обновления
Проза • 12 августа 2017
Поэзия • 18 апреля 2017
Поэзия • 06 марта 2017
Внутренние новеллы • 03 марта 2017
Поэзия • 04 февраля 2017
Зацепило?
Поделись!

Лящ Валера и Лысая бухта

опубликовано 27 января 2015, 00:39.
373 0


Святость Ляща Валеры – не тема этого повествования. Мрак покрывает многие грани сего странного мужа, пока блеск Извечный, не блеснёт, как молния от восток до запад, играя светом нетварным и Камень, да, Тот Самый, Живой, который отвергли строители, становится на мгновение зрим.

Так и тут: Что связано на земле, то и на небе, что убежало с Неба, то и днём с огнём….

Известно имя. И это уже не мало. Имя ему – Валера. Идеологическое соответствие – Лящ. Место работы – Свет Божий. Должность – пророк. Всё же остальное, надумано мыслителями, рассказано повествователями и смешав все за и против, разбросали по умам и горам, вместе с камнями, время собирать коих еще не пришло, да и вряд ли приедет, ибо задерживают энтот сбор, по многообразным причинам, еще с апостольских времен и поныне.

Из наименее правдоподобной, но по неистребимому мнению знатоков истинно-православной, настоящей и сокровенной версии, Лящ Валера, и знаменитый в катакомбных и Аджимушкайских легендах, святой пророк отец Феомпрепий Тугодум, — это одно и тоже лицо, неотличимое на паспортных и прочих фотогеничных документах, ввиду полного отсутствия таковых. Святой покровитель диггеров, предтеча секты молчунов-затейников, пророк веры истинно-незатейливой, Лящ Валера, о себе оставил всенародное уважение; противоречивое, ввиду молчаливости подвига учение, и совсем немногие крохи слов, чьи наскальные лозунги еще и теперь можно лицезреть в темных, как отечественная история глубинах Мангупа и нащупать в ослепительно ярких, недоступных для обывателя, высотах Кайласа.

— Мешок с гавном- вот, то лаконичное и весьма смиренное определение, такая себе автобиографическая деталь, о которой знают немногие, но достоверность сего высказывания о себе, подтверждают не только сторонники старца претрудного, но и такие проверенные информаторы, как баба Луша из Богуслава, НТВ, тёти Бетиной козы племянница, барон Мюнхаузен, капитан Врунгель, ну и само собой разумеется, сайт «Анти-Раскол».

Существует образ Ляща Валеры. Древность письма, однозначно говорит об иконописной школе преподобного Вано, известного в узких кругах ценителей искусства, но недоступного, как вы сами можете догадаться, из-за непонимания его образов, писанных подручными инструментами и на подножном корму, в высокогорном скиту, затерянном, как и сам их автор, в дебрях Карпатских гор.

— Малевал Я, — писано на обороте иконы. – Малюнок добрый, гарный, скажу так: — Воно! Ну а на лицевой стороне образа, помимо самого Ляща Валеры, преподобный Вано, канонически написал только то, что данный портрет это икона, намалеван на оной пророк, и зовут его Лящ. Лящ Валера.

Описываемый в данном повествовании, или уже, пардон, писании-читании эпизод, имел место быть, совсем недавно. Только представьте себе: Синегорье. Сезон, то бишь лето. Самое черное море, ласкает прозрачностью своих вод, песчаную Лысую бухту, окруженную с точки зрения экономики бед-лендами, и населенную с точки зрения социума, бед-френдами.

Да То, то бишь ваш покорный слуга, честно-честно излагающий в данный момент эту ложь, был не просто очевидцем всего ниженаписанного, но с вашего позволения сказать, имел место быть участником, этой философской беседы, в которую скачками, тычками, но, спустя время и рукава, все же плавно обтекая, сливая мозги и понятия зомби-граждан, вылился сурово-хамский наезд на Леща Валеру и иже с ним, от представителей власти, решивших провести рейд в вышеупомянутом месте.

Жаркий день, раскаленный песок, задумчивый гашик и ласковое море, противостоящий солнцу и ветру тент и несколько душ, обнаженных от Вавилона и прочих одежд, в пылу беседы на духовные темы, вдруг были озадачены появлением важного видом и наглого поведением людей, облученных своей ролевой игрой во власть и, несмотря на жару облаченных в мундир, прерывая время Господа (если у Него оно есть), хамским вопросом:

— Э-э-э… бомжи…кто такие, документы есть?

