обновления
Проза • 12 августа 2017
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Зацепило?
Поделись!

Фотошоп

опубликовано 02 февраля 2015, 20:00.
389 0

Девятого января 2015 года в кошерном магазине на востоке Парижа террорист Амеди Кулибали взял в заложники пятерых покупателей. Вечером того же дня в Лондоне хорошо одетый турист из России зашел в обувной бутик на Бонд-стрит, где купил пару ботинок за восемьсот пятьдесят фунтов. Ровно в это же время где-то в Сибири новобранец мотострелковой дивизии Иван Громов расписался в получении белых валенок.

Январь в Париже выдался пасмурным и теплым, среди дня воздух прогревался до +13 градусов. В Лондоне стояла чудесная погода. Дислокация дивизии, где служил Иван Громов, была государственной тайной.

Французским журналистам удалось выяснить, что Амеди Кулибали в июле 2009 года встречался с Николя Саркози в составе группы молодых людей из пригородов Парижа для обсуждения проблем трудоустройства молодежи. В номере лондонского отеля Flemings Mayfair русский турист совершил энергичный половой акт с юным темнокожим британцем по имени Майкл. Новобранец Иван Громов был вызван к командиру части и, после десятиминутного разговора, получил секретное задание.

Кроме Амеди Кулибали в кошерном магазине у Венсенских ворот в тот день находился еще один мусульманин — уроженец Мали, которого звали Лассана Батили. Проводив Майкла до станции метро Mayfair, русский турист вернулся в отель, включил ноутбук и написал на своей странице в фейсбуке «Я – Шарли Эбдо, а Путин – по-прежнему хуйло». Иван Громов вышел за ворота своей части в полушубке, белых валенках и с фотоаппаратом в руках.

Когда Амеди Кулибали начал беспорядочную стрельбу из двух автоматов Калашникова, Лассана Батили, работающий в Hyper Cacher грузчиком, помог шестерым испуганным покупателям уйти из торгового зала через служебный вход, а затем спрятал их в внутри большого холодильника. Русский турист, которого, кстати, звали Евгением, принял ледяной душ и с удовольствием растерся махровым полотенцем. Иван шел по колено в снегу сквозь пустоту бескрайнего поля, каждые две минуты останавливаясь, чтобы сфотографировать пейзаж.

Лиссана Батили уже готов был незаметно выскользнуть из магазина через заднюю дверь, но в последний момент вернулся в подсобку и отключил холодильник, чтобы находящиеся там евреи не замерзли прежде, чем их освободит полиция. Евгений заправил в обе ноздри большую дозу освежающего колумбийского кокаина, оставленного ему английским другом. Иван Громов, вернувшись с холода, получил на кухне военной части большую тарелку каши со свиной тушенкой и кружку горячего чая со сгущеными сливками.

Амеди Кулибали, хоть и был этническим малийцем, но родился во Франции и являлся полноправным гражданином Евросоюза, а Лассана Батили, привезенный родителями из Африки, еще только ожидал получения французского подданства. Тридцатитрехлетний Евгений часто бывал в Лондоне, именно здесь пять лет назад он отважился совершить камин-аут. Наевшись и напившись, Иван позвонил отцу и выболтал военную тайну.

Патрик Валид, директор венсенского магазина Hyper Cacher, чувствовал себя в тот день инвалидом. Итан Эверетт, портье из Flamings Mayfair чувствовал себя отвратительно из-за разыгравшегося с утра геморроя, поэтому не сумел приятно улыбнуться, когда русский постоялец, направляясь в тренажерный зал, остановился у стойки и приветствовал его вопросом «прекрасный сегодня денек, не так ли?» Александр Громов, отец Ивана, хохоча рассказывал товарищам по работе о звонке сына и приговаривал: «они еще с Америкой хотят воевать, наши генералы!»

