Зацепило?
Поделись!

Немецкие романтики: борьба продолжается

Из истории экологического движения в Германии в конце XX – начале XXI века.

рисунок Анастасии Рюриковой-Саймс


…Ежегодно на экраны кинотеатров выходят десятки фантастических блокбастеров, предрекающих страшные природные катаклизмы: Венецию и Англию эффектно заглатывает мировой океан, радиоактивные поля вокруг Парижа населены мутантами, эпидемия неизвестной болезни захватила побережье Калифорнии, голод и каннибализм в Японии… черный смог покрывающий города… Люди любят пугающие зрелища. Уютно устроившись в кресле и глядя на экран, сладко думать: хорошо, что это не со мной. И все-таки становится зябко, ведь фантазии режиссеров кажутся более чем реалистичными, перекликаются с колонками горячих новостей, хочется сесть и подумать, - что лично мы делаем, чтобы этого не произошло…

В начале 21 века дискурс об экологических проблемах перешел на принципиально новый уровень. Страны ЕС модернизируют экологические стандарты производства, автомобильных выхлопов, товаров, еды, энергоснабжения, охраны природных ресурсов, задавая тон в мировом сообществе. Благодаря усилиям партий зеленых, прежде всего немецкой, самой старой и влиятельной, постепенно меняется само понятие цивилизованности, в основе которого лежит идея доброй воли - good will. Это означает, что каждый здравомыслящей человек должен стремиться уменьшать количество производимого мусора, поддерживать товары безотходного производства, учитывать, сколько натурального сырья и воды потратили индонезийцы на пару джинсов, добровольно уменьшать энергопотребление и так далее. По закону в Германии каждый выпускник высшего учебного заведения может взять оплачиваемый экологический год – работать в сфере охраны окружающей среды, получать дополнительное экологическое образование. Одновременно это может быть и альтернативной военной службой. Понятие «good will» часто можно встретить в европейском экологическом маркетинге, к сожалению, практически не представленном в России, когда честолюбивые менеджеры предприятий организовывают производство с огромной экологической ответственностью, следуют максимальным требованиям зеленых сертификатов, рассказывают населению об охране природных ландшафтов, вписанных в их предприятие. Подобный бизнес-имидж в Европе, особенно в Германии, теперь имеет и денежный эквивалент: товары, с экологическими маркировками (самая знаменитая – «голубой ангел») пользуются куда более высоким спросом. Впрочем, идеологи зеленых вовсе не склонны подчеркивать именно коммерческую выгоду своих решений, для них это скорее необходимое условие выживания планеты. В масштабе «большого общества» подобные идеи впервые в истории победили на выборах в бундестаг в 1983-м году, когда зеленые провозгласили «четыре столпа» революционной политики (сегодня их придерживаются «природозащитные» партии по всему миру):

1. Экологическая устойчивость
2. Социальная справедливость
3. Базовая демократия
4. Ненасилие

На немецком лозунг звучит так: Die Grunen: okologisch, sozial, basisdemokratisch, gewaltfrei.

Когда представители зеленых впервые избрали в земельный парламент, то они явились туда в джинсах и кроссовках. И для традиционных политиков в галстуках, и для сверстников из 1968-го это был важный знак: «мы - другие, мы – новые»…

От идеалов юности к большой политике

«Будьте реалистами, требуйте невозможного», - не уставал повторять Йошка Фишер – бывший министр иностранных дел Германии, один из основателей немецкой партии зеленых. 40 лет тому назад он выкрикивал этот лозунг вместе со своими друзьями на баррикадах, забрасывая коктейль Молотова в сторону полицейского кордона. В 1968 году общественное мнение во главе с государством воспринимало эти идеи и эти действия как террор и провокацию экстремистов. Хулиганы, начитавшиеся не Мао и Маркса, а Маркузе и Адорно ждали, когда «темница истории» откроется. «Больше демократии!», - требовала молодежь. Она настаивала на осмыслении фашистского прошлого и призывала своих отцов к ответу, ревнуя об историческом возмездии. В частности, многих студентов возмущало, что в университетах осталась на местах профессура, некогда поддерживавшая фашистский режим…

Из активистов разношерстного молодежного движения и выделился харизматичный Руди Дучке, который, в отличие от сторонников коммунистических утопий, полагал, что общество должно революционироваться в сторону расширения поля личной свободы. Он вызывал такую ненависть общества отцов, что на несколько лет стал настоящей мишенью. После покушения - серьезного огнестрельного ранения во время антиамериканской демонстрации, - Дучке уехал в Англию и вернулся в Германию только в 1977-м, в год расцвета левацких террористических групп. Левацкому активизму он тогда противопоставил идею создания партии зеленых, в основу которой положил принцип социальной терпимости, четко рассчитав, что в такую партию придут те бывшие молодые люди с баррикад, которые знают, чего хотят, и смогут быть профессионалами в политике. И не ошибся.