— Как вы с батюшкой разговариваете? – смело парировал по-Одесски вопросом на вопрос, самый смелый и скромный из нас. Он всей грудью, бросился в бой, защищаю святого Ляща. (Вы, возможно, догадались, кто это был? Нет?! Вот, беда….Ну, ничего, я ещё потом не раз намекну).

Батюшка, то бишь Лящ Валера, как впрочем, и вся наша туса, из одежд на себе имел лишь феньки да амулеты. Это не смутило вопрошавших.

-Здравия желаю.

Пауза.

— Будьте добры, БАТЮШКА, — зрелого опыта лысый мэн, окруженный подчиненными ему зомби, при кобуре, наручниках и погонах, повышением тона акцентируя сан Ляща, среди прочих слов, удивлением не губ, а скорее очей, которые заиграли надеждой поиграть с голым попом, двусмысленностью славянских звучаний. – Документики предъявляем, — обреченно и невозмутимо, пытаясь гримасничать, озвучила неизвестная в сих местах доселе власть, учуяв слабых, нутром своего существования, подло, как и положено подлецу предвкушая…

Много букав.

— Документов не было, нет, и дай Бог и не будет. Не нужны мне ВАШИ документы.

Власть обрадовалась)))

— Плохо, дружок, очень плохо.

Лящ Валера задумался. Прав шельмец. Система сильна путами понятий.

— Ну, так как? – вопрошал чиновник силового ведомства, фанфарами лукавых глаз, предвкушая весь мед и сливки победы. Бес ликовал.

— Не согласен.

Лящ Валера не играет в апелляцию. Это оборона.

— С лозунгом Владимира Владимировича не согласен!

— Ты о чём? – недоумение.

— О Матери! – недоговоры.

Плюс и минус. Бац! Слава Господу! Ток. Жизнь.

— А Путин при чём? – аполитично.

— А кто это? – любопытствуя.

— Владимир Владимирович…

— Маяковский?

— Поэт?! – лирично.

— Отец, — выпуская дым. – Кроха сын к Отцу пришел, и спросила кроха: — Что такое хорошо, что такое плохо?

— Закон. Правило. Правильно и не правильно.

И тут самый мудрый из нас, самый образованный (после Ляща, конечно), тоже вступил в бой. Оборона, так Ташкента. Бой, так с манами, бой, так бой.

— Учения. Правила. Правь. Небо. Тенгри. Кёк Тенгри. Свод правил. Свод Небес. Не БЕС. Свод. Свят. Род.

— Род занятий….

— Род.

— Единый.

-Потом…

-Потоп….

— Нет, вы это…Не….шо вы тут голову нам морочите?!

— Нет.

-Хоп.

— Потом Она.

— Мать.

— При Роде. Мать при Рода.

— Единый. Но реализованный Многим.

— Монос и Полис.

— ПолИс?!

— ПОлис.

— Монополис.

— Утопия. Вавилон. Безбожная ПОП-Пытка реализовать рай по принудиловке, эксплуатируя зомби-граждан на базе Римского права. Закон. Грех.

— Закон и грех. Антиподы?

— Любовники.

Пауза. Глотни стоп.

— Духовная мастурбация.

— Мы здесь закон!!! Шо неясного? Га?..

— Без закона нет греха. Закон. Тора.

— Нет греха? Беззаконие и нет греха?

— Если нет запретов, то нет и нарушений. НЕТ хорошего и НЕТ плохого.

— Балаболы. И ты поп, — Балабол. Это просто слова. Жизни в них нет. Вы бомжи. И балаболы. У нас указ президента. Президент Чивокуня (читай наоборот хвамилию), приказывает: во избежание пожаров в Синегорских лесах…Знаем вас, бомжей. Все сожжете. Диверсанты хреновы. Зои Космодемьянские….

Лящ Валера закурил чубук.

-Нет, гражданин по форме. Я пассивен к инициативам и поджоги устраивать, не намерен. Я не черный. Я не белый. Белые начинают и выигрывают. Я НЕ НАЧИНАЮ. Кончать мне приятно, но если не начинать, то, ни кончать, ни зачать, не выйдет, не получится.

— Не начинаешь? А живешь как? Без бабы? С бомжами?..

— Не судите, и вас не осудят, — смело говорю я, а сам дрожу…

— Я отзываюсь.

— Без осуждения?

— Осуждения? Бес? Бес Осуждения? – Лящ Валера улыбнулся. – Я отзываюсь на правильное и неправильное, оставаясь при этом ВНЕ правильного и неправильного. Живу среди страстей, устранившись при этом от страстей. Монос. Один я. Монос по-гречески – это Один.