Полицейские, окружившие Hyper Cacher, набросились на Лассана Батили, как только тот появился на улице с поднятыми руками. Качая пресс, Евгений наблюдал эту сцену на экране телевизора в тренажерном зале своего отеля. Один из сослуживцев Александра Громова позвонил в дежурную часть местного управления ФСБ, чтобы информировать чекистов о факте разглашения гостайны.

Зверинное чутье террориста подсказало Амеди Кулибали, что скоро начнется штурм. Евгений еще раз принял душ, нарядно оделся и вышел из отеля, намереваясь отправиться на танцы в клуб Ромы Абрамовича Under the bridge, где выступала RnB группа The white keys. Иван Громов залил в штабной компьютер утренние фотографии и запустил программу photoshope.

Когда в магазине разорвалась светошумовая граната, нервы у Амеди не выдержали, и он выскочил наружу с автоматом наперевес. Человек в сером плаще внезапно преградил Евгению путь и плеснул ему прямо в лицо какую-то жидкость. Не успел Иван вклеить в заснеженный пейзаж на экране компьютера изображение танка, как в комнату вошел сотрудник особого отдела.

Раздались выстрелы, и террорист упал. Жгучая боль резанула глаза Евгения. «Что ты себе позволяешь, сопляк!» — вскричал особист.

«Операция на востоке Парижа закончена, тринадцати заложникам удалось спастись, четыре человека убиты, во Франции объявлен траур» — скороговоркой оповестили мир информагентства. Евгений с воем катался по тротуару на Half Moon street. Обливаясь слезами, Иван писал объяснительную в кабинете начальника части.

Клиенты кошерного магазина, погибшие девятого января 2015 года, были торжественно похоронены на кладбище Гиват-Шауль в Иерусалиме. Скорая помощь, которую вызвал портье Итан Эверетт, доставила Евгения в госпиталь Святой Марии. Заплаканный Иван вернулся к компьютеру, чтобы закончить работу – до вечера ему предстояло сделать фотомонтаж бронетехники на снежном поле, который командование дивизии собиралось выдать за настоящую фотографию реальных учений.

Как известно, ответственность за январские акты насилия в Париже взяла на себя печально знаменитая Аль-Каида. Врачи лондонского госпиталя очень удивились, узнав, что жидкость, вызвавшая ожог глаз у русского пациента, была человеческой мочой с высоким содержанием капсаицина – активного вещества, которое придает жгучесть красному перцу. Александр Громов так и не сумел выяснить, кто из его товарищей по работе оказался стукачом.

Правительство Мали категорически отказалось принять останки террориста Амеди Кулибали для захоронения. Ожидая рейс на Москву в аэропорту Хитроу, Евгений услышал в новостях, как Патрик Валид объявляет о своем намерении репатриироваться в Израиль. Засыпая в казарме сибирской мотострелковой дивизии, Иван Громов твердо решил, что по окончании службы уедет в Москву и станет крутым веб-дизайнером.

Обычно процедура предоставления французского гражданства занимает около двух лет, но прошение Лассана Батили было в срочном порядке удовлетворено на другой день после того, как все мировые СМИ рассказали о подвиге юного малийца. В ЦУМе на Петровке Евгений приобрел большие темные очки Cat Eye Agent Provocateur за 18 тысяч рублей. Ивану той ночью приснился неродной еврейский дедушка из Черновиц, с наслаждением почесывающий огромные яйца.

Несколько дней спустя французский комик Дьедонне М’балла был арестован за то, что разместил на своей странице в фейсбуке запись Je suis Charlis Coulibaly (Я – Шарли Кулибали). Евгений, слегка раздосадованный отменой марша в поддержку Навального, вечером пятнадцатого января вылетел в Бангкок, к своему любовнику, военному аттташе консульства Украины. Командование сибирской мотострелковой дивизии отчиталось перед комиссией министерства обороны об успешном проведении зимних учений на танковом полигоне.


Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!