возьмет Господь в свою обитель лишь бескорыстных и гонимых.

24.23.

Шестнадцать видов украшений в ларце у девушки прекрасной,
Но коль красавица не любит – все ухищрения напрасны.

24.24.

Идут любовники по жизни дорогой путанной и длинной,
А коль красотка одинока, ну что ж, тогда она невинна.

24.25.

Любовь приносит бхакту радость. Кабир Возлюбленного встретил.
Но в сердце вор не отступает. Надеется остаться третьим.

24.26.

Я порешил вора-злодея, избавился от негодяя,
Иду к обители, хмелея, и город Господа сияет.



25. Глава о дурном обществе

25.1.

Упала чистой капля с неба, но мигом превратилась в грязь;
Золою в очаге предстанут безумцы: ими правит страсть.

25.2.

На раковину – чистый жемчуг, а в пасть змеи – смертельный яд,
Один и тот же хлынет ливень, но сколь не схожий результат!?

25.3.

Тот, кто не любит слуг Владыки, тот, кто избрал земную долю,
Пропал для сеятеля правды, подобно каменному полю.

25.4.

Я гибну от дурных друзей, как пальмы гибнут от ююба,
Шипы терзают плоть мою среди людей пустых и грубых.

25.5.

Вам проповедует Кабир: молитесь вслух и пойте гимны –
Себя лелеять – нежить смерть, жить так, как все – приблизить гибель.

25.6.

В варенье муха попадёт и в сладких муках пропадёт…
К чему барахтаться бедняге? Ан смерть – хоть сахар, да не мед.

25.7.

Пускай ты из высокой касты, дела твои не высоки,
В златых кувшинах держат вина лишь записные дураки.



26. Глава о благом обществе

26.1.

Бедняги, ценят то, что видят. Но разве явлен Повелитель?
Спасутся те, кого за руку, вел к счастью истинный Учитель.

26.2.

Тому, кто глубоко не ранен, вовек до цели не дойти,
Он как змея, отбросит кожу, увидев тяготы пути.

26.3.

Хоть и застирано до дыр, но не поблекло одеяло:
Пусть будет друг твой схож с тобой во все делах, больших и малых.

26.4.

В любви доверься лишь тому, кто верен Вечному Супругу,
Пусть гибелью грозят ему, подвижник не изменит другу.

26.5.

О, бхакт Кабир! Люби того, кто всей душою Раме предан!
А на красоток не гляди, за ними смерть плетется следом.

26.6.

Как птица – плоть твоя земная, вслед за душой она летит…
О Раме говорить – блаженство, о глупостях трепаться – стыд.

26.7.

Жизнь – закопченная коморка, и жертвует собой Кабир
Во имя путника, который покинет чистым этот мир.



27. Глава о лжесвятых

27.1.

Хоть бродит нищим он по свету, и кажется, бежит утех,
Уподобляется аскету, но все ж душою правит грех.

27.2.

Не верь тому, кто ходит в белом, как цапля, он поживы ждет,
Весь век охотится за рыбой и упадет в водоворот.

27.3.

Не верь воркующему сладко, хоть стелет мягко – все он врет,
Укажет брод, а ступишь в воду и попадешь в водоворот.



28. Глава о святых

28.1.

Всегда и всякому полезно общенье с истинным святым.
Кабир: от близости сандала приятен станет даже дым.

28.2.

Кабир, будь верен дружбе с сантом, святой всегда угоден Богу,
Так ты спасешься от напастей и верную найдешь дорогу.

28.3.

Иди в Матхуру иль в Двараку, а хочешь, так в Джаганатхпур,
Но вне любви, без дружбы с садху, все ж узником сойдешь в Джампур.

28.4.

Есть у меня два верных друга: один – вайшнав, а Рам – другой,
Поскольку восхваленье Рамы есть путь, спасенье и любовь.

28.5.

Ходил я долго по лесам, от Рамы ждал успокоенья,
И, встретив бхакта, наконец достиг мечты, обрел спасенье.

28.6.

Ты санта встретил на пути? Что ж, жизнь не даром пролетела,
Его приветствуй от души, и все грехи покинут тело.

28.7.

Сандал во всем всегда прекрасен, пусть даже рядом ас растет,
И куст любой вблизи сандала благоухает круглый год.

28.8.

В воде стоячей – дух болот, никто не станет пить отсюда…
Но с Гангой слился пруд, и вот – чиста вода, свершилось чудо.

28.9.

Отвергли истину спасенья и выбрали свободно ложь…
Кабир: сообщество безумцев страшнее, чем под сердцем нож.

28.10.

О, Господи! Соедини меня с достойными твоими!
Иль жизнь у бхакта отыми, почто мне дни влачить в пустыне?

28.11.

О, сколько быстропенных волн! Я, как они, пройду и сгину.
Кабир, как верный раб пришел к тому, кто предан Господину.

28.12.

Мир – закопченная коморка, вокруг нее – сансары стены…
Я предаю себя святому, который знает путь из плена.

28.13.

Путь бхакти – дорогая ткань, к ней грязь вовеки не пристанет,
Шактизм как черная подстилка, постелешь там, где чуть устанешь.



29. Глава о свидетельствах святости

29.1.

Не знать корысти и вражды, любить и нежно помнить Бога,
Быть дальше от мирских страстей - вот путь подвижника благого.

29.2.

Святой всегда, во всем святой, пусть он вошел в ворота ада,
Сандал, хоть и обвит змеей, не потерял своей прохлады.

29.3.

Узнать подвижника легко: он худ и отрешен от мира,
Душа витает высоко, не признает земных кумиров.

29.4.

Влюбленный в Хари худ и сух, разлука-скорбь терзает тело,
Бессонно вопрошает дух, ему до плоти нету дела.

29.5.

Тот, кто не любит- сладко спит, кто любит- надрывает душу,
Он задыхается в ночи, как рыба бедная на суше.

29.6.

Безумец сладко-сладко спит, а что ему? ведь путь неведом...
А тот, кто суть вещей постиг, подставил голову всем бедам.

29.7.

Казнь бхакта - это наказанье, разлука плетью душу жжет,
Резвиться радостно без знанья: проспался и набил живот.

29.8.

Познавший мечется в разлуке: любовь, как постоянный бой -
Соблазны окружают бхакта, он борется с самим собой.

29.9.

Страдает бхакт в разлуке с Рамой, себя терзая непрестанно,
Святой бледнеет с каждым днем, как бетель у торговца паном.

29.10.

Я пожелтел, не ем, не пью, и люди говорят - хворает,
Но я разлукой изможден, я дал обет, я верен Раме.