В 1979-м году Дучке умер от сердечного приступа, а новоявленную партию возглавили его друзья и опытные лидеры бунтарей. Среди её основателей — молодая политик Петра Келли, художник Йозеф Бойс, а также левый активист Йошки Фишер, отказавшийся от радикальных методов борьбы (некогда в его квартире был склад оружия группы Баадер-Майнхоф). «Присоединяйся, это легко, - говорили они, - хочешь - спасай леса в Амазонии, спасай Европу от смерти лесов, хочешь - борись за уничтожение свалки рядом с домом, хочешь - блокируй поезд с радиоактивными отходами или автобан - ради миграции лягушек. Одни жертвуют деньги, другие работают лопатой, третьи сталкиваются с полицией, если это необходимо».

В 1983-м Фишер прошел в парламент, а через два года стал министром экологии в Гессене, избранный от первого в истории страны блока зеленых с социал-демократами.

Восьмидесятые годы проходят в бесконечных выступлениях против милитаризма, за ядерное разоружение, против ограничений на иммиграцию и аборты, за защиту прав геев и лесбиянок, а также против «авторитарных» практик воспитания и школьного образования. На различных выборах зеленые получают места не только в немецком парламенте и парламентах федеральных земель, но и в Европарламенте. Однако поворотным моментом в экологическом движении не только Германии, но и всего континента, стал тяжелый урок Чернобыля.

С 1986-го, когда радиоактивное облако накрыло пол восточной Европы, популярность зеленых во всем мире резко пошла вверх. Понадобилась вызов глобальной катастрофы, чтобы конфликт «с большой властью» превратился в диалог о будущем. В 1993-м году немецкая партия зеленых, в которую вошел Cоюз 90, образовавшийся еще в ГДР, принимает Масальскую декларацию, ставшую впоследствии программой Федерации европейских экологистов. В документе говорится:

«Так называемый прогресс предыдущих веков привел нас в ситуацию, когда основа жизни на Земле находится под серьезной угрозой… Европейцы как пионеры индустриализации, лежащей в основе сегодняшнего кризиса, несут основную ответственность за отказ от изменения разрушительных тенденций… Зеленая политика основана на стабильном использовании, а не на неограниченном потреблении… Существующий переток доходов с Севера на Юг должен быть изменен. Бремя долгов бедных стран мешает их развитию. Долги беднейших стран должны быть аннулированы в безусловном порядке…»

Масальская декларация – это был новый революционный вызов, и речь шла не об интересах отдельных групп или наций, а о будущем всего человечества…

…В 1998 году в Германии зеленые пришли к власти в коалиции с социал-демократами. Испытание властью – всегда серьезный экзамен для бывших бунтарей и оппозиционеров. Йошка Фишер, ставший министром иностранных дел, «самый образованный политик Германии, прочитавший всего Канта», - как хвалились его сторонники, быстро растолстел и сменил джинсы на официальный костюм. У многих это вызвало знакомое чувство тошноты: повторяется-де старая как мир история. Но при этом, как ни странно, во многом «красно-зеленый» блок продолжал выполнять свою программу. В 2001 году было достигнуто соглашение о свертывании немецкой ядерной энергетики. В апреле 2005 года была закрыта АЭС в Обригхайме… И хотя, после долгих споров, зеленые согласились оставаться в коалиции и поддержать Герхарда Шрёдера по вопросу войны в Афганистане, что осложнило отношения с экологическими движениями, Фишер сумел твердо настоять на неучастии Германии в операции в Ираке…

После победы на выборах христианских демократов во главе с Ангелиной Меркель, партия зеленых, насчитывающая, кстати, 47000 членов (уникальная численность для западной «небюрократической» партии), перешла в оппозицию. Впрочем, эксперты утверждают, что политические неудачи зеленых и относительны, и временны. Хотя бы потому, что роль движения в жизни общества, в формах социального сознания, в мозгу рядовых немцев трудно переоценить. Да и Рейн сегодня гораздо чище, чем 30 лет назад, небо над Рурской областью снова синее, - разве не из этих кирпичиков на наших глазах строится истинная история Европы?...