— В монастырь все не могут убежать…Местов на усех нема…

— А побег не всегда вырастает в плод. Вянет. Нужен полив. Женщина. Влечение. Монастырь не всем, но и тем не всегда. Реализация. Не отрицающая отчужденность, но гармония независимости и открытости.

— Слова….

— Ага. Опыт. Свобода, которую принес Христос, — Слово ставшее плотью. Свобода. Она реализуется не формальными усилиями, но непосредственным опытом и раскрытием сущности человеческого сознания.

— Опять 25. Почему Христос?! –субъективно и агрессивно, — можно имя сменить?! Приелось…

— Приелось? Ну, в таком случае, откажитесь от причастия, или реже его употребляйте.

— Можно дядя Лёша, вместо Христос?

— В нашем случае, Лёша не то…

— А Христос – То. Ха-ха-ха…

— Христос – Помазанник, Его свобода – помазание, а оно…

— Вот и помажь нас, — ухмыляясь, — шоб не болели, шоб денег поболе, да шоб эти…

— Помазание, — это личностное откровение, это Дар Духа….

Громкое ржание троицы. Нет не святой Троицы. А этой, здравия желаю, которая.

— Ой, ****ь, — отсмеявшись, продолжил власть имущий. Раз не вышло в дышло, то включается режим «Добрый следователь». ВКЛ. Закурил, глядя, как Лящ Валера пыхтит трубкой. – Курить хошь, — обращаясь ко мне, открылась пачка Winston.

— Буду, — говорю в попыхах, а сам лезу дрожащими пальцами в пачку и зацепил сразу три сигареты. Ой…пауза. Дура, как роль, как образ. ВКЛ. Дура. Дура включается! Работаем, работаем!.. Дура включена.

— Та, бери, — зажигая огонь, — ну давай, — уже спокойно, — поясняй, ты кто такой?

— ВАЛЕРА…

— Та я бачу, шо ты Валера…Так, пошли хлопцы, — подчиненным, — с психами нема сил говорить. Та и шо с них взять. Бомжи. И не стыдно вот это тут мудями трусить….Идем к машинам. Там у тех хоть денег скосим… Ну, жарюка….

Удаление с поле боя. Скорее даже не боя. Удаление с поля мена. Дух свободы. Ура!

И тут, ветерок, (он такой)), открыл Святое, в некоторых исповеданиях писание легким порывом, и на глаза мне попалось место, которое я выучить успел наизусть, но так и не смог понять.

— Отец, — обратился я к Лящу, — расталкуй мне идиоту, место претрудное…

— А что пишут?

— И жители гор, и обитатели глубин, не там ищут меня, — говорит Господь. Не там….

Пауза.

— И в чем вопрос?

— Кто они такие? Жители гор? Ангелы, чёль? А кто эти обитатели глубин? Бесы? Там зачем им искать? Альпинисты? Дайверы?..

— Обитатели гор – это ханжи, Да То. Они мнят себя святыми, а всех вокруг «жалеют» и осуждают, считая себя лучше и круче. Тщеславные гордецы. Истинные только они, в своих, правда, глазах….

— А глубинные?

— А это нигилисты. Это две крайности, Да То. Одни нигилисты, другие ханжи. Но и те и другие Господа НЕ ИЩУТ, а если и пытаются, то не там. Ибо нужно изменит себя, ну или поменять окружение, не жить в горах, ни обитать в глубине….

— Я хочу себя изменить. Изменяю понемногу. Куда спешить?

— Нет. Тут ты не прав. Изменить себя мы не можем, — это только Он, Творец, Господь, в состоянии сделать, а вот, окружение свое, место жительство, — мы можем изменить, это в наших с тобой, Да То, силах…… Вот ты где живешь?

— На Сионе. Я живу в горах. Молюсь там, на родник близко, к морю правда далече…Зато всякие пьяницы сюда вряд ли поднимутся. Они в запое, стало быть им сюда путь заказан, закрыт.

— Вот видишь, ты уже стал жителем гор. Ханжой. Делишь людей на хороших и плохих….

Я задумался. Лящ прижал меня к скале Сионской. Словом, Живым Словом, прижал.

— А ты?

— Что я?

— Где живешь ты?

Лящ Валера, затянулся, улыбнулся, не спеша выдохнул сладкий гандже-дым из недр занимаемого им в этом воплощении тела и, протягивая мне трубочку, ласково так ответил:

— Я живу на берегу……


Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!