29.11.

Нас к Раме выведет любовь, будь ласков, не потворствуй гневу...
О чем Кабиру говорить? Ведь все поведал Шукадева.

29.12.

Тот, кто спасенья ищет в Раме, бежит соблазнов и утех,
Как Горатнахт бессмертным станет в недобрый наш железный век.

29.13.

Пока влекут соблазны мира, душа закрыта для другого,
Но что все совершенство мира тому, в чьем сердце образ Бога?!

29.14.

Тому, кто в вере усомнится - и после смерти быть изгоем,
Не поместиться и былинке меж Господином и слугою.

29.15.

Они торгуются, кричат, всю жизнь, как будто на базаре,
Но тот, кого не жжет корысть, вознагражден любовью Хари.

29.16.

Тому, в чьем сердце образ Хари - преграды в этом мире нет,
Как ни ярится эра Кали, но вечно побеждает Свет.

29.17.

Хоть тот сокрыть не в силах света, пред кем явился Господин...
Увы мне.! Бхакта я не встретил и до сих брожу один.

29.18.

У всех в сердцах наш господин. Подруги, нет пустого ложа.
Но вот счастливая всегда увидеть Суженого может.

29.19.

О, Рама, Рама! — это пламя в душе любым из нас таимо,
Но если искры Божьей нет, то изойдешь клубами дыма.

29.20.

Не спит над миром Господин, не спит мирянин, рад утехам,
И бхакт не спит, совсем один, в разлуке с Господом и с веком.

29.21.

Я, как в тумане, шел по миру, не знал ни правды и ни правил,
Но тут Господь воззвал к Кабиру: "Слуга, почто меня оставил!"



30. Глава о хвале святым

30.1.

Кусок сандала много лучше, чем тьма акаций вдоль по тракту,
Шалаш вайшнава много лучше, чем целая деревня шактов.

30.2.

Благоустроен город, чист и горд красотами своими,
Но если бхакт там не живет, то для Кабира он - пустыня.

30.3.

В том доме, где не чтут святых, не чтут Владыку, к правде глухи,
Царит кладбищенская гниль и селятся дурные духи.

30.4.

Тьмы тьмущие слонов, коней и колесницы золотые...
Но лучше хижина в лесу, в которой Раму чтут святые.

30.5.

Тьмы тьмущие слонов, коней и украшений у царицы,
Но с той, что носит воду бхакту, вовек царице не сравниться...

30.6.

Ответь, так чем царица хуже служанки, возлюбившей Хари?
Царица любит только мужа, раба о Господе вздыхает.

30.7.

Богаче всех принцесс красотка, родившая вайшнаву сына,
Ведь сын ее навек прославлен в предвечном царстве Господина.

30.8.

Я знатным назову тот род, в котором вырастет святого,
А род, в котором нет святых - подобье дерева сухого.

30.9.

Пусть брахман - шакт, беги его, а бхакта, будь он хоть чандалом,
Люби, как брата своего, так, как бы ты любил Гопала.

30.10.

Легко Всевышнему служить: ты нищ, сквозь крышу видишь небо,
А все дворцы резон спалить, коль там святой ни разу не был.

30.11.

Кабир, ты стал цветком жасмина, и пчёлы кружат у цветка,
Там, где подвижник хвалит Раму, везде видна Его рука.



31. Глава о срединном / пути /

31.1.

Идущие путем срединном достигнут цели долгожданной,
Избравших крайние дороги поглотят волны Океана.

31.2.

Кабир, отринь реальность мира, сквозь пустоту - дорога к Раме,
Путь первый - нестерпимый холод, второй - жара, и оба - пламя.

31.3.

Гнездится птица Феникс между, не знает радости и горя,
Отдельно от земли и неба. Для веры нет нужды в опоре.

31.4.

Там, где Кабир воздвиг обитель нет света, но и нет и мрака,
Нет холода, но нет и жара... Лишь суета сует двояка.

31.5.

Вслед за пандитами народы идут просторною дорогой,
Но гуру указал Кабиру путь недоступный - прямо к Богу.

31.6.

По слову истинного гуру не жду я ада или рая,
Но тихо погружаюсь в вечность, и не живу, а созерцаю.

31.7.

Хоть надрывайся: Рама! Рама! Или кричи: Кхуда! Кхуда!
Ты не к Единому взываешь, и не спасешься никогда.

31.8.

Печальный плачет целый день, счастливый думает о счастье,
Но для достойного слуги смешны и те и эти страсти.

31.9.

Хоть куркума всегда желта, а известь - та иного цвета,
Но все сливаются цвета, едва встречаются аскеты.

31.10.

Не видят сути шесть даршан, шестью двенадцать сиддхов – тоже,
Как точки крайние связать, увы! Никто понять не может.



32. Глава о восприятии сути

32.1.

Лишь имя Рамы – молоко, а остальное всё – водица,
Бхакт, редкий, словно белый лебедь, способен в Бога погрузиться.

32.2.

Шактист не славит Божество и обречен на умиранье,
Он здесь не понял ничего, лишь бхакту распахнулось знанье.

32.3.

Кабир, пороков не копи, будь честен, не беги благого,
Подвижник кружит средь людей, он в каждом встречном ищет Бога.

32.4.

Кабир, ты лучшее обрел, а остальное – яд и свары,
Чума, бессилье, произвол, весь дольний мир – огромный, старый.



33. Глава о размышлении

33.1.

Все повторяют имя Рамы, уж так ведется с давних пор –
То бхакт святой взывает к Богу, то с рампы – плохенький актер.

33.2.

Ты все кричишь: «Огонь! Огонь!», но только в пламя сунув ноги
Поймёшь, как жжет тебя огонь. Что языком трепать о Боге?

33.3.

Кабир: я долго размышлял, и понял, что Господь – Единый,
Я Раму вечного узнал, соединился с Господином.

33.4.

Марионетка, дутый шар, вот лопнет, будет всем потеха;
Но в нем Творец разжег пожар: любовь спасает человека.

33.5.

Без счета нитей сплетено в любом движенье, в каждом вскрике,
Сумеет узел расплести тот, кто познал любовь к Владыке.

33.6.

Пол моего стиха прочтешь, но с верой, - обретешь спасенье,
Вне веры гимны – это ложь, в них не найдешь успокоенья.

33.7.

Слова, всегда одни и те же, хоть и для каждого свои,
Поэт наполнит светом нежным, амритой веры и любви.

33.8.

Слиянье, точно ожерелье, где размышленье – нить жемчужин,
Порвешь случайно ожерелье и станешь Господу не нужен.

