обновления
Книги • 18 апреля 2018
Книги • 11 марта 2018
Книги • 27 февраля 2018
Книги • 20 февраля 2018
Книги • 12 февраля 2018
Видеоархив • 28 января 2018
Зацепило?
Поделись!

Заговор, которого не случилось

Или как убитый генерал способствовал отставке Бориса Ельцина.



Ночь с 31 декабря 1999 года на 1 января 2000 года запомнилась стране не только сменой календарных дат. В новогоднем обращении президент Борис Ельцин сообщил, что уходит в отставку. Политологи и аналитики сразу назвали этот поступок актом большого гражданского и человеческого достоинства, истинно мужским решением. На эпитеты не скупились. Но все же, если с телеэкранов нам и было явлено мужество, то было оно мужеством совершенно особого рода.

Итоги десятилетия выглядели катастрофически:
- последствия беззаконной приватизации, выдвижение самых сомнительных по происхождению и психологическому складу элит, которые только может подсказать услужливое воображение;
- расстрел парламента;
- война и разруха в Чечне и по всему Кавказу;
- предательское разоружение и капитулянтская внешняя политика со сдачей союзников от Югославии до Кубы;
- позорный дефолт 1998 года и практически всеобщее отторжение народа от власти.

Куда же дальше?

Стареющий президент не имел пространства для политического маневра и выбрал всем понятным и убедительный жест, чтоб завершить карьеру. Способность к запоминающемуся жесту всегда оставалась самой сильной стороной его политического образа. И, в конечном итоге, отставка оказалась единственным выходом, способным гарантировать безопасность и ему самому, и его окружению.

Но и в те дни, и позже, обсуждая последствия этого шага и перспективы развития страны, мало кто вспоминал о трех важнейших причинах, во многом определивших передачу власти от Бориса Ельцина к Владимиру Путину:
о президентских выборах 1996 года,
о не случившемся военном заговоре лета 1998 года
о голосовании в Государственной Думе об импичменте в середине мая 1999 года.

Президентские выборы 1996 года.

Настроения в стране накануне выборов лета 1996 года складывались явно не в пользу действующего президента. За несколько месяцев до того, в декабре 1995-го, прошли выборы в Государственную Думу второго созыва. Результаты власти на этих выборах оказались просто обескураживающими. Победили коммунисты. Они получили 31,36% голосов и 139 мест в парламенте. Проправительственная партия «Наш дом – Россия» - только 14,67% и 65 мест. Около 40 мест имели также ЛДПР, Яблоко, «Регионы России» и группа «Народовластие».

Президентская кампания, которую Ельцин проводил под лозунгом «Голосуй или проиграешь», запомнилась невиданным размахом применения самых цинических политтехнологий, антикоммунистической истерией и возрастающей с каждым днем популярностью главы движения «Честь и Родина!», заместителя Председателя Нацсовета Конгресса Русских Общин генерала Александра Лебедя.

По официальным данным, в первом туре Ельцин получил 35,28%, Зюганов – 32,03%, Лебедь – 14,52%. Второй тур - по тем же официальным данным - дал Ельцину 53,82%, а Зюганову только 40,31%. Масштабы фальсификаций оценить чрезвычайно трудно. В 2012 году на встрече с лидерами оппозиции Дмитрий Медведев якобы произнёс знаменитую фразу: "Вряд ли у кого есть сомнения, кто победил на выборах президента 96-го года. Это не был Борис Николаевич Ельцин".

Правда, всю эту историю мы знаем со слов Сергея Удальцова, а сам Медведев поспешил отказаться от своего смелого свидетельства. Однако в самом подобном сообщении никакого сюрприза нет. В том, что выборы 1996 года выиграл Геннадий Андреевич Зюганов, уверено полстраны. Однако тогда лидер КПРФ первым поздравил своего соперника с победой, что тоже своего рода знак – по крайней мере, знак того давления, которое ельцинские «демократические» власти оказывали на оппозицию.

В любом случае, сам Ельцин наверняка знал реальные результаты выборов. И жил с этим знанием весь второй президентский срок.

И еще одно, чрезвычайно важное обстоятельство. Даже «нарисовать» победу Б.Н. было бы невозможно, если бы ему не передал свои голоса третий ключевой кандидат – Александр Иванович Лебедь. Так в одночасье популярнейший в России генерал проделал путь от жесточайшего критика режима к его единственному и последнему спасителю. Самому Лебедю этот маневр ни славы, ни чести не добавил. На несколько месяцев его сделали Секретарем Совета безопасности, потом он подписывал Хасавюртовские соглашения, потом был отправлен с глаз долой губернатором Красноярского края, где насмерть поссорился с лидером местных бандитов Димой Быковым и погиб в сомнительной вертолетной аварии весной 2002 года.

…Но жил в те годы в России и другой популярный боевой генерал – Лев Яковлевич Рохлин, который проделал обратный политический путь. Из депутата Госдумы по списку партии власти превратился в самого непримиримого и принципиального противника ельцинского режима.

