обновления
Проза • 12 августа 2017
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Зацепило?
Поделись!

Пролог

опубликовано 19 июня 2015, 10:40.
380 0

Если бы я писал роман, то обязательно назвал бы его «Мать нерожденного». С прологом в стиле рэп, который исполняют два русских еврея из южного Бронкса, переодетые афроамериканцами. Первый должен быть похож на Данте Алигьери (a la guerre come a la guerre), второй, разумеется, на Максима Горького:


Первый:

К тридцати пяти я родился наполовину.

Доктор, не пора ли перерезать пуповину?

А то я чувствую себя, как йо-йо:

влетаю в нее и вылетаю из нее.

Второй:

Чтобы родить мужика нужно много женщин,

чувак, пятнадцать-двадцать — не меньше!

Одна начинает, другая кончает,

седьмая кормит грудью, десятая изменяет

его концепцию мироздания...

Первый:

В пизду, в пизду, в пизду такое знание!

Второй:

ты лежишь на диване типа весь такой типа гений

и чувствуешь не ценят суки не ценят

не врубаются и не втыкают

Делаем ноги тут не догоняют


Только все это блуд разума и кокетство мозга. Какой нахуй роман? Мои негры слишком литературны. Интриговать против вымышленных персонажей? Помилуйте! Вся мировая закулиса выстроилась в Давосе и ждет, когда мы с Папой разведем ее, как два хитрожопых даоса. Мы проводим гениальные многоходовки по державинскому сценарию: я раб, я царь, я червь, я бог. Ой вей, в этом кейсе много смертельных номеров – продажа души и мнимая вербовка, дружеский слив и грубый подкуп, а на сладкое — капля полония.

Но знали бы вы, какие бездари пишут об этом в прессе!

Я не понимаю почему? Почему наши наемные убийцы скромны и предпочитают не выходить из комнаты, а эти убийцы смысла из органов массовой информации выпячивают свои имена, как сиськи-письки. Чего они добиваются? Чтобы их прихлопнули? Много чести!

Пожалуй, стоит немного изменить название: «Мать нерожденного Отца». Да, вот так несомненно лучше. Но какой смысл писать роман, зная, что Папа не будет читать? А Он не будет. Бог ведь не читал Библию. Уверен, что нет.

Однажды Он сказал мне: твои литературные амбиции тянут тебя вниз! И я затрепетал, испугавшись, что могу не удержаться на Олимпе. Там невероятно скользко. При этом все ходят в отличных лаковых ботинках и улыбаются. Альпинисты в смокингах. Но, разумеется, во время каждого форума кто-то срывается. В первые секунды падения они еше рассчитывают на свои золотые парашюты. Невежды, хуже царя Мидаса. Вам никогда не падал на голову кусок золота размером с купол небольшой часовни? Вбивает в землю до самого Коцита. Вот почему мы тут, наверху, так вежливы с адскими жителями. Знаем, что всякое может произойти.

И все-таки зачем я лишаю себя авторской воли? Ведь это я, подлинный арбитр элегантности, обтесал харизму Папы до формата Олимпа и Давоса! Раньше Папа гордился тем, что он — глыба. Пришлось объяснить, что с глыбой разговаривать не будут. По крайней мере, утонченные европейцы в лакированых тапках. Бородатые моджахеды могли бы, но у них уже есть собственная глыба, поэтому, убеждал я, нужно повернуться к Востоку задом. Опасности быть выебанным – никакой. Звучало убедительно, только я забыл о китайцах. Никогда не знаешь, чего ждать, от этих китайцев. Но я все-равно не виноват. С каждым такое может случиться, если голова у тебя на Олимпе, а жопа в семи тысячах километрах, на Дальнем Востоке.

Моя сбивчивая речь всего лишь репетиция текста. То, что кажется со стороны беспощадным гоном, через какое-то время может стать «Улиссом» или «Процессом». Дай бог, конечно, чтобы не Нюрнбергским. Ходим тут, по краешку ледяной глыбы, как пингвины-смертники перед телекамерами, и дорожки наши становятся все длиннее. Совершенно негде укрыться. Поэтому вряд ли я что-нибудь запишу. Папа любит смотреть телевизор, Папа наблюдает за мной. Когда ему не нравится моя задумчивость, он делает знак приблизиться и шепчет: «А на хуя?»

На протяжении моей карьеры Он уже дважды задавал этот вопрос, и я отлично знаю, что третьего «а на хуя» не будет. Страшно вообразить, что произойдет, если Папа заподозрит меня в сочинении романа, и – вот засада – я сочиняю роман, чтобы избыть страх.

Может быть, лучше так: «Ебена мать нерожденного Отца»? Какая, в жопу, разница, если это одно название и больше ничего?

Ничего не останется, когда Папа скормит меня ангелу бездны. Вчера я чуть было не попался – слишком долго не мигал. Но в последний момент, когда Папина левая бровь начала с усилием поднимать волну силикона на лбу, я нашелся, я тихо засмеялся и сказал, как бы самому себе: есть новый План. Это великая ложь, потому что Плана у нас никогда не было и, я уверен, не будет, но Папа ведется. Он приказал: выкладывай!

Надо засыпать Азовское море, сказал я, потом – другие моря. Мы никогда не чувствовали себя на воде, как в своей тарелке. А на хуя она нам?

Вот так, незаметно, я вернул Папе одно «а на хуя», и счет стал один-ноль в пользу ангела бездны. При этом я совершенно не хотел говорить о морях. Я не люблю моря! Я люблю горы и женщин. Только в нашем окружении, все женщины – это переодетые мужчины. А мужчины это вообще бог знает что. Поэтому хуй может оказаться в самом неожиданном месте. Таиланд сосет у Давоса. Впрочем, это не новость. Это все делают. Иногда совершенно не с кем поговорить. Все сосредоточенно сосут. Вот я и сочиняю потихоньку. А чем бы занимались вы на моем месте?

Вы, конечно, думаете, что тут медом намазано? Я тоже был мечтателем. А теперь каждая изреченная мною ложь превращается в строчку бюджета. Папа уже приказал заказать в Китае миллион поездов с землей. Китайцам все равно, что будет с родиной и с нами. Недавно один желтолицый джентльмен шепнул мне по секрету, что Китай — не страна, а отдельная планета, вроде Меркурия. Сокрытие этого факта от варваров было главной целью китайской внешней политики на протяжении последних двух тысяч. Они подсунули нам Галилея, чтобы мы наверняка не узнали правды. Я охуел. Почему вы решили открыть тайну? Джентльмен из Поднебесной улыбнулся: вы достаете очень хороший кокаин. Я немедленно побежал к Папе. Он пожевал силиконовые губы и отрезал: мы тоже будем планетой!

Вот так все и случилось. Миллион поездов с китайской землей на нашей земле. Жопа на Дальнем Востоке. И непрерывный тяжелый отходняк на Олимпе.

Сокращу-ка я название. «Мать». Просто «Мать». Ниловна была дочерью фараона. Она знала, куда мы придем.


Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!