33.9.

Твоя душа в плену страстей, ты предан бедам и утехам,
Как призраки, в тиши ночей желанья правят человеком.

33.10.

Когда утратишь веру в Бога, не обретешь ее нигде,
Ищи в мельчайшей капле Бога. Он – отражение в воде.

33.11.

Душа все та же, то же тело, и он ли – Тот, кто был всегда?
Блаженство Бога в каждом сердце, как в жидкости любой – вода.



34. Глава о наставлении

34.1.

«Кабир, слагай свои стихи – воззвал ко мне владыка Хари –
Чтоб путь на берег облегчить безумцам, гибнущим в сансаре.»

34.2.

Не совершай дурных поступков, железный век воздаст сторицей,
Пожнешь лишь то, что сам посеял, во шуе семя, серп - в деснице.

34.3.

Куда он делся, тот, который был с нами, здесь, еще вчера?...
Все говорил, о чем-то спорил… Сансара – странная игра.

34.4.

Оставь круг смерти и рожденья, оставь сомненье и незнанье,
Тогда ты обретешь спасенье и растворишь себя в Сияньи.

34.5.

Мирянин о деньгах хлопочет, монах выпрашивает хлеб,
Кто гуру выслушать не хочет – в любой позиции нелеп.

34.6.

Монах пусть будет равнодушен, хозяин дома чист душой,
Они порадуют друг друга и оба обретут покой.

34.7.

Кабир, блюди чередованье, есть строгий замысел в природе,
Собравший урожай деяний наутро будет на свободе.

34.8.

Пусть бхакт возлюбит имя Хари, и станет речь его чиста,
И будут источать бриллианты его жемчужные уста.

34.9.

Мудрец, отринь соблазны мира и в сердце усмири гордыню,
Чтоб люди, слушая тебя, радели только о святыни.

34.10.

Храни одежду и посуду так, чтобы воры не украли,
Будь осторожен, мудрый бхакт, рассеянность ведет к печали.



35. Глава о вере

Владыка тело сотворил, потом в уста вложил дыханье,
Вся наша жизнь – печали, пыл – подчинена чередованью,
Пред каждым Господин раскрыл дорогу к истинному знанью.

35.1.

Ужасен наш земной удел, меж тем дитя всегда с друзьями…
О глупый, глупый человек! И чем ты так угоден Раме?!

35.2.

К чему о голоде вопить? К чему все прочие ристанья?
Ведь тот, кто сделал этот рот, пошлет ему на пропитанье.

35.3.

О, человек! Люби Творца! Зачем все время просишь пищи?
Войди в храм сердца своего, и будешь счастлив, хоть и нищий.

35.4.

Посей на поле имя Рамы – чудесный будет урожай,
Собрал святое семя Рамы – теперь трудов твоих не жаль.

35.5.

В душе твоей – прекрасный жемчуг, так поминай его с любовью,
Не беспокойся, делай дело, ведь твой Господь всегда с тобою.

35.6.

кабир, о чем же ты хлопочешь? Все наши беды – от незнанья.
Ведь Хари джи, владыка мудрый, исполнит все твои желанья.

35.7.

Господь – властитель наших судеб, и Он скрывает их до срока,
А нам, слепым и грешным людям, смешно бороться с волей рока.

35.8.

Хоть головой об стенку бейся, вопи, безумствуй, все едино,
Ты ни на йоту не изменишь предназначений Господина.

35.9.

Хоть Всемогущ Господь – не сетуй, на ветер не бросай слова,
Ты не один на белом свете… Есть и другие существа.

35.10.

Святой мешка с собой не носит, а только просит на живот,
А то, что верный раб попросит, то Господин легко дает.

35.11.

Кабир соединился с Рамой, он понял суть, он видит лад,
Слуга отринул мир желаний, и верному не страшен ад.

35.12.

Душа! Ведь ты – служанка Хари! Так что ж тебя терзает страх?!
Забрался на слона? – смелее! пусть лают тысячи собак!

35.13.

Как патока – хлеб подаянья, но у аскета нет сомнений:
Не так добры к нему миряне – велик Владыка без владений.

35.14.

Восторг любви и радость света, достоинство и божий дар,
Все исчезает, если просим мы у кого-то: «Дай! Дай! Дай!»

35.15.

Голодный нищий словно умер, он в каждой крохе ищет рай…
О! Райхунатх! Молю, святого ходить с сумой не заставляй!

35.16.

Над розами кружатся пчёлы, любовь – источник красоты,
Людское тело – стебель розы, а вера – лучшие цветы.

35.17.

Я не хочу себя лелеять, бегу соблазнов, как химеры,
На свете больше нет Кабира, а есть прекрасный образ веры.

35.18.

Зачем, коль с Хари мы едины, тоска-печаль гнетёт Кабира?
Ведь смоет милость Господина одной волной все боли мира.

35.19.

И в пенье гимнов смысла нет, коль не порвал тенет сомненья,
Весь мир подлунный – пустоцвет без веры в Бога и в спасенье.

35.20.

Порою все богатства мира – в душе последнего бродяги,
Так в песне слышим мы рыданья, в рыданьях прозреваем раги.

35.21.

Хоть пой все ночи напролет – без веры нет спасенья в падах,
Тому, кто веруя – поёт, здесь ничего уже не надо.



36. Глава о распознавании Возлюбленного

36.1.

Фигурка маленькая в храме – то Ты ли, вечный и нетленный?
Мой Господин – в любой частице, мой Господин – во всей Вселенной.

36.2.

Всё мирозданье – Господь, но Он сокрыт коварством майи,
И ревностный слуга Кабир лишь повелителю внимает.

36.3.

Душа в тенетах заблужденья забыла истинного друга.
Но вот прочел Учитель мантру, и обрела она Супруга.

36.4.

Нет у Него ни лба, ни глаз; идея Он, отнюдь не тело;
Прекрасней райского цветка Господь, не знающий предела.



37. Глава о безразличии

37.1.

Моя расколота душа, я отвращен от тягот мира,
Скол в горном хрустале — навек, к соблазнам не вернуть Кабира.

37.2.

Взгляни: свернулось молоко, и дерево стоит — сухое...
Отвергла тяготы душа, и путник обращен к покою.

37.3.

Ты свойств сандала не испортишь, хоть на куски его круши,
Но и вовеки вновь не склеишь жемчужины своей души.

37.4.

Вовек поношенная ткань не сохранит былого цвета...
Постигнув истины, Кабир оделся в рубище аскета.

37.5.