Главный итог нескольких десятилетий активности зеленых в том, что борьба «за экологию» стала рассматриваться как борьба за социальную справедливость — ибо нечестно, если одни получают сверхприбыли, нанося вред здоровью других. «Зеленое движение Германии, - комментирует немецкий социолог Герд Мойер, - возникло на базе трех движений - за окружающую среду, за женские права, за права стран третьего мира... Сначала "зеленые" завоевали городские мэрии, затем – региональную власть, затем федеральные земли. И в конечном итоге, они прорвались на национальный уровень – в бундестаг... Но поскольку ФРГ - федеральное государство, мы имеем очень сильную децентрализацию. Экологическое будущее Германии не определяется федеральным правительством. Федеральное правительство на своем уровне принимает только законы. Реализация же законов находится на земельном или городском уровнях. Каждый город в Германии имеет свою "Agenda 21" и на своем уровне реализует ее. Но куда важней, на какие шаги готов пойти каждый отдельный человек».

...И, как уже говорилось выше, именно на уровне сознания отдельных людей, «зеленые» совершили подлинную революцию…

Пока не поздно.

Следуя экологической моде, житель Германии 21 века относится презрительно к целлофановым пакетам, предпочитая многоразовые полотняные сумки, не покупает товары стран третьего мира, подозревая за ними эксплуатацию детского труда, участвует в природоохранных мероприятиях, учится обходиться малым. Примечательно, что общество с удовольствием реагирует на «символистические акции» флеш-моба. Например, 2 года тому назад с благословления канцлера Ангелины Меркель ровно в 20.00 8 декабря по призыву организаций, выступающих в защиту окружающей среды, не только граждане, но и многие официальные и общественные структуры на пять минут выключили свет по всей стране...

Концепция переработки вторсырья стала традиционной для немцев. Горожане выносят из домов сразу несколько пакетов и выбрасывают их в разные контейнеры — для стекла (отдельно цветного и прозрачного), для бумаги, для пищевых отходов, для лекарств. Даже в аэропорту вы увидите не одну мусорную корзину, а целую клумбу из четырех мусорников.

С 1 января 2009 года практически все крупные города Германии разделены на экологические автомобильные зоны, соответствующие стандарту (Евро-1, Евро-2, Евро-3 и так далее). Въезд в эти зоны разрешён только тем автомобилям, которые соответствуют указанным требованиям, в противном случае придется платить штраф в 40 евро. Впрочем, это решение вызвало недовольство левых, поскольку оно ущемляет права бедных слоев, которые не могут себе позволить новые автомобили, а ездят на старых и подержанных…

Программу по защите климата, принятую в 2007 году, Зигмар Габриэль, министр по охране окружающей среды, назвал "переломным пунктом в природоохранной политике". Основное место уделено развитию возобновляемых источников энергии. Финансовые средства будут увеличены с 700 миллионов до 2,6 миллиардов евро в год. Сегодня в Германии наиболее высокие темпы роста у ветровой энергетики. В ближайшем будущем это направление обеспечит рабочими местами 100 тыс. человек. К 2025-му под новые энергетические стандарты будет перестроено свыше половины домов страны.

«Мы рассчитали, сколько стоит построить атомную электростанцию. Но мы никогда не рассчитывали, сколько стоит ее демонтировать - нашим детям предстоит это сделать. И платить по счетам через 20-40 лет. Теперь мы стали умнее, быть может, еще не поздно», - объясняет немецкий представитель европейских «зеленых».

Давид против Голиафа

Социологи посчитали, что пугать граждан надвигающейся экологической катастрофой куда менее эффективно, чем просвещать и привлекать жителей городов к деятельности природоохранных организаций. Среди социальных проектов, нацеленных на воспитание «экологичной личности», помимо образовательных курсов, лесных школ и детских спектаклей, вроде «Растут ли джинсы на деревьях», выделился мюнхенский творческий проект «Давид против Голиафа», воплотивший принципы отказа от потребления и антропоцентризма в песни, музыкальные спектакли, фестивальные фильмы и выставки уличных скульптур. На самом деле заповеди «Давида» - призыв человека к самому себе, к своим друзьям и знакомым перевести сознание на «новую ступень Ламарка». – «Я сделаю все, - как бы говорит человек, - чтобы уменьшать следы своего присутствия на этой задыхающейся земле»…

Последние несколько лет в 14 федеральных землях, с участием 200 школ Берлинский свободный университет проводит большую интеллектуальную кампанию по возвращению германцев к «шиллеровскому идеалу» - в духовное лоно природы. Главным противоядием от "безумия" промышленного способа производства предлагаются мягкие, ресурсосберегающие альтернативные технологии (ветряная или солнечная энергия, ненасильственная техника, велосипед и т.д.), децентрализация во всех сферах жизни и создание новых жизненных пространств - сельских коммун и поселений с садово- огородными участками (Schrebergartenkolonien) и многое другое.

Наиболее радикально настроенная молодежь, стараясь уменьшить свое «давление на землю» (среднее давление на землю одного жителя США более чем в 1000 раз превышает давление одного индуса), включились в неформальное движение «вагенбургов» - вегетарианских коммун, живущих в строительных вагончиках на колесах. Только вокруг Берлина существует около 800 таких поселений. По рассказам очевидцев, «внутри вагоны напоминают обыкновенные комнаты в однокомнатных квартирах — не очень много места, но вполне достаточно для жизни одного или двух человек. Кровать, стол, книжные полки, гитара, барабаны. На стенах, окнах и потолке можно встретить самые неожиданные предметы. Электричества в вагончиках нет, электроэнергия является обычно результатом деятельности атомных станций, а это вагенбуржцев совершенно не устраивает. Они предпочитают жить при свечах. Для приготовления пищи используется газ или костер, там, где есть возможность его развести. Плитка, а также весь остальной кухонный инвентарь находятся обычно в общем кухонном вагончике.. Раз в месяц вагончики подтягиваются в город – с целью устроить 3-4-х дневный праздник. Как правило, это театральные и музыкальные представления, выставки рукоделия и ремесел, картин».

…Идея единения человека с природой легла в основу множества социальных проектов – это и лесные школы, куда можно приехать всей семьей на выходные – поработать и помедитировать, - это и глобальные планы по реорганизации пространства обитания - эко-города, эко- поселения…

С 90-х годов Германия стала вводить большие субсидии фермерам для перехода на экологически безопасное хозяйство. Еще в 1924-м немецкий мистик Рудольф Штайнер на своих знаменитых лекциях сформулировал принципы биодинамического земледелия, сравнив сельскохозяйственное предприятие с живым индивидуумом, развитие которого во многом зависит от нематериальных воздействий и сил природы. Сейчас 16500 «проштайнерианских» сельскохозяйственных предприятий обрабатывают 750 тысяч гектаров угодий. Почти 16000 наименований продуктов заполняют полки биомаркетов, где продается экологически чистая продукция, выращенная без химических удобрений и генетических модификаций... В Берлине более 30% жителей назвали себя поклонниками био-продуктов, еще 28% покупают их изредка (популярны они прежде всего у молодежи). В то же время 55% опрошенных берлинцев готовы заплатить дороже за «чистоту происхождения пищи». А ведь зачастую экологический мед или фрукты стоят в несколько раз дороже обычного.

Сегодня Германия является одним из ведущих производителей товаров под знаком «био», крупнейшим европейским и вторым после США мировым рынком экопродукции.. В крупных городах практически на каждом углу можно наткнуться на маленькие магазины со специальной эмблемой – пышное ветвистое деревце…

Успешным проявлением доброй воли можно считать и восстановление исторических природных ландшафтов. Некоторые заброшенные усадьбы и пустующие сельские земли превращены в уникальные экологические поселения образца 21 века, например, благоустроенная усадьба-деревня Вулькове на востоке Германии – с туристическими маршрутами, школами кузнечных ремесел, культурным центром, вычищенной рекой, энергосберегающими технологиями в домах и на производстве, выращиванием лекарственных трав и ценных пород деревьев…

Примечательно, что многие экспериментальные экопоселения финансируются из негосударственных источников. Люди начинают всерьез верить в возможность альтернативного существования…

…2008 год, лето. Через центр Берлина простирается самый старый парк города Тиргартен, который рассекает главная транспортная магистраль — улица 17 Июня с площадью Большой Звезды и Триумфальной колонной посередине. Отреставрированный Рейхстаг с новым куполом тут же рядом… Несмотря на изобилие машин и людей, в кронах деревьев щебечет бесчисленное число птиц (даже завелись попугаи), на цветочных клумбах у лавочек шелестят кролики, которые совершенно не боятся ни прохожих, ни мирных бродячих собак, лелеемых обществом защиты животных…

Глядя на эту идиллию, хочется стать реалистом и требовать невозможного…

Многие мировые политики и журналисты склонны ругать движение зеленых, обвиняя их активистов в склонности к деструктивному поведению, эксплуатации экологических проблем, в утопизме. В такой экологической утопии, где по центру миллионного городу можно ходить босиком и дышать чистым воздухом, многим хотелось бы поискать свое место…

P.S.

Увы, в моей стране, на две тысячи километров к востоку, смешная «зеленая» партия «Кедр» не берет и процента голосов на выборах. А радикальных активистов из «Хранителей радуги», как и десять лет назад, потчуют полицейскими дубинками. У нас еще экология – дело подавляющего меньшинства, и заинтересованные люди не перешли от конфликта к диалогу. Как будто тот же самый Чернобыль случился в Латинской Америке…

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!