Судьба офицера

Лев Рохлин родился в семье политического ссыльного Якова Львовича Рохлина в Казахстане, в городе Аральске. Когда ему исполнилось 8 месяцев, отец был вторично арестован по спискам 48 года и, вероятней всего, погиб в ГУЛАГе. Матушка, Ксения Ивановна Гончарова, одна воспитывала троих детей. После смерти Сталина и реабилитации семья переехала в Ташкент. Там Лев получил школьный аттестат и был призван в армию. Учился в Ташкентском общевойсковом командном училище. Служил в Германии, Туркестане, Закавказье и Ленинградском военном округе.

В 1982 – 84 году Рохлин воевал в Афганистане, затем опять вернулся в Ташкент. С 1990 года командовал 75 мотострелковой дивизией, которая находилась в подчинении Главного управления пограничных войск.

В 1993 году Рохлин закончил Академию Генштаба и был назначен командующем Волгоградского 9 гвардейского армейского корпуса и начальником Волгоградского гарнизона. С 8-м корпусом связана и вся последующая судьба генерала.

С декабря 1994 по февраль 1995 года гвардейцы воевали в Чечне. Рохлин брал ключевые районы Грозного, штурмовал президентский дворец. 17 января 1995 года он, вместе с генералом Иваном Бабичевым, вел переговоры с чеченскими полевыми командирами о прекращении огня.

Позднее его представят к званию Героя России с формулировкой «за успешное взятие Грозного с минимальными потерями».

Теперь мы знаем, что это были за «минимальные» потери…

От награды генерал откажется и произнесет свою легендарную фразу:

«В гражданской войне полководцы не могут снискать славу. Война в Чечне — не слава России, а её беда».

Политическая карьера

Перед думскими выборами 1995 года проправительственное движение «Наш дом – Россия» лихорадочно искало хоть каких-то популярных людей для своего федерального избирательного списка. Лев Рохлин казался самой подходящей фигурой. Он занял в списке третье место, и на декабрьских выборах был избран депутатом Государственной Думы. Однако уже через два года, в сентябре 1997-го, генерал вышел из «Дома», громко хлопнув дверью, и объявил о создании собственного «Движения в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» (ДПА). В оргкомитет нового движения вошли бывший министр обороны Игорь Родионов, бывший командующий ВДВ Владислав Ачалов и последний глава КГБ советского времени, участник ГКЧП Владимир Крючков.

Риторика ДПА в целом была близка многим патриотическим структурам 90-х годов. Но главным отличием было то, что Движение ставило перед собой задачу реальной смены власти в стране, причем как парламентскими, так и любыми другими доступными методами. И, мало того, намечало конкретные цели для ее исполнения.

В 1997–98 годах Лев Рохлин стал общепризнанным лидером непримиримой оппозиции. Он много ездил по России, побывал почти во всех регионах, его выступления собирали сотни, а то и тысячи сторонников. В стране начались забастовки, демонстрации под лозунги Движения. То тут, то там в них принимали участие военные и работники оборонных предприятий.

Тогда же возник вопрос, кто финансирует всю эту деятельность. Александр Лебедь утверждал, что ДПА получало деньги от группы «Мост» Владимира Гусинского, но сам Рохлин категорически отрицал эти обвинения. Сторонники генерала впоследствии говорили, что средства Движению доставляли директора оборонных предприятий. Ходили слухи и о связях Рохлина с Александром Лукашенко. Но и это не более, чем домыслы.

В любом случае, растущая популярность генерала-депутата и его сторонников, особенно в армии, а также за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, вызывала естественную тревогу и ярость власти. Ельцин в свойственной ему манере тогда заявил:

«Мы сметём этих Рохлиных».

И справился с задачей.

В ночь со 2 на 3 июля 1998 года Лев Рохлин был убит на собственной даче в Нарофоминском районе Московской области. Его застрелили во сне. По официальной версии, стреляла жена Тамара. Других вариантов следователи не рассматривали.

Приговор Тамаре Рохлиной вышел смехотворный. В 2005 году Нарофоминский суд дал ей четыре года и зачёл срок, который она провела в следственном изоляторе. Защищал вдову генерала Анатолий Кучерена.

Позднее он скажет:

«Для меня главное, что Тамара Павловна на свободе. Всё остальное теперь не так уж и важно».

А был ли заговор?

19 июля 2011 года журнал «Русский репортёр» опубликовал сенсационный материал под названием «Мы должны были арестовать президента». По итогам расследования выходило, что на 20 июля 1998 года в стране был намечен военный переворот, и только убийство генерала Льва Рохлина помешало этим планам осуществиться.

Журналист Андрей Веселов расспросил соратников и сослуживцев Рохлина, воспользовавшись истечением срока давности. Да и они ничего, собственно, и не скрывали.

Центральная роль в событиях должен отводилась всё тому же лично преданному Рохлину 8-му гвардейскому корпусу, который был расквартирован в Волгограде. Его выход на главную сталинградскую площадь, - по замыслам заговорщиков, - приобретал символическое значение и давал сигнал для выступлений по всей стране. Гвардейцев должны были поддержать воинские части в крупных городах, они ждали своего часа. Мэр Москвы Юрий Лужков якобы был в курсе и сочувствовал заговорщикам.