Мой друг, ты не был осторожен, когда предался размышленьям...
О чем здесь думать, если столько вокруг печалей и мучений.

37.6.

Коль хочет близкий твой уйти, ты не препятствуй человеку,
Ведь многих встретишь на пути при переправе через реку.

37.7.

Зачем от дома к дому бродишь и поишь каждого из нас?
У всех людей есть в сердце море, для всякой жажды есть свой час.

37.8.

Святой завяжет на одежде семь узелков: он бедняком
Считает Индру, пьян амритой и не жалеет ни о ком.

37.9.

Кто не имеет притязаний — не знает страха, ни о ком
Не сожалеет, пьян амритой, считает Индру бедняком.

37.10.

Я обошел весь белый свет, взвалив свой дом себе на плечи,
И понял: в мире смысла нет, вне Хари мне заняться нечем.



38. Глава о всемогуществе

38.1.

Ответь, что я могу поделать, ничтожный, с этим страшным миром,
Все, что я сделал — сделал Хари, то Он — Великий — стал Кабиром.

38.2.

Дела людские — пыль и прах, что мне еще сказать о многом
Прекрасном в этих трех мирах? Все благо называю Богом.

38.3.

Кто в этом мире сир и наг — живет молитвами Твоими,
Вся благодать — в Твоем дворце, там где звучит Господне имя.

38.4.

То бхакт без удержу рыдает, то в созерцанье погружён...
Но милостив Господь к Кабиру, развеял он нелепый сон.

38.5.

На перья изведу леса, а на чернила — океаны...
Но где мне, грешному слуге, воспеть величье Хариджана?

38.6.

Сокрывшегося как воспеть, чтобы угодным быть Владыке?
Пускай опишет каждый бхакт, каким предстал пред ним Великий.

38.7.

И слева пламя, справа пламя, и впереди и сзади пламя...
О, человек! Твое спасенье лишь во всемилостивом Раме.

38.8.

Господь — искуснейший купец, ему средь смертных равных нет,
Взгляни, без гирь и без весов он взвешивает белый свет.

38.9.

Сварив еду, не отделить зерна горчичного от соли,
Меня теперь с пути не сбить, Кабир купается в покое.

38.10.

Все ваши хлопоты — пустое, когда Владыка далеко,
На ветку тоненькую встанешь — она обломится легко.

38.11.

Постигшим корень бытия под небесами нет покою,
Куда бежать? Ведь вся земля напоена одной тоскою.

38.12.

Он семя в гору обратит, а гору — в крохотное семя...
Слуга беспомощен и мал, всесилен Господин творенья.



39. Глава о злословии

39.1.

Легко отважным быть в бою — за неудачу платишь кровью,
Но тот лишь истинный боец, кто не боится стрел злословья.

39.2.

Зачем ты рубишь этот лес, зачем ты топчешь это поле,
Зачем клевещешь на слугу? Он, бедный, корчится от боли.

39.3.

Когда приходит к нам покой, когда ничто для нас не ново,
Нет ни желаний, ни надежд — что нам тогда дурное слово?

39.4.

Душа познала Господина, рассталась с болью и бедой,
Всепожирающее пламя теперь мне кажется водой.



40. Глава о Слове

40.1.

Когда в душе ликует Слово, отвергнув страсти и сомненья
Без струн звучат, звенят ситары, и отступают заблужденья.

40.2.

Прекрасны истина и радость, и бдительность, и вдохновенье,
Меня пронзило слово гуру, постиг я суть его увечья.

40.3.

Учитель — лучший шлифовальщик, душа блистает как зерцало,
Так очищает нас от скверны высокий мастер Идеала.

40.4.

Одно отточенное слово метнул мой истинный Учитель, -
И в сердце распахнулась рана — так меток только Победитель.

40.5.

Слуга сражен стрелою Хари, он слеп и немощен в неволе...
Стрела попала только в тело. Так что ж душа вопит от боли?

40.6.

Чем чаще поминаю Хари, тем звонче тетива разлуки!
Стрела впивается все глубже, все нестерпимей эти муки!

40.7.

Стрела впивается все глубже, и боль терзает непрестанно...
Кто с честью вынесет страданья, достоин будет Бхагавана.

40.8.

Один Кабир, сраженный Словом, уж ни о чем не просит боле,
Вопит о милости здоровый, а раненый кричит от боли.



41. Глава об умершем заживо

41.1.

Когда ты холоден как мертвый, оставил страсти и желанья,
Тебя сам Хари-повелитель спасет от смерти и страданья.

41.2.

Когда Кабир ослаб, остыл, сидел без стона и без вскрика,
И стал весь мир ему не мил — к нему из тьмы воззвал Владыка.

41.3.

Когда при жизни умерев, Кабир стал для людей изгоем,
Как со теленочком корова, был нежен Хари со слугою.

41.4.

Спаливший лживое жилище на небесах найдет обитель,
Сегодня — мертвый средь живущих — он наречется «Победитель».

41.5.

Все умирают так иль эдак, один — вчера, другой — сейчас,
Но бхакт Кабир уйдет из жизни, чтоб умереть последний раз.

41.6.

Ушел больной, ушел и лекарь, - смерть безразлична и сурова,
Лишь бхакт Кабир один не умер, ему опора — Дух и Слово.

41.7.

Кабир радеет об Едином, корысть ушла, душа окрепла,
Был йогин — слился с Господином. Там, где сидел он — горстка пепла.

41.8.

Смерть лучше, чем тоска сансары. Увы, не знает человек,
Что тот, кто мертв уже при жизни — бессмертен в наш железный век.

41.9.

Нельзя лжецу и лицемеру пройти достойно испытанья,
Лишь тот, кто мертв уже при жизни — чист пред Владыкой мирозданья.

41.10.

Тот, кто откажется от «я», постигнет суть сладчайшей веры...
Но о любви не рассказать, не верят слову лицемеры.

41.11.

Кто наставления лишен — погибнет, потеряв дорогу,
Будь в бедности и в бедах чист, не возводи хулы на Бога.

41.12.

Смиренен нищий, горд богач, высокомерие — отрава,
Ты об оставленном не плачь, твой путь — к обители Кешава.

41.13.

Кабир, святого ученик, покорный раб всех слуг Владыки,
Ложится как трава — к ногам... Великий служит всем великим.

41.14.

О, бхакт! Стань камнем у дороги, гони гордыню непрестанно,
Слуга покорный и убогий, угоден будешь Бхагавану.



42. Глава о лицемерии

42.1.

Цветок неискренней любви страшнее всех соблазнов мира -
Снаружи ал, но бледен дух... О, как бы сжечь бутон канира.

42.2.

Порой и еретик не плох: душою чист и ищет веры...
Но будут корчиться в аду фанатики и лицемеры.

42.3.

Не просто восклицай: О, Хари! Будь чист в поступках, человек!
Ведь лицемер в грязи по шею и не отмоется вовек.



43. Глава о поисках Учителя

43.1.

Еще не встретил я святого... О, кто б Кабиру дал совет,
За волосы б схватил безумца... Тону, тону в пучине бед.

43.2.

Еще не встретил я святого, который бы в меня поверил,
На путь наставил и помог бы мне переправиться на берег.

43.3.

Еще не встретил я святого, который был бы полон Бога,
Чтобы бежать как антилопа на звук охотничьего рога.

43.4.

Еще не встретил я святого, который сжег свое жилище,
И сыновей своих оставив, вне Рамы ничего не ищет.

43.5.

Еще не встретил я святого, который стал бы мне примером...
В огне желаний гибнут люди и поклоняются химерам.

43.6.

Еще не встретил я святого, которому бы мог открыться,
Те, с кем бывал я откровенен, клюют меня как злые птицы.

43.7.

Увы! Я и того не встретил, кто показал бы мне дорогу,
Чтоб и в речениях и в мыслях Кабир стремился только к Богу.

43.8.

Уходит этот грешный мир, уходят люди друг за другом,
Так кто же нас с тобой, Кабир, за руку выведет из круга?

43.9.

Непросто, выполнив свой долг, вкусить от благ и наслажденья,
Но в сотни тысяч раз трудней оставить мир, достичь спасенья.

43.10.

Как много пленников молвы, болтливых данников природы,
Как мало тех, кто смотрит ввысь, покоя ищет и свободы.

43.11.

Изрядно в мире храбрецов, но раненых средь них немного,
Лишь двое раненых бойцов в своей любви обрящут Бога.

43.12.

Повсюду я ищу влюбленных, и хоть их в мире очень мало,
Но дружба бхактов превращает яд зла в амриту идеала.

43.13.

Я сжег свой дом и поднял факел. Я свет ищу во тьме ночной.
Теперь сожгу я дом аскета, решившего идти за мной.



44. Глава о нежности в любви

44.1.

В воде — прекрасный лотос ночи, на небе — полная луна,
Когда влюбленные — на ложе, им даже гибель не страшна.

44.2.

Живет в Бенаресе Учитель, живет у моря ученик,
Но если ученик достоин, то срок разлуке — краткий миг.

44.3.

Влюбленных разлучить не в силах ни дождь, ни град, ни мор, ни глад,
Ты Господину душу отдал. Кто ж отберет ее назад?

44.4.

Хозяин и слуга едины, от мира грешного вдали,
Не знанье нужно Господину, а нежный свет моей любви.



45. Глава об отваге

45.1.

Для малодушных нет спасенья, лишь храбрецу открыто знанье.
Отринь доспехи заблужденья. Копье победы — поминанье.

45.2.

Смешно сидеть, забившись в угол, ждать за смиренье — воздаянья,
Ступай, сражайся со страстями, умри на вечном поле брани.

45.3.

В бою дуальность победит воитель сильный и бесстрашный,
Он пятерых бойцов сразит, сойдясь со страстью в рукопашной.

45.4.

Кто в равном победил бою, тот молодец, хороший воин,
Но кто был взят врагом в кольцо — и вышел с честью — стал героем.

45.5.

Под темный свод мирских страстей отважно входит юный воин,
И милостив к нему Господь, когда он милости достоин.

45.6.

Бьет барабан, гремят литавры, зовут бойцов на поле боя,
Бхакт, победив мирские страсти, забыл о страхе и о боли...

45.7.

Кабир, упав к ногам Владыки, забыл о страхе: храбрый воин
Готов сразиться с тьмой и страстью во имя света и покоя.

45.8.

Воитель поднял славный меч, надел доспехи единенья
И в бой с иллюзией вступил на праведном слоне Ученья.

45.9.

Тот, кто во имя Господина сразится с воинством желаний,
Хоть будет на куски изрублен, но не покинет поле брани.

45.10.

Воитель смерти не страшится, сражается с двумя войсками,
Он поле боя не оставит — сквозь тьму врагов пробьется к Раме.

45.11.

Жизнь и судьбу тому предай, кто власть имеет над тобою...
Твой отчий кров там, вдалеке... Так будь же храбр на поле боя.

45.12.

Сумеешь завладеть синдуром — навек оставит сердце страх,
Ведь в предвкушении блаженства все остальное — пыль и прах.

45.13.

Смерть равнодушно сеет ужас на всех путях земного мира...
Но мне зачем бояться смерти? Она покой сулит Кабиру.

45.14.

Трус хвалится своей отвагой, но истинный воитель — нет,
Ведь только смертный бой покажет, чей образ избирает Свет.

45.15.

О том, как раненый рыдал, как стало все ему не мило,
Тот знает, кто пустил стрелу, и тот, кого она сразила.

45.16.

Блуждает раненый боец и ничего не хочет боле,
Никто его уж не вернет под зыбкий кров земной юдоли.

45.17.

О, это древо — до небес, его плодов не видят птицы,
Их и мудрейшим не сорвать... Так кто ж сумеет насладиться?

45.18.

О, как же ты далек от Бога! - тебе неведомо блаженство...
Жизнь положи к ногам Владыки, и ты достигнешь совершенства.

45.19.

Кабир, в обители любви совсем не так, как в доме тёти,
За вход заплатишь головой, иль пропадешь в водовороте.

45.20.

Ведет к обители любви сквозь тьму тернистая дорога...
За счастье платишь головой? Так что же, разве это много?

45.21.

Любви не вырастить на поле, но и купить ее нельзя,
Ведь за нее всей жизнью платят и челядины и князья.

45.22.

Ну что ж — с плеч голову долой — вполне устойчивая плата.
Теперь любовь всегда с тобой, но и к былому нет возврата.

45.23.

Воитель голову сложил, и что ему в земном базаре? -
Увидев верного слугу, навстречу бхакту вышел Хари.

45.24.

Путь к Раме труден и тернист, он не для трусов лицемерных,
Лишь тот, кто платит головой, пройдет сквозь бой с дружиной верных.

45.25.

Путь к Раме узок и непрост, он — точно лезвие кинжала:
Чуть усомнился — и погиб. Будь стоек в жажде идеала.

45.26.

Сравню с пылающей стеной путь ко взыскующему Раме -
Смотрящий на огонь — сгорит, спасется тот, кто рухнет в пламя.

45.27.

Бхакт, оседлай коня любви, скачи на нем навстречу славе,
Познанье — твой надежный меч, сумеешь гибель обезглавить.

45.28.

Коль покупаешь ты алмаз — стоять нет смысла за ценою:
Я тело отдал, и сейчас расстанусь смело с головою.

45.29.

Пуская меня посадят на кол иль обезглавят — все едино:
И тьмы врагов меня не сломят, я не забуду Господина.

45.30.

Коль упаду на поле брани — меня поднимет Господин,
А выживу — так буду счастлив. Что ж, все равно исход один.

45.31.

О, человек, люби Владыку, служи ему не страха ради,
Кто сложит голову за Хари, тот не останется внакладе.

45.32.

Канат над площадью порвется — канатоходца не спасти,
Так садху, сати и воитель идут по острию пути.

45.33.

Она рекла: «О, Господин, вот мы одни на целом свете», -
Так сати всходит на костер, и пламя раздувает ветер.

45.34.

Я опьянен обрядом сати, любовь ликует на масане,
Лежим с возлюбленным на ложе, и скоро, скоро рухнем в пламя.

45.35.

За счастье сати и воитель идут на бой и платят кровью,
Но знай: себя принесший в жертву прославлен высшею любовью.

45.36.

Восходит сати на масан, отринув смело все земное,
Ведет ее ученье сильных в обитель чистого покоя.

45.37.

Восходит сати на масан, забыв желания и страсти,
Сама себя предав огню, в единстве обретает счастье.

45.38.

Ответь Кабиру, о подруга, зачем ты слишком жизнь любила?
Ты всходишь на костер — так помни — все наше бытие — могила.

45.39.

Кабир, взывай открыто к Раме, не воспевай его тайком,
Прочь, занавески из соломы, чтоб не спалить опять свой дом.

45.40.

Страдает наш Господь о людях, а кто подумает о Боге?
Пока заботишься о бренном, увы, не выберешь дороги.

45.41.

Подвижник блага ждет от Хари, корыстью дышат язвы мира,
Я оставляю все желанья, и лишь Господь — корысть Кабира.



46. Глава о смерти

46.1.

О, человек, ответь, зачем тоскуешь ты о лучшей доле,
Ведь мы, как семечки, для смерти — один во рту, другой в подоле...

46.2.

Сегодня ночью или завтра застигнет смерть тебя в дороге,
Так сокол воробья сбивает, и поздно вспоминать о Боге.

46.3.

Застыла смерть у изголовья. Ты спишь, но скоро рухнешь в пламя.
Очнись, мой друг! Взывай с любовью к владыке истинному — Раме.

46.4.

Все спят, и лишь один подвижник не спит и Господа зовет,
Он знает: смерть нас поджидает невестой у своих ворот.

46.5.

Твердит неумный человек: мол, завтра вспомню я о Боге,
Проспал он свой короткий век, и нынче же протянет ноги.

46.6.

Вчера он спал, сегодня спит и завтра спать намерен сладко,
Внезапно смерть его сразит, как будто сокол куропатку.

46.7.

Клевал он зерна, словно птица: так день прошел и пал туман,
Душа еще полна желаний, но Яма бьет в свой барабан.

46.8.

Борюсь я против двух врагов, мне доля грустная досталась,
Ведь если даже смерть отступит, меня за горло схватит старость.

46.9.

Ушли любимые друзья туда, где гаснут все тревоги,
Все ближе очередь моя, смерть притаилась на пороге.

46.10.

Взмолилось дерево лесное — о, дай сгореть мне до конца,
Чтоб вновь не очутиться в кузне безжалостного кузнеца.

46.11.

Едва восходит — и заходит, лишь расцветает — умирает,
Все что, приходит — то уходит, и все, что светит — то сгорает.

46.12.

Одежда на тебе порвется, и даже имя канет в бездну,
Гляди, гляди — изрек Учитель — я здесь, но завтра я исчезну.

46.13.

Душа вопит: почто, безумец, ты забываешь Хариджана,
Ведь будто бы морская пена, земная жизнь непостоянна.

46.14.

Вся наша жизнь — морская пена, на скалы волны гонит ветер,
Однажды мы легко исчезнем, как будто звезды на рассвете.

46.15.

Кабир, вся эта жизнь — пустое, сладки ль, горьки ль плоды желаний,
Тот, кто царем был и героем, горит сегодня на масане.

46.16.

От постороннего скрывала она лицо своё и тело,
Еще вчера была прекрасна, но на глазах у всех сгорела.

46.17.

Она блистала как светильник, была прекрасна лишь вчера,
Но нынче лебедь улетает, и мусор вынести пора.

46.18.

Пусть храм высок, прекрасны башни, но если здесь не помнят Раму -
Напрасны и мольбы и стоны — всех уничтожит мрачный Яма.

46.19.

Кабир, зачем и чем гордиться, ведь как бы ты ни жил доныне,
Но схватит смерть тебя за горло — в отцовском ль доме, на чужбине?..

46.20.

Сломали гриф, порвали струны, и музыка лежит в пыли,
Ситар уже не заиграет, раз музыканта увели.

46.21.

Кузнечный горн еще пылает, но навсегда ушел кузнец,
Хоть целы молот с наковальней, но кузнице настал конец.

46.22.

Брёл странник по дороге пыльной, в мешке заплечном нес товар,
Но смерть его подстерегала, он пылью стал — и весь базар.

46.23.

Явился странник издалёка и скоро в путь ему опять,
Остановился насладиться — настигла смерть его, как тать.

46.24.

Бедняга, как теперь спасешься, когда не думал ты о Боге,
Уже и храм твой на запоре, уже и старость на пороге.

46.25.

Ты похудел, иссякли силы, и хватит времени едва ли
На то, чтобы дойти до цели... Так есть ли прок в твоей печали?

46.26.

Ты много зла скопил, безумец, ведь шел, не разобрав дороги,
Взывать бессмысленно к Владыке, уже и Яма на пороге.

46.27.

Мой друг, все время помни Раму, отвергни помыслы дурные,
Как у привязанной скотинки — все туже петелька на вые.

46.28.

Кабиру угрожая ядом, кишмя кишат у дома змеи,
Ночами страх меня терзает, взываю к Богу, как умею...

46.29.

Кабир, все счастье — только в Раме, о люди, лишь Владыке верьте,
Асуры, мудрецы и боги легко попали в лапы смерти.

46.30.

Непрочны и душа и тело, но человек понять не хочет,
Что, чем живет он беззаботней, тем смерть сильней над ним хохочет.

46.31.

Где разводившие огонь и где рыдавшие смиренно -
Ушли, ушли, ушли, ушли... И вправду, эта жизнь — мгновенна.

46.32.

Родители навек ушли и нам пора уже в дорогу,
И скоро нашим сыновьям в путь собираться понемногу.



47. Глава о жизни

47.1.

Кабир, скорей туда спеши, где нет ни шепота, ни крика,
Где нет рождения и смерти — туда, где лекарь — сам Владыка.

47.2.

Великий йог живет в лесу, ест только дикие коренья,
Так от каких таких корней обрел он вечное спасенье?

47.3.

Кабир достиг стоп Хариджана, порвал тенета заблуждений,
И смерть бежала, сокрушаясь, из пустоты его владений.

47.4.

Как нож сточил свою я душу. Разлука — вот точильный камень.
Теперь Кабир — в садах Владыки. Сюда не дотянуться Яме.

47.5.

Лишь там, где круглый год услада, Кабир захочет поселиться,
Под сенью ветерок, прохлада, играет свет, резвятся птицы.

47.6.

О, древо вечности — Господь, ты тень даешь призревшим страсти,
Но птицы улетают вдаль и ищут призрачного счастья.



48. Глава об ослеплении

48.1.

Большой булыжник в руки взял, алмаз оставил: мол он мал,
Во имя дружбы с праздной цаплей глупец от лебедя отстал.

48.2.

Алмаз на рынке продавали — но где ценителя найдешь,
Глупцы недолго торговались, отдали чудо ни за грош.

48.3.

Набрали хлама на базаре, теперь не будет им пути,
С таким тюком в такие дали, мой друг, немыслимо дойти.

48.4.

Слепец, когда идет вперед, не видит жемчуг под ногами,
Тот счастья в мире не найдет, кто не нашел сиянья в Раме.

48.5.

То, что ослепли мы — не ново, и вместо треб у нас тоска,
Вот так безумная корова все лижет мертвого телка.



49. Глава о прозорливости

49.1.

Когда есть истинный ценитель, то стоит дорого Алмаз,
Когда кругом одни профаны, хозяин камня не продаст.

49.2.

В морях любви рассыпан жемчуг, его сиянье — смысл и суть,
Тот жемчуг лебедь собирает, а цапля мимо держит путь.

49.3.

Владыка наш — Алмаз спасенья, и бхакт, искусный ювелир,
Тому продаст Алмаз спасенья, кто позабудет грешный мир.



50. Глава о рождении

50.1.

В какую я иду деревню, что ждет меня, какой удел?
Впиваются колючки в ноги... Жаль я сандалий не надел.

50.2.

Бхакт, получив урок сансары, пришел к Владыке мирозданья,
Меня с собой увел Нетленный, исполнилось мое желание.

50.3.

Пусть небожители взирают, пусть смотрит множество народу:
Кабир уходит вслед за Рамой. Он понял и обрел свободу.

50.4.

Все: звери, рыбы, птицы, люди, как топью - гордостью объяты...
Подвижник, брось свою гордыню и стань воителем шуньяты.

50.5.

Я под землей нашел источник... Эх, хороша была водица!
Погрязшие в мирском безумье погибли, не сумев напиться.

50.6.

Предстал передо мною Хари, развеял одурь заблуждений,
Лежу, и глаз открыть не смею — а вдруг и это — сновиденье?!

50.7.

Мне в сердце начертал Владыка свои благие имена,
Теперь пить воду опасаюсь... Не смыть бы эти письмена.

50.8.

Кабир стал золотом средь шлака, навек отвергнув все мирское,
А раньше, точно шарик ртути, он ни на миг не знал покоя.

50.9.

Вода сансары ядовита... Как не страшится Океана?
Но через смерть ведет Владыка. Надежна поступь Хариджана.

50.10.

Схватился я за лодку Рамы — мне не страшны ни грязь, ни бездна,
Я переплыл моря сансары, и, значит, больше не исчезну.

50.11.

Мне оказал Владыка милость — развеял все мои сомненья,
Те дни, что прожил я вне Рамы — считаю днями заблужденья.

50.12.

Кабир искал земного счастья — Господь увел в свои владенья,
Дает Он не земное счастье, Он дарит умиротворенье.



51. Глава о милости и дружелюбии

51.1.

Кабир: река дотла сгорела, и суша и вода пылали,
Все драгоценности погибли... Одно спасенье — в Гопале.

51.2.

Сгущалась мгла, собрались тучи, и ливень хлынул огневой,
Взывай, Кабир: нас ждет погибель в багряной пляске роковой.

51.3.

Счастливых нет на белом свете, в огне алканий гибнет мир,
Один Кабир идет к покою. К Владыке держит путь Кабир.



52. Глава о прекрасной возлюбленной

52.1.

Зовет красавица: услышь мольбы мои, Супруг мой милый,
Явись ко мне хотя б на миг. Спаси подругу от могилы.

52.2.

Неверным — горе и расплата, достойным — рай и исполать,
Изменницу, рабу разврата, Супруг не станет почитать.

52.3.

Супруга, любящая мужа и преданная Господину,
Постигнет все его желанья и не расстанется с любимым.

52.4.

Перетирай, подвижник, душу, пусть будет мелкою мука,
Красотка обретает счастье, увидит свет издалека.

52.5.

Висят над речкою качели, Супруг коврами их украсил,
И каждый день он на качелях резвится с той, чей лик прекрасен.



53. Глава о мускусной антилопе

53.1.

В пупке у антилопы мускус, что проку рыскать ей по лесу,
Владыка Рама — в каждом сердце, а мы — последние балбесы.

53.2.

Нечасто мудрого увидишь, кто знает, где живет Великий?
Тот, кто пять чувств не обуздает, пусть не мечтает о Владыке.

53.3.

Владыка у Кабира в сердце, а я вне истины живу,
Так мускусная антилопа смятенно нюхает траву.

53.4.

На Сингхалдвип ушел подвижник, надейся встретиться с Единым,
Но Рама обитает в сердце того, кто верен Господину.

53.5.

Господь не мал и не велик, Единства не окинешь взглядом,
В суть мира только тот проник, кто говорит, что Рама — рядом.

53.6.

Я Хари вдалеке искал, соблазны мучили Кабира,
Я удалялся от Него, а Он — в любой частице мира.

53.7.

Был Рама скрыт большой скалой моей немыслимой гордыни,
Скалу наставник сокрушил. Един я с Господом отныне.

53.8.

Знай: имя Рамы — в трех мирах, во всех пределах — воля Бога,
Искать Владыку вдалеке — соблазн, неверная дорога.

53.9.

Владыка для любого сердца, для ока каждого — зрачок,
Глупцы, увы, о том не знают и топчут тысячи дорог.



54. Глава о поношении

54.1.

Бредут несчастные по свету во сне разлуки и незнанья,
Но что тому, кто Раме предан, земные страсти и страданья?

54.2.

Заметив в ближнем что дурное — смеёмся, истины не зная,
Своих грехов, увы, не видим, а им нет ни конца, ни края...

54.3.

Клеветников люби и жалуй, чтоб были подле каждый миг,
Очистит без воды и мыла тебя злой сплетней клеветник.

54.4.

Пусть будет твой завистник рядом, уходит он — беги за ним,
Очистит тело он и душу всегда злословием своим.

54.5.

Тот, кто на садху зло клевещет, сам вскоре попадет в беду,
Вовек не обретет спасенья, и будет корчиться в аду.

54.6.

Неумно порицать траву, что так покорна под ногами,
Коль попадет травинка в глаз — не удержаться от рыданий.

54.7.

Пойми, что в самовосхваленьи, в суде над ближнем — правды нет,
Как знать, в тени каких деревьев в прах превратится твой скелет?!

54.8.

Себе вредить — ущерба нет, ошибку ты исправишь вскоре,
Себя обманывать — не вред, других — пожнешь большое горе.

54.9.

Коль нынче встречу Господина, скажу владыке обо всем:
Как я страдал, как ждал, как верил, как думал и рыдал о нем.



55. Глава о лишенных благих качеств

55.1.

Побег зеленый твёрдо верит, что хлынет дождь и смоет горе,
Бревно о ливне знать не знает, оно ведь мертвое, сухое.

55.2.

Дождь землю напоил и камни в свой час — благодаренье Раме -
Земля черна, влажна, но камни остались мертвыми камнями.

55.3.

Осыпал черные вершины дождем жемчужным Повелитель,
Лишь те собрать сумеют жемчуг, кого ведет за ним Учитель.

55.4.

Излил Владыка дождь любви на кручи гор, на их вершины,
Но вот стекла вода с вершин, и орошаются долины.

55.5.

Глупцы, свершая ритуалы, и околеют долбаками...
Скажи, что может сделать лучник... Стрела ломается о камень.

55.6.

Ты Господа не поминал, не смог распутать эти сети,
Как все о суете болтал, и годы выбросил на ветер.

55.7.

Сердца профанов так жестки, безумцев не проймешь словами,
Но вот стрела попала в цель, и путник обратился к Раме.

55.8.

Я долго брёл, искал прохлады. Вот отдышусь и тронусь в путь...
Но место это дышит ядом... О, где смогу я отдохнуть?!

55.9.

Вы молоком змею поили, в яд превратили молоко,
Где тот, кто выпьет всю отраву без страха, просто и легко?

55.10.

Что толку нам от этой пальмы, раз пальма слишком высока?
Ни фиников нарвать, ни тени для странствующих птиц... Тоска.

55.11.

Бамбук всегда собой доволен: «Я сам высок, высок мой род»,
Увы, не станет он сандалом и в пламя вечное падёт.

55.12.

Ним по соседству рос с сандалом и стал прекрасен, как сандал,
Бамбук же потонут в гордыне. Был он тщеславен и пропал.



56. Глава о мольбе

56.1.

Когда я встречусь с Господином, спросивши о его здоровье,
О том, что у меня на сердце, поведаю ему с любовью.

56.2.

Забыв о сути в спешке будней, ты, грешный, потерял дорогу,
Но коль отринешь ты гордыню, то снова обратишься к Богу.

56.3.

Творец есть смысл и совершенство, его природа беспорочна,
А ты безумец, враг блаженства — всех преступлений средоточье.

56.4.

Увы! Возлюбленный далёко, всю жизнь провел я в заблужденьях,
Но я сотру пятно пороков, развею по ветру сомненья.

56.5.

Бхакт из пучины бытия взывает к Господу с мольбою:
«Мне угрожает злобный Яма! Кешав, возьми меня с собою.»

56.6.

Не раз свершал я хадж в Каабе, молился, плакал и стенал,
Ответь, так в чем я провинился, как свет и сущность потерял?

56.7.

С Твоей - душа моя едина, в единстве дышит идеал,
Навек мы слиты с Господином, как слит расплавленный металл.



57. Глава о свидетеле

57.1.

Кабир у Господа спросил в минуту светлого прозренья:
«О, как же ты, создав миры, живешь, Владыка, вне творенья?»

57.2.

Когда увидишь Господина — покинь родных без сожаленья,
Ходи-броди по белу свету, давай всем людям наставленья.

57.3.

Нас в нас самих, как в грязных ямах, за себялюбье ждет расплата,
Тот, кто купается в помоях, напрасно ищет виноватых.



58. Глава о лиане

58.1.

Ни тыквы рядом, ни лианы... Ну что же, раз такое дело -
Сухое принесли полено, и вдруг оно зазеленело.

58.2.

Когда в огне спалишь лиану — она зазеленеет вновь,
У дерева обрубят корни, но чуден плод его — любовь...

58.3.

Обрубишь корни — зеленеет, польешь — засохнет... Очень странно.
Я и поведать не сумею, что за мудрёная лиана.

58.4.

Растет лиана во дворе, плоды ее — на небе синем,
Смычком из заячьих усов бесплодная играет с сыном.

58.5.

Кабир, когда горька лиана, вдвойне горьки ее плоды,
Коль не оставишь заблужденья — не миновать тебе беды.

58.6.

Он стал аскет, но что с того, что все твердят: обрел свободу,
Раз зерна зла — в душе его, назавтра могут быть и всходы.



59. Глава о неотделимом


59.1.

Не ведомо благому другу людские радость и беда,
Но любит он играть с Кабиром, и я пребуду с ним всегда.

59.2.

Верней я друга не найду. Причастность выше частных правил.
Был сам я плох или хорош — Творец Кабира не оставил.




© – Андрей Полонский, май-ноябрь 1988 года.
Пересмотрено и подготовлено в декабре 2010 года, Москва.

Переводчик очень признателен за помощь в подготовке текста к печати Светлане Мартюшевой и Алексею Яковлеву. Без них эта старая работа, до того опубликованная лишь фрагментами, - то ли в силу лени и предубеждений, то ли в силу объективных причин, - но не могла бы увидеть свет.



Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!