Первоначально выступление было намечено на 20 числа июня. Рохлин приехал в Волгоград, офицеры корпуса объявили полную боевую готовность.

Однако выступление сорвалось. Расположение части было блокировано бригадой внутренних войск из Калача. Рохлин вернулся в Москву и перенёс всё на месяц. Через две недели его застрелили.

С чисто исторической точки, зрения заговор Рохлина представляет собой чрезвычайный интерес. На самом деле, после декабристов это только вторая подобная попытка в России.

Версию о заговоре не отрицает и последний советский командующий ВДВ, генерал-полковник Владислав Ачалов:

«Бывали моменты, что мы очень узким кругом собирались у него на даче, нас было буквально пять-шесть человек. Конечно, первоначально не было планов вооруженного захвата власти, вооруженного восстания. Но потом жизненная обстановка к этому подтолкнула. Потому что чехарда в государстве набирала темпы, росла просто катастрофически быстро. Вы же помните 1998 год? С весны премьером был мальчик Кириенко, а в августе случился дефолт. Вот и представьте себе, что случилось бы, если б Рохлина не убили в июле. Вариант привлечения армии был вовсе не исключен».

…Свою войну за Россию Лев Рохлин проиграл ввиду исключительной политической наивности. Он был убежден, что армия и большинство гражданских, естественно, на его стороне. Действовал при этом совершенно в открытую. Не понимал, что его переговоры повсюду, даже в бане, прослушиваются, анализируются и используются…

…После гибели генерала 8 гвардейский корпус был расформирован, даже знамя увезли из Волгограда в Москву, в Музей Вооруженных сил. Большинство офицеров «ближнего круга» вынуждены были покинуть службу. Больше никаких репрессий не случилось, в этом отношении времена на дворе стояли исключительно вегетарианские. К тому же хаос в стране не позволял провести чёткую границу между антигосударственным заговором и легальной политической борьбой.

Пиррова победа Бориса Ельцина

Между тем в стенах Государственной Думы во многом инициированная и вдохновленная Рохлиным борьба против Ельцина только набирала обороты. Фракции КПРФ и «Яблока» стали инициаторами обсуждения процедуры отстранения от должности действующего президента. Консультации об импичменте шли с лета 1998 года, но обвинения были окончательно сформулированы только 11 мая 1999-го. Они сводились к 5 пунктам:
1. Беловежский сговор 1991 года, приведший к развалу СССР
2. Антиконституционный государственный переворот сентября-октября 1993 года
3. Развязывание братоубийственной войны в Чечне
4. Сознательная деятельность по подрыву обороноспособности России
5. Проведение социально-экономической политики, ведущей к геноциду российского народа.

По Конституции, для объявления импичмента необходимо было заручиться поддержкой 2\3 парламента, на тот момент – 300 депутатов. Голосование проводилось с 13 по 15 мая. На момент начала голосования в зале находилось 440 депутатов, но почему-то бюллетени получили только 348 человек. Для отстранения Ельцина от должности не хватило на самом деле как раз этих нескольких десятков странным образом неучтенных голосов.

Больше всего набрал пункт о Чечне – 284 голоса.

Расстрел парламента и развал СССР расценили как преступление соответственно 264 и 241 депутат.

Развал армии и геноцид русского народа – 240 и 236 законодателей.

В любом случае, все эти голоса составляли значительно больше половины от списочного состава Думы.

Тогда Ельцин как бы победил. Но это была Пиррова победа.

Эпоха спецслужб

Чисто хронологически и как символ, отставка Бориса Ельцина закрыла трагический русский ХХ век. Сегодня и сам он, и большая часть его противников – скорей исторические, чем политические фигуры. И у нас, наконец, появляется хотя бы теоретическая возможность взглянуть на их дела без гнева и пристрастия.

Хотя на самом деле удержаться от гнева и пристрастия очень сложно.

…Но существует у всей этой истории и еще один, очень существенный аспект. Убийство Рохлина и предотвращение армейского бунта стало возможно только благодаря исключительной роли спецслужб, сохранивших верность Ельцину. В итоге именно спецслужбисты и стали главными, едва ли не единственными триумфаторами по итогам событий лета 1998 года.

Это был своеобразный реванш. В июне 1953-го маршал Жуков и верная ему армия принесли партаппарату победу над разведчиками и чекистами. Был убит Лаврентий Берия и свернута самая, вероятно, самая значительная – за весь советский период – неразрушительная программа преобразования страны.

Теперь всё случилось с точностью до наоборот. Фсбешники защитили власть старого партаппаратчика и открыли новую эпоху в истории страны.

Надолго ли она, - вот в чем единственный вопрос?

Андрей Полонский
Санкт-Петербург
23 апреля, 14 мая 2018 года

Комментарии (0)

Чтобы оставлять комментарии
необходимо авторизоваться:

    Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться!